Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Содержание - Глава 10. (День четвертый)

Кол-во голосов: 0

«…У Меризы Рыжей уста – земляникаУ Меризы Рыжей калитка открытаЯ бы вошел в нее, я бы попробовал,Да отец ее – мастер сверкающей молнии.У Меризы Рыжей щечки медовые,У Меризы Рыжей дом заколдованный,Я бы раскрыл его злые секреты,Да отец ее – мастер волшебного света.У Меризы Рыжей голос пьянящий,У Меризы Рыжей при дверях злобный стражник,Я бы открыл их тихо, без стука,Да отец ее – мастер разящего звука»…

Коридор плавно забирал в гору, потом перешел в лестницу, которая уперлась в наклонную каменную плиту. Это была дверь с магнетическим замком – специалист различил бледные узелки нейтральной магии и угнездившиеся в едва заметной щели кинетические примитивы. Овер несколько раз толкнул плиту, но та не обнаружила никакой склонности к движению. Проклятый старикан отлично знал о его способностях, но и словом не обмолвился. Может, проверяет? В любом случае, возвращаться к чародею и участвовать в его экспериментах, специалист не собирался. Магическое щупальце вцепилось в переплетение белых нитей. Сперва специалист хорошенько встряхнул этот пучок, потом потянул, дернул, зашатал из стороны в сторону. Нейтральная магия могла сохранять свою энергию очень долго, но все‑таки и ее ресурс не был неисчерпаемым. А значит, растратив его попусту, он мог запросто отрезать себе выход на поверхность. Специалист постарался успокоиться и припомнить гномский банк. Магнетическое щупальце взметнул ось, как плеть, погнав по белым нитям мелкие волны. Четыре всплеска разной силы, и кинетическая магия начала оживать. Заструились, врезаясь в плиту, голубые искры. Верх двери завалился вовнутрь, низ уехал наружу. Схваченный магнетическими огоньками каменный блок прополз немного и замер. Таким образом, лестница выросла на восемь ступенек. Пахнуло свежей вечерней прохладой. Свет в коридоре погас, и специалист выбрался на поверхность в рыже–лиловый сумрак заката. Дверь кувыркнулась обратно, вернув каменные ступени на свое место. Гигантские башни и их огромные тени делали небольшой сквер местом воистину зловещим – неудивительно, что желающих посетить его этим вечером не нашлось.

Вырвавшись наконец‑то из‑под земли, Овер растерялся – теперь он мог пойти в любую сторону. Но куда ему идти? Специалист внезапно осознал, что его должны искать: за побег, за смерть парней в доме Оракула, а теперь еще за кражу Сердца Пламени. Тут‑то шепчущая чернота и взяла вверх. «Бежать! Бежать»! – кричала она: «Убрать с пути любого»! Лишь через некоторое время Овер сообразил, что ноги несут его к воздушной гавани Нармрота. Что ж неплохое решение – на летающей лодке взять его так просто никто не сможет.

Часть вторая: Игра теней

«…Нет во всех мирах больше пропасти, чем между Светом и Тьмой. И нет ничего более ужасного, чем хозяева глубинного мрака, их создания и слуги. И нет ничего более странного и отвратительного, чем прислуживающие им люди. Потому мы и приносим в жертву свои тела и свои души, чтобы сделаться вечными стражами на пути Тьмы, беспощадными к любым ее проявлениям…»

– из клятвы Резиг–тара.
Глава 10. (День четвертый)

Гомункул не страдал от похмелья. Организм его с удовольствием употребил сладкое и крепкое пойло, а вредные вещества преобразовал в небольшие темно–бурые пятна повыше локтей. Девяносто Шестого такой поворот вполне устроил. Когда контролер уснул, сваленный выпивкой и ночными похождениями, Летун понял, что скоро начнет скучать. И как обычно очень этим обеспокоился. С четверть часа он упорно отдыхал. Потом не выдержал. Взялся собирать вещи. Выкопал благодарственную тарелку от гильдии ювелиров украшенную позолотой и гравировкой: «Драммру Нжамди за раскрытие дела Холодного Грабителя». Так, что‑нибудь еще найдется полезное в этой мусорной куче? Гомункул принялся перебирать замусоленные книги и старую одежду. Губки его периодически выпячивались, а голова кивала неодобрительно. Летун так увлекся, что едва различил тихий скрежет у входных дверей.

— Эеей! Там что‑то есть! – Девяносто Шестой бросился к развалившемуся на кровати контролеру. Драммр только всхрапнул и отмахнулся от назойливого жужжания. Двери стуканули резко и громко.

— Вставай–вставай! – гомункул вцепился контролеру в лицо, уперся ногами в плечи и задрал так и норовящие скользнуть обратно вниз веки. Драммр морщился, но продолжал мерно сопеть. Сталь замка пронзительно задребезжала. Дверь со скрипом заехала в комнату. Существо черное, верткое и костлявое спрыгнуло с дверной ручки, высвободив длиннющий хвост из замочной скважины. Перекувырнулось и бросилось в атаку. Девяносто Шестой завизжал пронзительно, схватил что‑то, оказавшееся на поверку плотным подголовным валиком и взвился в воздух. Контролер уже мычал нечто стремящееся к осмысленности и пытался сжать до нормальных размеров разбухшую с бодуна голову. Хвостоплеть черной твари щелкнула, захлестнув нацеленное на нее, мягкое оружие гомункула, потянула вниз и вырвала подушку из рук Летуна. Пытаясь удержать ее, Девяносто Шестой потерял высоту, и тут же черный хлыст ударил коротко в противоход, вогнав под серую алхимическую кожу острый костяной шип. Гомункул вздрогнул, тело его занемело и рухнуло на пол, твердое, как кукла из обожженной глины.

Превозмогая слабость и головную боль, Драммр поднял с кровати верхнюю часть туловища, заполненного чем‑то горьким, колючим и тяжелым. Засвистел убийственный хвост твари, и что‑то тюкнуло в живот контролера. На короткий миг все замерло. Потом Драммр вспомнил, что так и не вытащил «Краткую историю Тени» из‑под мундира. Контролер тут же вступил в борьбу с неизвестной тварью – прижал увязший в фолианте хвост локтем. Навалился, потерял равновесие, еще сильнее придавливая черную плеть. Уже сползая с постели принялся шарить рукой в поисках чего‑нибудь тяжелого и твердого. Тварь верещала и дергалась. Что‑то холодное и округлое приятно легло в ладонь. Драммр ударил с размаху – существо пискнуло, извернулось и оцарапало руку когтями. Контролер продолжал колотить тварь, но та лишь изворачивалась да все пыталась выдернуть хвост. Шипастый наконечник тем временем высвободился, и беспомощно цокал по обложке «Краткой истории», размахнуться получше и дотянуться до подходящей цели он не мог. Драммр отбросил свое оружие – узкогорлую бронзовую вазу и начал готовить заклинание. Пр остейший ударный телекинез. Несколько слогов, жестов, и вот уже на пальцах мага заерзали примитивы движения. Драммр вскочил на ноги, удерживая рвущуюся на свободу черную плеть в кулаке. Ядовитый шип на ее конце дрожал и извивался, с каждым мгновением чуть приближаясь к запястью. Кинетический магнетизм сорвался с руки контролера, врезался в тварь, протащил ее по полу и выбросил за порог, хорошенько засадив костлявыми мощами в стену общего коридора. Смертоносное острие прорвало рукав мундира, но кожи не задело. Драммр захлопнул дверь и привалился к ней плечом. Нужно было придумать магию, способную прикончить треклятую тварь наверняка. Контролер наморщил брови, перебирая варианты. Эта бестия могла ведь и не боятся огня или кислоты. «Бестия» тем временем подтвердила свою жизнеспособность стукнув пару раз в дверь у самого уха Драммра. Потом заскрежетала в замке. Контролер поспешил отстраниться от замочной скважины. Вовремя – ядовитый шип заколотился о дверь уже с внутренней стороны. Ага, во т оно! Небольшая лужица у порога подсказала правильное решение. Драммр забормотал заклинание. «Колпак Шергерона» на человека вряд ли накинешь, а для мелкой бестии он в самый раз будет. Покончив с формулировками, Драммр отскочил от двери и направил магию, на рванувшую в комнату тварь. Неугомонное существо увязло в сети неподвижности. Прихотливо вплетенный в нее криомагнетизм охватил тело маленького убийцы, впиваясь острыми иглами льда. Бестия трепыхалась долго.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org