Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Содержание - Глава 28. (День седьмой)

Кол-во голосов: 0

Весь разговор шел на пониженных тонах, почти шепотом, но бледный старик услышал. И подошел, держась за ребра. «Не искаженный», – решил Овер. Следом за ним нехотя подтянулся Ненел Удавчик.

— Ваш лейтенант, очевидно, эфирный проводник. Через него Страж передает свою волю… – голос профессора прозвучал тихо и хрипловато. Драммр с недоверием посмотрел на старика: «Интересно, какой демон нашептал дедуле про этого Стража»? – промелькнула мысль.

— Кемка он, конечно, и по бабам любит, и выпить, но чтобы того… – Смерки смотрел на профессора с деланным непониманием.

— Не знаю точно, в чем тут дело: то ли в особой восприимчивости, то ли в типе личности, но Резиг–тар может так управлять лишь немногими людьми, – продолжал профессор как ни в чем не бывало: – Да, конечно, он мог бы переломать сознание каждого, кто находится в пределах его досягаемости, но ему, вероятно, слишком сложно уловить и сконцентрироваться… В общем, я думаю, он использует вашего лейтенанта, как своего рода промежуточное звено…

Специалист стоял не в силах впитать в себя все эти странные измышления – ум его зацепился за слово Страж и отказывался браться за что‑то другое. Овер сразу понял – это тот самый Страж из гергемского стишка. То ли старик так произнес это слово, то ли… Неважно. Мысль горячая и бесформенная заколотилась в голове, отмечая близость заветной цели – избавлению от Щита Молчания, проклятой штуки, лишившей магического таланта.

— И, если удастся устранить этот самое передающее звено… – профессор запнулся, поглядел на Смерки, потом продолжил: – …То это на время уничтожит их инициативу…

— Без главного безумца остальные утихомирятся, – перевел на доступный язык Драммр: – Логично. К тому же, если это парень, на самом деле, толковый офицер, без него им всяко потяжелей будет сражаться.

— Лейтенант он, может и сбрендил, – проговорил Смерки задумчиво, перед глазами у знаменщика промелькнуло недоуменное лицо алхимика «Красных игремов»: – Но не дурак это точно. Вперед местных олухов на забор не полезет.

— Значит, придется придумать что‑нибудь… – Драммр глянул на специалиста, но ничего похожего на радость в холодных серо–зеленых глазах не заметил. «Хорошо, хоть удовольствия это ему не доставляет», – подумал контролер.

Нужно было готовиться к обороне квартала. Оставив организационные вопросы на солдат, «намарский бандит Нжамди» пошел искать место, где он смог бы зарядить очередное «Статическое сохранение», не смущая людей, и без того трясущихся от страха. «То что получилось раз, выйдет и во второй», – контролер пытался как‑то настроиться на новую встречу с жутким омерзительным безумием – получалось не так, чтобы очень. Наконец, Драммр заперся в заваленной хламом кладовой многоквартирного дома и приступил. Дверь коморки была чуть меньше проема, и рыжеватый свет разрезал темноту тремя расходящимися плоскостями. Контролер ловил взглядом характерные детали странной обстановки: набитый задубевшим тряпьем узкогорлый горшок, женскую фигурку серого камня с отбитыми ногами и головой, болтающийся на нитке пучок перьев. Перед неизбежным погружением в грезы, жестокие и чужие, все это казалось таким дорогим и замечательным. Сладковатый запах умирающих вещей почти опьянял.

Драммр собрался с силами и начал читать заклинания. Видения ударили слоге на десятом. Девочка и мальчик визжали и бились от ужаса в подземном доме, полном странных знаков, черных коптящих свечей и алтарей с человеческими костями. Потом те же дети извивались в руках палачей. Их тела жег огонь, а сознания горящие взгляды из‑под золотых масок. После они бежали по полному опасных тварей ночному лесу. Драммр не мог понять, то ли палачи настигли их после, то ли пытки были безумным наваждением. Через несколько мгновений, он уже не знал: читает ли заклинание в пыльной кладовой или продирается через ночной лес, натыкаясь на мохнатые ветви. Время более не текло с обычной скоростью, а металось, как раненный зверь…

* * *

Железный ящик в камышовых зарослях громыхал медленно и размеренно, его бока выгибались, выталкивая заклепки. Вот он не выдержал. Изгирь сбросил с себя обломки. Прямые солнечные лучи впились в его кожу, как тысячи миниатюрных ножей. Но это не имело значения. Серый в розоватых разводах червь с лицом отдаленно напоминающим человеческое был не демоном или темной тварью, но чем‑то гораздо большим. Его внешняя оболочка обыкновенно пребывала в одном из миров Серых Пустошей, а внутренняя являла собой обособленный слой инферно. В ней страдали души. Насаженные на крючковатые зубы, изъеденные ядовитым соком. «Пусть не много», – Изгирь никогда не стремился преувеличить своей значимости: «Но это пока». По сути он был каналом медленно–медленно переносящим души из Серых Пустошей в жар Багровых Глубин. Через его бледно–розовые глаза на поднебесный мир взирали, хозяева тяжелые и темные. Именно их воля привела это странное существо к колодцу одной из приоткрывшихся недавно глубинных шахт.

Солнце и танцующие в эфире капли Истинного Света жгли червя. Эти страдания он передавал своим узникам, получая взамен прохладу наслаждения, которая легко затмевала боль. Все было также как на укрытых посмертным прахом равнинах, когда камни и обломки костей царапали его нежную кожу, а сила страдания плененных душ – заживляла. Только лучше.

Теперь, когда Изгирь освободился, его влек источник Истинного Света. Не тот, большой, что был опасен даже для него, а поменьше и поближе. По сути вторичный, но это не имело значения. Червь искал боль, а его далеких хозяев тоже заинтересовал этот источник.

Глава 28. (День седьмой)

Все началось очень быстро – два организованных отряда вышли на квартал бегом: один по набережной, другой по Первой Линии. Из окон трехэтажки их заметили почти одновременно. Подняли тревогу. Цевергаль стрельнул. Женщины забегали по дворам, отлавливая и затаскивая детей в дома. Один малыш с пухлыми щечками, кажется, принял это за какую‑то игру, и побежал от мамы, но был пойман и получил смачный шлепок по мягкому месту. Мужчины смотрели поверх забора, пытаясь разглядеть противника в спускающихся стремительно сумерках.

— Не робей, мы им щас демонов бивень в одном место как вставим! – заорал Смерки, но настроения это никому не подняло.

Специалист потянулся к Красному Ключу. Ему даже как‑то неловко стало от предчувствия скорой бойни – против огненного артефакта у этих людей было совсем немного шансов. Магнетическое щупальце пробежало по шершавой поверхности драгоценного камня, и жар обрушился на Овера, как удар молота. Его мощь уже почти не пугала, но в этот раз неожиданно сбила с ног – специалист как будто провалился в красно–черную невесомость. Жуткий рев пламени оглушил его. Зрение являло какие‑то невероятные картины: черное, полное огненных завитков, небо чешуйчатые тела драконов. В следующее мгновение раскаленные когти впились специалисту в плечо. И в крыло? Два огромных наполненных мечущимся пламенем глаза, заглянули в самую душу. Рык, больше всего похожий на близкий гром, пробился сквозь огненный грохот. Овер с некоторым запозданием понял, что улавливает скрытый в этом звуке смысл: «Врата Пламени не для того. Ты можешь использовать их еще раз. Против заблудившегося в снах мертвого ветра. Потом спрячь в надежном месте. До времени». Мир драконов исчез также внезапно, как появился. Но волю свою в сознании запечатлел крепко – очнувшись специалист был уверен только в одном: лучше оставить Красный Ключ в покое.

Возрожденная Гвардия действовала четко и слаженно, как единый механизм. Шаг на подставленные товарищем руки, колено на забор и соскок – авангард, составленный Кемертоком из самых ловких бойцов, практически, сходу взял первую линию дворовых укреплений. Троих уложил арбалетчик предавшихся тьме, но ему ответили.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org