Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Содержание - Глава 29. (День седьмой)

Кол-во голосов: 0

* * *

Солдаты в золотых плащах, поджидали на опушке. Дети колдуна выбежали прямо на них. Короткое копье взлетело в быстром замахе. Его хищный наконечник отразил лунный свет… Драммр вдруг очнулся в пыльной кладовой летковского дома, на полу среди битых горшков и старого тряпья. С лицом мокрым от слез. Свет из щелей лишь чуть отличался от тьмы, и контролеру понадобилось некоторое время, чтобы сообразить, где он, и как попал в это место. Гнилое рыбье дерьмо! Драммр понял, что пребывая в грезах Стража, мог запросто пропустить начало атаки. Выбравшись, из кладовки он бросился к ближайшему окну. В одном из дворов лежали раненые. Тела погибших выносили за калитку. Что же произошло?

Смерки удалось найти довольно быстро. Знаменщик был весь в окровавленных повязках, но ходил без посторонней помощи.

— Помню, мне один знакомый из пехоты рассказывал анекдот, – проговорил он, встретив контролера усталым взглядом: – В чем состоит искусство намарской войны? Прийти к концу сражения и заполучить добычу!

— Что здесь произошло? – спросил Драммр, оправдываться перед «Красным игремом» смысла никакого не имело.

— Всяко не свидание с поцелуйчиками… – Смерки замолчал надолго, так что контролеру показалось, что иного ответа он не дождется, но знаменщик все‑таки продолжил: – Поперли они навалом, как какое‑нибудь вердугское мясо. Я уж думал, не отобьемся, а потом как рукой сняло – большая часть деру дала, а те, что остались уже и сами не знали, что делают. Жаль только Цевика кто‑то подстрелил. А те гады, что к Изрежи вломились всех в доме вырезали. Хозяйку ихнюю остроносую искололи всю – живого места на тетке не осталось. Вот такие пироги с младенцами… Знаменщик отвернулся, исчерпав и без того скудный запас учтивости. Драммр отошел в сторону.

— Да и, – пробурчал Смерки, не оборачиваясь: – На улице, говорят, тварь какую‑то видели, навроде, червя зубастого. Так что вздумаешь ноги делать – в карманы дерьма напихай, чтобы ентой бестии не так сладко тебя кушать было.

«Последний демон с «Черной бабочки», – подумал контролер и отправился искать Овера Мегри. К этому парню у него все‑таки оставались вопросы. Специалист нашелся на кухне в доме Шервери, хлебал какую‑то жидкую бурду за компанию с бледным профессором и Ненелом из банды Змей. Драммр подошел тихо и смог уловить часть разговора.

— Может, стоит достать вашего Резиг–тара, пока он ослаб? – говорил Овер Мегри.

— Не знаю точно, что это с ним, но, уверен, оправится он быстро, а распознав прямую угрозу… – профессор замолк, заметив контролера.

— Я, если вы не против, присоединюсь к беседе. У Службы нет никаких причин терпеть эту безумную бойню, – объявил Драммр.

— А как же ваши драгоценные жезлы! И политика! – неожиданно взорвался профессор: – Весь этот ужас на совести абсолютного контролера Нааргаля! Он обагрил неправедной кровью сознание Стража! Он виноват во всем! Он и ваша Служба! – хлипкий с виду старичок орал так грозно, что Драммр даже на шаг отступил. Какое‑то время разрозненные детали неприкаянно вертелись в его сознание. Потом сложились в единую картину.

— Абсолютный контролер Нааргаль мне не друг. Даже совсем наоборот. Он подослал ко мне наемных убийц, когда я подобрался слишком близко к его тайнам. И, если именно он устроил резню на Каменном Холме, значит, просто выжил из ума. Служба к этому отношения не имеет… А я так тем более, – ответил Драммр, глядя старику прямо в глаза.

Глава 29. (День седьмой)

Беси замаялась от безделья еще с утра. Начала крутить кульбиты и бегать по стенам. Попробовала сходу забраться на потолок, но смогла сделать лишь один шаг вверх ногами. Совершила забегов пять, но лучшего результата не достигла. Потом прильнула к двери и начала прислушиваться к перемещениям в коридоре. Заказала у горничной завтрак. Голосом контролера Нжамди, естественно. Девяносто Шестой сглотнул, покосившись на поднос с фруктами, мясом и вареными яйцами – после того, как гомункул перестал быть закаменевшей скульптурой, у него разыгрался человеческий аппетит. Жуткий черный сталкер понадкусывал персики, яблоки, куски хлеба и копчености. Зашел на второй круг, но неожиданно повалился на постель, всплеснув тонкими руками. «Неужели демона можно отравить»? – подумал гомункул. Беси все лежала не шевелясь. И голод взял верх над здравым смыслом. Девяносто Шестой, легонько взмахнув крыльям, вспорхнул со стола. Тихонько опустился на кровать и потянулся к аппетитному мясному кусочку.

— Культяпку убрал! – закричала Беси. Ее огромный желтый глаз уставился на гомункула. Девяносто Шестой заверещал от ужаса и взвился под потолок. В самый центр, куда прыгучий демон не мог. Беси кувырнулась через голову. Оттолкнувшись от кровати, подлетела высоко и выстрелила своим длинным языком. Утыканная длинными иглами розовая подушечка прошлась у самой морды гомункула.

— Не боись крылатик! Убиваю быстро и не больно! – завопил жуткий черный сталкер, заходя на следующий прыжок. Но тут что‑то заскреблось в замке. Беси упала навзничь на постель и шмыгнула под одеяло.

— Уймись крылатик, шучу, – прошептала она, высунувшись ненадолго. Дверь продолжала поддергиваться, возня в замке не прекращалась.

— Спускайся, говорю. Пошутила я, – прошипела Беси: – Сейчас сюда шпик зайдет, а ты спугнешь его.

Демон опять скрылся под одеялом и уже не показывался. Дверь заскрежетала, медленно отворяясь. Гом ункул спикировал из‑под потолка и снова занял место статуэтки на столике. Просто по привычке – мог, ведь, и под кроватью спрятаться. В комнату зашел человек. Среднего роста, самой обыкновенной внешности, в сером кафтане дорого сукна. Первым делом аккуратно притворил за собой дверь. Глянул на подъеденный демоном завтрак, цокнул языком, оглядел комнату. Сказал: «Странно». Потом подошел к изголовью кровати и отдернул одеяло. Беси выскочила, как демон из ящика с сюрпризом и вцепилась руками в затылок незваного гостя.

— Жуткий черный сталкер никогда не спит! – заверещала она пронзительно. Смертоносный язык выстрелил и впился в шею, но разрывать горло не стал – просто оставил десяток красных точек и вернулся на место. Шпик вскрикнул, попытался сорвать с себя демона и, получил оплеуху, после которой на щеке остались длинные тонкие порезы. Закачался, повалился на кровать и вскоре затих.

— Спит голубчик, – пояснила Беси: – Вздумал надежного человека сонным зельем травить. Сам же и получил!

Гомункул, недолго думая, снова взлетел под потолок. Демон выпятил губки, изнутри такие же черные, как снаружи:

— Не боись крылатик – я, если бы хотела, тебя сотню раз схапать могла…

Девяносто Шестой не реагировал.

— Что, думаешь, такой весь хитроумный? – продолжала Беси: – Я тебя еще сто лет назад раскусила. Ты девять раз крыльями шевелил и двенадцать раз ногу менял. Что, не так скажешь?

Гомункул засомневался – ногу он это точно менял, когда затекала. Вот только демон в эти моменты всегда был к нему спиной. Да и сколько раз, Девяносто Шестой не считал.

— Ладно, веси там. Понимаю, – вздохнула Беси: – Мы жуткие черные сталкеры жутко страшные. Вот помню, раз в Долине Скорбных Снов один дядька поднялся и в кусты пошел. А у самого глаза закрыты и храпит. Да и кусты у нас колючие, без листьев и цапануть норовят. Ну, хозяйство свое достал. И тут я как по нему пробегусь. Со страху очнулся, его сразу земляные черви и засосали. Только кишки разбрызгало…

Беси говорила, не глядя на усиленно работающего крыльями Девяносто Шестого, и останавливаться, похоже, не собиралась. Несколько забавных, но однообразных историй из жизни Долины Скорбных Снов, и гомункул стал не так рьяно бороться с воздухом. Сам того не замечая, опустился пониже. Было что‑то привлекательное в этих байках, о мелких интригах и противоборстве демонов, перемежаемых полушутливым издевательством над вечно спящими узниками Долины. Потом Беси рассказала о странном человеке с открытыми глазами, как она напала на него, но сама угодила в ловушку. «В общем‑то, мастер Ренгаль был хороший, хоть и подлый колдун», – заключил жуткий черный сталкер: «Говорил со мной, во всякие страшные места с собой брал». «С таким‑то языком трепаться хоть целый год подряд можно», – подумал гомункул. Беси надолго замолчала, и Девяносто Шестой снова набрал утраченную было высоту. Вскоре она заговорила снова, но каким‑то изменившимся голосом:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org