Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Страница 40

Кол-во голосов: 0

— Гляди, Цевера, прознают, что ты тут чужаков держишь – ворота‑то твои с рыбешкой сшибут да всем кишки выпустят.

Матушка херберток чуть мокрой простыней да по поганым губам не залепила:

— Ишь, раскаркалась! Мои постояльцы все сплошь люди добрые и приличные. Других не держу!

— Гони их прочь, дура старая. Или не говори потом, что тебя не предупреждали! – заорала пекарша, отбегая от окошка в заборе между «Серебряной рыбой» и «Хлебами Фарнети».

— А вас я в обиду не дам, и не смотрите так, – заявила хозяйка выбравшимся на двор постояльцам: – Полезет кто, так окропом как из кастрюли брызгану – будет знать. А ты здоровый, – указала она на Ненела, – Возьми в кухне какой‑нибудь инструмент потяжелей да и будь на подхвате.

Удавчик поспешил вернуться в комнату и рассказать обо всем профессору. В сложившейся ситуации хотелось верить, что у искаженного осталось в запасе какое‑нибудь чудо. Берток сидел на циновках с прямой спиной и полуприкрытыми глазами. Ненел ощутил исходящую от старика, знакомую еще по Убежищу, странную холодную вибрацию. Хотел было выскользнуть за дверь, но Мрабетмгни открыл глаза. Удавчику совсем не понравилось их выражение.

— Если бы не величие Резиг–тара, я бы решил, что он обезумел, – голос профессора дрожал: – Его сны сбились в сплошной жуткий кошмар… – он надолго замолчал и Ненел, наконец‑то, решился сказать:

— Этот кошмар уже на соседних улицах. Говорят, убивают целыми семьями. Даже женщин и детей.

— Нам не выжить, – профессор несколько раз качнул головой, как будто отвечая каким‑то своим мыслям, потом снова подал голос: – Во всем мы сами виноваты. Нельзя было позволять этому человеку использовать Резиг–тара в своих грязных целях.

* * *

В черном, полном беснующихся драконов небе, белые от жара глаза саламандр могли различить пятнышко ближайшей к красному солнцу планеты. Стремительные свирепые воины, чьим нутром была незамутненная огненная стихия, атаковали темные зоны. Их вертящиеся с огромной скоростью боевые серпы–колеса вспарывали тела пришельцев из глубин Великой Пустоты. Саламандры были первыми, кто стоял на пути нежизни, рвущейся поглотить жизнь, гордились этим, и с нетерпеньем, заполненным неугасающей яростью, ожидали встречи с врагами.

На пустынной планете под умирающим солнцем черная тварь проникла в еще не утратившие жизни жаркие глубины. Терзаемое гнусной близостью каменное нутро исторгло гигантскую дымящуюся гору. На ее вершине застыл воющий в ветрах обсидиановый замок. И сотканный из черноты ужас орал и плакал в нем. То угрожал, то требовал, то умолял открыть ему дорогу к солнцу. И золотой мост уже как будто потянулся к башням обсидианового замка…

Специалист проснулся от нестерпимого жара. Тело его как будто раскалилось, одежда насквозь пропиталась потом. Он вскочил, из‑под рубахи выскользнул и полетел на земляной пол шершавый треугольник Красного Ключа. Все это казалось каким‑то наваждением. Овер задрал рубаху – точно на солнечном сплетении красовалась темно–красная треугольная отметина. Такая же обнаружилась и на левой ладони. Выходит, он сам во сне полез, вытащил Красный Ключ из кармана и положил на живот? И что это, вообще, за сны такие? Специалист отлично помнил драконье небо и равнины полные быстрых белоглазых тварей. И каменистую пустыню с орущей чернотой. «Аааткрой мне дааарогу к солнцу», – жуткий шепчущий рык, кажется, до сих пор стоял в его ушах. Но было что‑то еще. Важное и неизменно соскальзывающее с острия памяти. Что‑то способное внести смысл во все это безумие. Овер замер и даже дыхание задержал, пытаясь выловить верткую мысль…

Чьи‑то пронзительные отчаянные крики нарушили его концентрацию. Специалист вспомнил, что выбрал для ночлега какой‑то сарайчик. В темноте и наугад. Двери у строения хоть и были за крыты навесным замком, но разболтались и не слишком большой человек мог запросто проникнуть внутрь, разведя их руками. Овер присел на корточки и глянул сквозь щель. По неровной глиняной дороге неслась девушка в светлом платье. Мгновением позже тщедушный курчавый парнишка ухватил ее за волосы и толчком повалил на землю. Овер никогда не лез в чужие дела, да и от шпаны всегда старался держаться подальше. Но сейчас противник показался ему совсем уж никудышным, да и было в происходящем нечто такое, что разделалось даже с его извечной сосредоточенностью на одних только собственных проблемах. Изловчившись специалист выбрался на улицу и тут же понял, что погорячился: трое подростков чуть поодаль пинали ногами скрючившегося на земле мужчину, еще один с обрезком арматуры в руке направлялся к девушке в светлом. Неожиданное появление нового действующего лица не осталось незамеченным.

Магнетическое щупальце, превращенное Красным Ключом, в огненную плеть убило бы этих пятерых быстрей, чем они смогли бы сообразить, что происходит. Но Овер почему‑то и не подумал об этом варианте. На память пришли годы в Треугольнике, когда в распоряжении у него магии никакой не было. Задрожали колени, но не от страха – от возбуждения. Это был вызов, пусть он уже давно перерос уличные потасовки.

— Не так ты эту суку бьешь! Дай покажу! – специалист шагнул к девушке, удивляясь и словам, и странному звучанию своего голоса. Его ладонь коснулась запястья курчавого, и тут же в кожу парня вонзился огненный примитив. Подросток отдернул руку.

— Жалкая неженка! – заорал Овер и двинул курчавому кулаком в челюсть, не забыв добавить щепотку огненной магии. Парень оступился, отбежал назад и схватился за скулу. Специалист первый раз в жизни ударил человека по лицу. Ощущения были странные. Ничего общего с тренировочными поединками, которые иногда устраивал в Убежище Раждан Эрми. Пальцы болели.

— Да кто ты, вообще, такой?! – парень с арматурой двинулся на Овера, похлопывая оружием по широкой ладони. На голову выше специалиста и заметно шире в плечах, но с мальчишеским лицом и глупыми самоуверенными глазками.

— Красный дракон! – Овер мощно выдохнул и полупрозрачный поток рыжего пламени ударил в лицо подростка. Магия огня и движения, два к двум – единственное заклинание, в котором специалист уверился экспериментально. Применять его в такой ситуации было чистой воды безумием. Парень заорал и вжался глазами в ладони. Запахло палеными волосами. Подростков как ветром сдуло. Последним убегал получивший огнем в лицо здоровяк. Кажется, он пострадал не особо, и спотыкался больше со страха. Девушка поднялась на ноги. На вид она была старше Овера, с широким, но приятным лицом. Мужчина стонал, а значит, жизнь в нем еще оставалась. Внезапно, девушка уцепилась за локоть специалиста и затараторила быстро–быстро, указывая куда‑то от реки. «Там в доме с серой крышей, родители остались. Мать старуха и отец без ноги», – с трудом разобрал Овер. И сперва даже не сообразил, что просят его помощи. Укололо холодное раздражение: «Да кто я такой, чтобы всем подряд помогать»? «Сам назвался красным драконом, идиот»! – пискнула в ответ какая‑то ехидная мысль. Специалист покачал головой, помог подняться мужчине и пошел следом за девушкой.

В доме под серой крышей оказался мужик, здоровый, злой и окосевший от кислого вина. Он барабанил в дверь, из‑за которой сыпала проклятьями «мать старуха» и периодически вставлял ядреное словцо «отец без ноги». Настроение у Овера было уже совсем не то. Нужные слова как‑то не шли на ум, а огненным дыханием этого борова, скорей всего, было не пронять. Специалист замешкался, неожиданно проворный для своей комплекции мужик ухватил его за рубаху и обрушил на лицо тяжелый кулак. На счастье Овер дернулся и удар соскользнул по щеке. Но больно все равно было, голову бросило вбок и назад, так что затылок проехался по стенке узкого коридора. Ярость вспыхнула в сознании специалиста и он вогнал три сгустка огненной магии под толстый череп проклятого идиота. Мужик вскрикнул, и повалился на своего палача. Когда Овер выбрался из‑под тяжеленного тела, дверь в комнату уже была открыта. Широколицая девушка стояла на пороге и с тревогой смотрела, на выглядывающего из‑за ее спины старика с пятнистым лицом.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org