Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Страница 45

Кол-во голосов: 0

— Хэй! – Кемерток понял, что просто не может ее упустить, растолкал удивленных солдат и бросился следом за таинственной незнакомкой. Странное сладостное ожидание превратило бег в полет. Лейтенант нырнул в переулок… И оказался в гуще побоища…

* * *

Эдэр Гхамир считался обыкновенным торговым городом. Его грациозные черные корабли ходили не только вдоль побережья, но и далеко на восток, и даже в Земли‑за–зимой. Нечестивых статуй и демонских капищ в Гхамире было не так уж много, да и рабов на корм безликим в Восточной Жемчужине не держали. А самое главное – город сдался Гвардии без боя. Почти десять лет в Гхамире располагался штаб Десницы Света. Переселенцы из выжженных земель юга и запада искали и находили в Восточной Жемчужине приличный заработок и приемлемые условия жизни. Потом армии ушли дальше на север. И наступило Утро Кровавой Росы. По всему городу смирнейшие обыватели зажигали огни тайных подземных алтарей, выходили на улицы с ритуальными кинжалами и косами в руках. Поклоняющихся Создателю и Его Животворному Свету переселенцев выбрасывали из домов и убивали согласно древним обычаям. Гарнизон был загнан в крепость и лишь ценой неимоверных усилий удерживал ее. Резня, грабеж и насилие распространялись подобно лесному пожару. Только в районе южной гавани, где новоприбывших было большинство, удалось сдержать первую кровавую волну.

Лиердрем из Белого Леса, пока не получил заговоренную стрелу под колено, был мечником в штурмовом тинике Гвардии. Рану залечили, но выскрести из плоти темное колдовство так и не смогли. Дождавшись выходного пособия, солдат осел в Гхамире. Вспомнил занятие юности – резьбу по дереву. Друзей за несколько лет в Восточной Жемчужине много не нажил. Лишь соседская девочка часто заглядывала в его полную игрушек мастерскую. Но вот одним утром Зерейна, рассматривая очередного деревянного рыцаря, услышала за окном какой‑то шум. Закричала, взмахнула руками и бросилась на улицу.

Лиердрем добрался до своей тяжелой трости, прихватил нож и последовал за девочкой.

* * *

Сквозь обветшалые летковские дома из бетона и черного камня Кемерток видел другой город, куда более симпатичный. Черепичные крыши, розоватый кирпич и дощатые улицы. Он чувствовал странную, как будто чужую, боль в правом колене и кровь мору на своих руках. Тех ублюдков, что вломились в дом к родителям Зерейны он смог остановить. Вооруженные темными не то кинжалами, не то серпами юнцы просто не рассчитывали нарваться на солдата, пусть и бывшего. Нужно было защитить всех преданных Свету. Собрать людей, угомонить разбушевавшихся мору и приготовиться к вторжению со стороны большого города.

«Красные игремы» появились из‑за угла. При виде застывшего посреди улицы командира тревога на их лицах начала сменяться недоумением. Алхимик отряда в долгополом черном плаще со множеством кармашков, с мерным посохом в руке и рюкзаком за спиной, как‑то особенно подозрительно глянул на лейтенанта.

— Мы должны собрать всех преданных и защитить район! – Кемерток говорил вдохновенно, сейчас он видел еще и других людей, испуганных и растерянных.

— Ты чего, Кем, успел принять какой‑то местной бормотухи?! – человек в черном плаще шагнул к лейтенанту и положил руку ему на плечо. Лиердрем среагировал мгновенно – выхватил кинжал и всадил в живот мору.

— Я же говорил, никогда не толкай меня… – успел только выговорить алхимик, с недоверием глянув на торчащую из живота рукоять, и завалился назад. Пламя расползлось по мостовой мягкими зелено–желтыми лапами, потом рвануло с бешеной скоростью, мгновенно заглотив нескольких «Игремов». Тело алхимика отбросило вверх, точно на Кемертока. И лейтенант упал, придавленный к земле телом своей жертвы. Огненный вихрь пронесся выше жгучий и грохочущий.

— Всякий, кто сражается за дело Света, обретает бессмертие, – праим, маленький седой старичок с детским личиком, обходил ряды коленопреклоненных воинов, благословляя наполненной Живым Светом ладонью. Эти слова все звучали в сознании Лиердрема, когда он лежал на поле Вердерт со стрелой в ноге и переломанными ребрами. Сколько часов он провел так, ожидая вечно хохочущих демонов–стервятников? Потом его сознания коснулся Резиг–тар. «Всякий, кто сражается за дело Света, обретает бессмертие», – из уст находящегося за горами и пустынями Стража, это прозвучало, не как призыв укрепить дух, но как истина.

— Всякий, кто сражается на стороне Света, будет удостоен бессмертия, – прошептали обветренные губы Кемертока. Лейтенант «Красных игремов» сбросил с себя мертвое тело и поднялся на ноги. Рукоять кинжала оставила на животе приличный синяк, одежда и волосы дымились, кожу на руках саднило.

— Мы должны собрать всех преданных и защищать район, – голос его прозвучал глухо и хрипло. На мостовой валялись обожженные трупы.

* * *

— Тсц! – знаменщик Смерки схватил за плечо уже собравшегося выйти к лейтенанту арбалетчика Цевергаля: – Ты что не видел, как он пырнул нашего мастера–подрывника.

— Но…

— Башня у него совсем съехала, не иначе. Я и сам какую‑то коломуть в голове увидел, но лишь цыкнул: «Иметь твою бабушку, знаменщик Смерки, ты ж, вроде, соображать должен», – в миг прошло. Нам с тобой бы лучше тихохонько к местной страже выйти, да начальству доложить.

Так или иначе два «Красных игрема» остались лежать за перевернутым овощным лотком. Лейтенант Кемерток тем временем забрал еще четверых десантников и двинулся куда‑то в сторону набережной.

— Эх, хорошие были ребяты, – сказал знаменщик Смерки глядя на обгоревшие тела, сплюнул в ту сторону, куда ушел лейтенант и направился ровно в противоположную. Вскоре он, и плетущийся следом Цевергаль оказались в перегороженном баррикадой переулке с которого совсем недавно начался их поход.

— А ну стоять и ни шагу дальше, – проорал стражник, смотря на «Игремов» поверх незаряженного арбалета. Похоже, в этот день все окончательно потеряли голову.

— Ты че, сосунок, совсем нюх потерял! – Смерки уже было не до шуток: – Мы ж меньше часа как отсюда утопали. А ну, опусти свою игрушку, не то быстренько тебе ее в одном место засуну. А будешь плохо себя вести, так еще и проверну, – в продолжение цветистой тирады знаменщик все также шел в сторону баррикады. Цевергаль чуть поотстал.

— Стоять, я сказал, у нас приказ – не выпускать НИКОГО. И вас в том числе, – боец наложил стрелу и взвел рычаг: – Лучше поворачивай по–хорошему, не то стрельну.

Над баррикадой показались головы стражников. Смерки уже различал их лица, и ничего хорошего на них прочесть не мог.

— Ладно, шрад с тобой. Вернусь, когда ты сам свою стрелялку себе в одно место затолкаешь! – огрызнулся знаменщик и по шел обратно в полные безумия переулки.

— Ну, и что нам теперь делать? – встретил товарища вопросом Цевергаль.

— А я почем знаю? Такого дерьма со мной отродясь не случалось. Хотя… – богатое прошлое Смерки подсказало, что бывают ситуации и похуже: – Вот, что, Цеви, прошвырнемся немного, глядишь кого‑то со здоровой головой найдем. А там глядишь и обустроимся – два таких богатыря местным бабам на что‑нибудь, всяко, сгодятся…

* * *

Маленький Раждан очень хотел пить, а вода в ведре закончилась. Нужно было выйти на улицу и набрать бидон у водокачки на углу. Но отца дома не было еще со вчерашнего. Мать заперлась в комнате с младшей сестренкой и еще, наверное, не проснулась. Мальчик маялся, ходил из угла в угол. Наконец, решился и выбежал на лестницу. Три пролета крошащихся ступенек и Раждан оказался в холле. Массивная дверь была закрыта и заставлена ящиками и стеллажами. Вчера вечером соседи, не взирая на протесты, мамы и тетки Герниги с третьего этажа забаррикадировали выход, чтобы всякие буйные убийцы не прорвались. Раждан же и так привык вылезать во двор через не слишком надежно заколоченное окошко за лестницей. Что с успехом и проделал на этот раз. На темных заваленных мусором задворках, вопреки ожиданиям, ничего опасного не пряталось.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org