Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Страница 49

Кол-во голосов: 0

Утро началось довольно поздно, за что Овер был чрезвычайно благодарен всем летковским погромщикам. После первой легкой стычки с тройкой юнцов–бузотеров в ворота Денгри постучали два солдата.

— Ловко вы его почтенная госпожа, – громко заявил один с круглым лицом, обрамленным сальными черными патлами.

— Мы бы у вас беспорядки переждали. Так и нам и вам безопаснее будет, – сказал другой с жидкими непонятного цвета волосами и большим носом.

— Стучат, понимаешь ли… нечего тут, – пробурчала почтенная госпожа и глянула на скрытого от взора солдат специалиста. Тот пожал плечами – у одного вояки был арбалет у другого меч. На них вполне можно было оставить жителей квартала.

— Брюхатые девки есть? – спросил круглолицый, заходя в ворота.

— Значит будут! – тут же ответил на косой взгляд матушки Денгри и еле успел увести голову из‑под удара мокрой тряпкой.

Через час с лишним случилась первая серьезная заваруха. Десяток вооруженных чем попало мужиков выскочил из подворотни с криками: «Смерть мору»! Знаменщик Цевергаль устроившийся со своим арбалетом на крыше трехэтажки, уложил одного еще на улице. На этот раз организации погромщикам было не занимать. Двое подставили спины, по ним товарищи быстро перебрались через забор и открыли калитку. Арбалетчик положил еще одного бандита, но остальных это не остановило. Мастер Изрежи выбежал на двор, замахнулся на длинноволосого шустрого типа лопатой. Промазал. Получил обрезком арматуры в грудь. На голову несчастного зеленщика уже начала опускаться ржавая железная палица, но снова щелкнул арбалет Цевергаля. Расхристанный с белесыми шальными глазками мужик последний раз глотнул воздух и упал прямо на мастера Изрежи. Кто‑то ворвался в дом и, судя по визгу, повстречался с кастрюлей кипятка. Тут к месту побоища подоспел Смерки. Знаменщик орудовал мечом, как мясник на бойне – быстро и сильно, без намека на изящное фехтование. Трое легли под его ударами быстрей, чем успели сообразить, что неплохо бы и защищаться. Чуть запоздавший специалист убил одного, и то скорей на всякий случай – летковские увальни против закаленного в боях рубаки никакого шанса не имели. Под конец связали того, что попался под руку госпоже Изрежи. Лицо бедолаги было обварено, а нос переломан.

После сражения лавры спасителей начали плавно переходить к Цевергалю и Смерки. Первыми специалиста предали мальчишки. Променяв сомнительное могущество магии, на меч и арбалет. К тому же Смерки притягивал к себе компанию, как мед мух. Его россказни, начинающиеся чем‑то вроде: – Всегда мечтал я поиметь вердугскую жрицу, да времени не было… – слушала даже матушка Шервери.

Овер старался убедить себя, что его это ничуть не задевает.

* * *

Вейнир Кеври еще в сумерках почувствовал неладное. От черных пятен на пальцах по телу расползался шершавый озноб. С наступлением темноты мститель уже не мог переносить холод, назойливый зуд и захлестнувший его поток образов. Ему чудились враги в темных палантинах и головных платках, с глазами полными черной ряби. Они летали по небу как воздушные змеи. Размахивали серповидными кинжалами и кричали пронзительно. А в глотках подворотен ему виделся мертвый ребенок, парящий на крыльях кровавой пелены. Плачущий и требующий отмщения. Вейнир совсем потерял голову, носился завывая по ночным улицам, падал, катался по земле, рыдал и бился о стены домов. Наконец, он оказался возле брошенного лотка торговца снедью. Голод вытащил Вейнира из безумия. Он принялся лихорадочно копаться в сваленных на кучу тряпья плетеных коробочках с объедками. Капуста, листья салата, огрызки старых булок и даже вывалянная в пыли сосиска насытили мстителя. Легкий зудящий холодок в желудке остался незамеченным на фоне пришедшего впервые за эти дни блаженного успокоения. Вейнир заполз в ближайшую подворотню и уснул. Он не думал о том, что касался пиши своими зараженными руками.

Утративший Имя получил власть над телом, когда его жалкий человек забылся в объятиях сумасшедших кошмаров. Он встал и медленно поплелся на север. Тот, кого часто называют пепельным человеком или Потерявшим Лицо, не имел определенных планов. Он не был личностью, но калейдоскопом чувств, воспоминаний и образов. Иногда сплетающихся в нечто осмысленное, а сейчас лишь мельтешащих, как пепел на ветру. Утратившему Имя не хватало стержня. Всегда, а сейчас особенно. Зла безусловного, жесткого и самодостаточного. Пытаясь отыскать его, он разорвал свою сущность на тысячи бесполезных частичек. После смерти поиски привели его в Серые Пустоши, и там продолжались целую вечность. Пепельный человек проходил сквозь порожденную Стражем бурю. Она несла в себе не только свет, но и отраву. Ни то, ни другое не могло помочь или повредить ему. По крайней мере сейчас. Различить в этой мешанине то, что ему было необходимо, Утративший Имя не мог.

Вот из переулка показался человек. Вышел в световое пятно одинокого фонаря, выставляя напоказ свою заурядно–бандитскую внешность и вертящийся в ловких пальцах нож.

— Ну, что набегался, дурачок, – сказал человек. Потерявший Лицо не обратил на него внимания.

— Не вздумай чудить, Вейнирка. Сумку отдавай! – рявкнул бандит. Смысл слов расплывался, не доходя до пепельного человека. Кажется, они были как‑то связаны с тяжестью давящей на плечо и бок. Грабитель атаковал. Утративший имя остановил удар ножа левой ладонью, а правой отвесил тяжелую глухую пощечину. Бандит отлетел прочь, опрокинул что‑то загромыхавшее по мостовой и затих. Пепельный человек побрел дальше, уже в другом направлении. В его голове еще было слишком мало цельных мыслей, а близкое присутствие Стража путало чутье. В конце концов, он споткнулся, упал да так и остался лежать.

Вейнир очнулся от боли в коленях и левой руке. Кажется, он засыпал в друг ом месте. Впрочем, неважно – уже рассвело и пора продолжать поиски убийцы. На левой ладони обнаружился глубокий порез. Он затянулся серыми чешуйками и почти не болел. Поднявшись на ноги, мститель почувствовал себя разбитым и обессиленным. К тому же сориентироваться на местности удалось не сразу, но отказываться от своей миссии он не собирался.

Вейнир бродил по району, заглядывая во дворы и окна домов. В первые утренние часы улицы были безлюдны. Заметив группку из трех переговаривающихся мужчин, мститель ощутил неясную тревогу и поспешил свернуть в переулок. Видать, слишком поздно.

— Да вон же он гад, – услышал Кеври голос Зегирама Серого: – Погнали! А то он, знаешь, какой шустрый!

Вейнир бросился бежать. Ушел из заканчивающегося тупиком переулка и вылетел на Первую Летковскую Линию лишь чуть впереди одного из преследователей.

— Стой идиот, не то кишки выпушу! – разорялся Серый.

  ;Мостовая скакала перед глазами Вейнира. Он прекрасно знал, что на этот раз Зегирам его уж точно прикончит. Хотя и не совсем понимал за что.

* * *

Специалист заметил их случайно – так глазел от нечего делать поверх забора. Погромщики гнали какого‑то жалкого малого. В общем‑то, его можно было спасти.

— Открывайте калитку, матушка Шервери, – скомандовал Овер, спрыгнув с установленного во дворе в качестве столика обломка бетонной плиты.

И завертелось. Завидев спасительный просвет в заборе, беглец устремился к нему. Специалист дал бедняге проскочить в калитку и встретил первого преследователя парочкой огненных примитивов в голову. Еще один получил арбалетный болт в бедро и со всего маху хлопнулся лицом в редеющую брусчатку. Третий на мгновение замер, глянул на скрывающую стрелка трехэтажку и бросился наутек. Тут только Овер узнал несчастного беглеца – тот самый безумец, кричавший о каких‑то убийствах. Воспользовавшись шумным появлением знаменщика Смерки, специалист отвернулся от задыхающегося мелкоголового и ушел в дом. Хотелось надеяться, что этот идиот не успел разглядеть его лица или уже позабыл свои бредни. Овер почти решил смыться по–тихому, но вспомнил про Сердце Пламени. Артефакт нужно было вернуть в любом случае. Специалист слишком долго раздумывал, стоял в нерешительности возле забора, пока ему на плечо не легла тяжелая рука знаменщика Смерки:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org