Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Страница 50

Кол-во голосов: 0

— Тут нам про тебя одну неприятную историю рассказали, мил человек, – проговорил солдат, обдав Овера густым кисло–сладким дыханием.

В просторном дворе Ренельтоков собралось чуть ли не все жители квартала. Они стояли перешептываясь, и специалисту казалось, что он различает гнев и отвращение на их лицах. Он ведь слышал об охватившем Летку безумии, но значения этим разговором не предавал – мало ли из‑за чего могли рассвирепеть местные мужики. Теперь массовое помешательство явственно виделось в глазах недавних знакомых. Время от времени до слуха Овера долетали обрывки фраз:

– … А я говорила тебе, он какой‑то странный… А что еще от мага ждать изволили…

Недавно местные тетушки вели совсем другие разговоры.

— По праву старшинства звания и выслуги лет в условиях военного положения объявляю себя судьей в этом деле, – торжественно произнес Смерки: – И учти, – знаменщик подмигнул специалисту: – Цевка он с сотни шагов кролику между ушей попадает, так что без всяких там колдовских фокусов. Так что начнем. Портняжку впустите.

Один из братьев Реньдиков отворил калитку, и со двора Денгри влетел мелкоголовый безумец. Глаза его метались, как потревоженные светом крысы, и, наконец, остановились на Овере. Их взгляд не давил, но как будто обволакивал.

— Убийца! Мерзкий подлый душегуб! Двух деток малых на смерть порезал и мамку их! – выкрикнул мститель и бросился на специалиста. В руке его оказался маленький полотняный мешочек. Портняжка запустил им Оверу в лицо, угодил в стальные объятия Смерки, и бессильно забился.

— Без разгильдяйства попрошу! – знаменщик пыхтел пытаясь усмирить тщедушного мстителя. Впрочем, портняжка довольно быстро ослабел и прекратил сопротивление.

Благополучно увернувшийся от метательного снаряда, специалист поднял голову и поглядел на людей. Встретился глазами со взглядом Элеры. Девушка отвернулась. Выходило, что если какой‑то идиот громко кричит и руками размахивает, значит, он прав.

— Да не убивал я никого и никаких детей порезанных не видел. Да кто их, вообще, видел кроме этого умалишенного? – в голосе Овера явственно прозвучала обида, почти ребяческая.

— Смотри, еще и отпирается, гад. А сбежать, кто хотел? – проверещала госпожа Изрежи.

— Не собирался я бежать, – возразил специалист, но не слишком уверенно.

— Действительно, за неимением лучшего, так сказать, – заговорил Смерки: – Хотя, с другой стороны… – знаменщик сделал долгую паузу, глянул на окно Цевергаля. Специалист так и почувствовал пронзающий холодок арбалетной стрелки. Как все это было глупо! От обиды даже слезы на глаза навернулись. Тут гулко загромыхала калитка.

— Прошу прощения, но это первый двор за сегодня, в котором люди хотя бы говорят. Зайти можно, – прозвучал из‑за забора голос, показавшийся специалисту странно знакомым.

Смерки отпустил мстителя и пошел отпирать.

— Только без глупостей, у нас на крыше стрелок, мигом в голове дырку сделает, – знаменщик встретил гостя с мечом в руке. Специалисту потребовалось некоторое время чтобы узнать контролера Нжамди. Тот был без формы, к тому же оброс густой темной щетиной, и вид у него был самый что ни на есть бандитский. Вокруг его правой руки обвились бледные нити нейтральной маги, удерживающие голубое свечения какого‑то кинетического заклинания. Если бы обстоятельства этой встречи были хоть чуть поблагоприятней, Овер непременно поинтересовался бы магической конструкцией.

— Я с Медвежьей Балки кой–чего прикупить приехал, а тут у вас не ярмарка, а баловство сплошное. Тип один вот с моим кинжалом в заднем месте сбежал. Одно скажу: чудной вы народ городские, – Драммр подмигнул Оверу и, чуть выждав, добавил: – Так чего у вас тут за разборки и без оружия?

Глава 25. (День седьмой)

Одного взгляда на этого Вейнира Кеври контролеру было достаточно, чтобы понять – парень как минимум не в себе. Нервные руки, порывистые движения, горящие шустрые глазки – все один к одному. Да и обвинения казались абсолютно абсурдными. Овер Мегри являл собой классический пример человека поведенного на магии. Навряд ли он смог бы кого‑то пырнуть ножом, не порезавшись. Таких людей среди студентов и преподавателей Драммру довелось поведать. Помыслы их бесконечно крутились вокруг чародейского искусства, в ущерб всему остальному. Если бы специалист и убил бы кого, то только своим способом. Это как раз было ясно. Оставалось только переубедить обитателей заповедного квартала. Особенно того парня, что глядел с крыши поверх заряженного арбалета. И его дружка с мечом. Назваться контролером на Летке Драммр не решился. Их здесь в последнее время не жаловали. Да и без черного мундира со звездой в его принадлежность к Службе поверили бы навряд ли.

— Ежели вам знать мнение дикого намара захочется, то я скажу. У нас ведь в горах смертоубийства по пять раз на месяц случается. И то, если месяц короткий. Так что мне это дело, что в суп плюнуть, будет, – контролер не ожидал, что сможет так легко завладеть вниманием публики и едва не заулыбался. Знаменщик Смерки явно вздохнул с облегчением.

— Для того, чтобы кому‑то кровь из разных мест пустить, доказательства нужны? – продолжал Драммр в том же духе: – А какие могут быть доказательства? Если городским неизвестно, то скажу: от смертоубийства обыкновенно пятна кровавые остаются. Большие и маленькие.

Контролер оглядел с ног до головы специалиста, кивнул и пошел к мстителю. Тот завертелся в руках братьев Ренельтоков.

— Вот, – изрек Драммр, обрадованный что история нашла такое простое разрешение: – Это застарелая кровь. Здесь, на воротнике и тут, и тут и тут. От грязи отличается. Кто не верит, могу послюнить и дать попробовать – на вкус чистейшая кровушка. Даже запах сохранился.

Желающих не нашлось.

— Мастер портной не отрицает же, что видел мертвяков. Получается, что он их и убил. Чик–чик и готово, – заключил контролер.

— Да как же так?! – выкрикнула госпожа Изрежи.

— Они сговорились! Подонок–душегуб! – завопил мститель.

— Впрочем, одних только кровавых пятен для железного решения недостаточно. Может быть мастер портной шел, шел да и упал прямо на мертвяка, ну или там носом кровавые сопли пустил. Тут нужно сходить да и на покойников глянуть, место осмотреть. Там‑то убийцу вычислить сподручнее будет. Где, говоришь, людей порезали? – Драммр подошел вплотную к Вейниру. Покосился на публику. Люди, кажется, не готовы были простить одного и осудить другого, да и вообще растерялись.

— Дом такой на Набережной. Весь в крапиве и лопухах. Там еще у поворота дорогу размыло, – начал говорить мститель, потом сорвался на крик: – Почем я знаю, где! Там еще вроде как колонна с левого боку обваленная лежит.

— Куда ж мы пойдем, когда на улице шрад знает что, людей убивают направо и налево! – пропищал мастер Изрежи.

— Я, кажется, видел похожий дом недалеко, – соврал Драммр.

— Точно, – подтвердила матушка Шервери: – Если из Денгровских ворот выходить, то первый переулок по Набережной. Идти – всего нечего.

— Как не демон, так его бабушка! – выпалил Смерки. Знаменщик понимал, что принимать решение ему и особой радости от этого не испытывал. Поглядел вверх на стрелка:

— Ну что, Цеви?!

— Там почти все простреливается, кроме дома конечно. Далековато, правда – к стенке не пришпилишь, но шкурку попортить – запросто, – проорал в ответ арбалетчик.

— Ладно, – решил Смерки: – Сгонять можно, только по–быстрому.

За калиткой припустили почти что бегом. Хоть никаких признаков опасности не было. Знаменщик держал под руку Овера, контролер Вейнира Кеври. Мастер Денгри и Грумар Ренельток довершали процессию. На пороге их встретила вонь и звон золотисто–зеленых мух. Лишь коротко глянув на утопающую в желтоватом гнилостном сумраке комнату, специалист отвернулся к стене. Контролер Нжамди обнаружил какие‑то следы и приказал подозреваемым приложить там, ступню, там ладонь.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org