Пользовательский поиск

Книга Тени и нити. Страница 67

Кол-во голосов: 0

Потом они лежали на траве возле догорающего дома. Сил ни у кого не оставалось.

— А что Овер Мегри? – начал Удавчик.

— Со Стражем он справился – это уж точно, – ответил Драммр: – Дальше, думаю, увидел дымящуюся лестницу и решил смыться через подземный ход, – контролер говорил с легкой обидой – все‑таки задать специалисту пару–тройку вопросов хотелось.

На этом тему замяли. Стали решать, что делать дальше. То ли так и валяться на земле, то ли попробовать уплыть с острова на воздушной лодке без весел. Сошлись на том, что на Зеленых Крысах их ни за что не найдут, но все равно продолжали лежать.

Ожидание затягивалось. Солнце уже вошло в полуденные часы и стало по–настоящему жарким. Ненел и профессор теряли кровь, старик, вообще, забылся и лишь легкие движения острого кадыка выдавали наличие в нем жизни. Драммр начинал жалеть о том, что не настоял на немедленных действиях. Но тут зашумел сминаемый тростник, и через мгновение из‑за зеленой стены выпрыгнул маленький черный демон. Бесси яростно закричала:

— Я же говорила они здесь!

В притиснувшейся к берегу лодке контролер заметил четверых солдат, судя по нашивкам из боевых частей, и серого крылатого гомункула. Девяносто Шестой как будто застеснялся и прятался за спины людей.

— Я уже обо всем договорилась с генералом! – заявила Беси: – Мы им всем покажем!

* * *

Генерал Брети хотел сохранить лицо. Хотя бы для того, чтобы в неминуемом поражении на фронте, не обвинили его. Поэтому он не мог так просто перейти на сторону ректора, хоть сражаться с лучшими магами Дасии ни в коем разе не собирался. Генерал разыгрывал суровую отстраненность и всем своим видом показывал мятежникам, что еще разберется во всех этих «столичных политиканствах». Ирандуарон прекрасно понимал старого вояку и позволял ему представляться чуть ли ни хозяином положения. Тем временем Брети в срочном порядке искал порочащие черномундирных факты, чтобы уже с чистой совестью присягнуть новой–старой власти. Первой фиолетовкой стал офицер городской стражи, который говорил о странном приказе: избавиться от выдворенных за городские стены жителей Треугольника. Но этот парень говорил, как‑то уж слишком не уверено: то ли и вправду такой приказ был, то ли ему показалось. А потом к генералу пробился жутко наглый маленький черный демон и рассказал о тайных грузах и инфернальных заговорах. За это стоило зацепиться – угроза исходящая не откуда‑нибудь, а из Багровых Глубин, вполне подходила для смены режима. Лучше мог быть только сговор с вердугами. И вот появился больше всего напоминающий намарского разбойника контролер Нжамди. Поведал о черных бабочках, липовых накладных, фиктивных сделках, глубинных шахтах и ящика с демонами. Все это были не ахти какие улики, что признавал и сам контролер, но в данной ситуации их оказалось даже слишком много. Особенно впечатлило Брети предположение о том, что все: от устройства здания Службы до Постулатов Справедливости абсолютный контролер Аверон узнал от могущественного и скользкого демона, который спокойно проживал в Нармроте под видом предсказателя. Генерал даже решился на визит в особняк Оракула. Но ничего толком от явившегося в своем демоническом облике гергема не узнал.

— У меня ответы только в обмен на обещания. Забесплатно могу только сказать, что мастер Аверон был моим лучшим клиентом – заявил Оракул, хищно улыбнувшись. Брети помялся, но сделки заключать не стал.

— Почему вы не уберете эту бестию отсюда? – спросил он у контролера с силой отбрасывая ногой дорогую дубовую дверь кабинета.

— Скорей всего это невозможно, – пожал плечами Драммр, что‑то подсказывало ему, что «дело с демонами» доставит еще немало хлопот. А заметив Беси, скачущую через чугунные копья забора, понял что это просто неизбежно.

Эпилог

Суета Столичной Гавани местами очень напоминала панику. Большинство иностранных торговцев стремилось поскорей убраться из политически нестабильного города. А их прозорливые и знакомые с дасскими обычаями коллеги, напротив, спешили воспользоваться той или иной выгодной конъюнктурой. Их логика была примерно такая: если корабли не реквизировали или не сожгли в первый же день восстания, все будет в порядке. Но и паникующие купцы и сохраняющие показное спокойствие были одинаково увлечены всевозможной погрузкой–разгрузкой.

Так что на шествующего между тюков, корзин и ящиков древнего чародея в черной мантии с багряной окантовкой никто внимания не обратил. Старик шагал уверенно, ни у кого дороги не спрашивал, и увенчанный длинноухой кошачьей головой посох мерно отстукивал по мощеным дорожкам.

Чародей вышел на один из пирсов, где как раз швартовался изящный трехмачтовик. Маг глянул на белые паруса, изшитые золотыми солнцами, звездами и лунами, покачал головой и направился к грохнувшемуся на пристань трапу. На борту чародея встречали трое: эльф Морских Садов с татуировками по щекам и тремя прядями выкрашенными в ярко–голубой цвет, бородатый здоровяк в серовато — лиловой накидке с вытканными серебром двумя мечами, и некто в глухом плаще болотно–зеленого цвета.

— Добро пожаловать преподобный Нирдарем, – приветствовал мага здоровяк. Чародей скривился, он привык считать, что работает с этими людьми… и прочими, потому что у них общие цели. А некоторые моменты их веры разделяет, просто потому, что они разумны и правильны.

Под капюшоном существа в плаще, на мгновение проявилась морда рептилии вся в красных и зеленых пятнах и роговых наростах. Большие вращающиеся независимо глаза подмигнули магу. И тут же как будто в насмешку пространство под капюшоном сделалось белым, украшенным золотыми солнцами и звездами.

Эльф просто кивнул. Установилось молчание. Первым не выдержал бородач.

— Как Игрок? – пробасил он.

— Все как было предсказано.

— Может, все‑таки стоит заняться им. Вывести на верный путь? – сказал эльф. Немного неуверенно, как будто этот вопрос уже обсуждался не раз.

— Нет, с нами дасами такие штуки не проходят. Мы, определенно, скептики по рождению, – отвечал чародей, не слишком умело изображая раздражение.

— А если последователи одной из новых церквей или даже кто‑нибудь из темных попробует его заполучить? Такое ведь, скорей всего, произойдет рано или поздно – теперь уже бородач взялся за старый спор.

Старик–чародей хлопнул по здоровенному плечу неловко и несильно:

— Это уже будут их проблемы. Причем серьезные.

Трехмачтовый парусник «Звездный пес» простоял в Столичной Гавани ровно столько, сколько понадобилось для того, чтобы забрать из гостиницы багаж чародея и пополнить запасы воды и провизии.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org