Пользовательский поиск

Книга Двенадцатое заклятие. Содержание - 33

Кол-во голосов: 0

33

Утром они остановились на постоялом дворе, позавтракать и освежиться. Они не разговаривали. Люси боялась, что все, что она скажет, может быть неправильным. Мистер Моррисон со своей стороны не подавал виду, что сожалеет о сделанных признаниях, но был рад предоставить Люси тишину, которая была ей нужна. Миссис Эмет тоже хранила молчание. Она бормотала что-то себе под нос и считала на пальцах, в то время как Люси в смущении опускала глаза.

В конце концов она не удержалась.

— Если то, что вы сказали, правда, — начала она, не решаясь заговорить вслух о его предполагаемой любви к ней, — почему вы тогда не нашли меня, после того как умер мой отец?

— Я обещал ему, что не стану вам докучать. Он хотел защитить вас от воспоминаний о том, что случилось с Эмили. Он был всего лишь мужчиной, а все мужчины слабы. Мне кажется, он хотел защитить самого себя. Но заставил меня дать слово, а когда я услышал, что вы переехали жить к богатому дяде в Ноттингем, решил, что с вами все в порядке.

— А если бы вы узнали, что я несчастна? — спросила она.

— Тогда я нарушил бы обещание ради вас, не потому, что я не ценю своего слова, но потому, что сутью обещания было вас защищать. Знаю, ваш отец был готов на все, лишь бы вы не страдали.

Джонас Моррисон, человек, научивший ее, что любовь — это ложь, с помощью которой юных девушек превращают в блудниц, оказался не тем человеком, каким она его считала, а полной противоположностью. Он был добрым, благородным и романтичным.

Позже утром, когда они снова тронулись в путь, Люси сказала:

— Когда все закончится, что вы собираетесь сделать с Байроном?

Мистер Моррисон посмотрел на нее пристально, а потом отвел глаза в сторону:

— Посмотрим, останусь ли я в живых. Трудно сказать, какие у меня шансы. Месть — странная вещь, Люси. Я так долго мечтал убить Байрона, пронзить его насквозь и покончить с ним, но что-то меня останавливает. Что у меня останется после того, как я отомщу? Какой смысл будет жить?

— А ваш долг?

— Пусть кто-нибудь другой возьмет на себя следующие миссии. Я сделал достаточно.

Люси решила высказаться прямо:

— Если вы позволите себе быть убитым, принеся глупую, благородную жертву, я вас никогда не прощу.

— Какая ужасная судьба, — сказал он. — Не быть никогда прощенным Люси Деррик.

— Мы с вами в этом деле до конца. Я тоже рискую своей жизнью и не хочу, чтобы вы оставили меня сражаться одну.

Он засмеялся:

— Все наоборот. Это вы меня защищаете.

— Пообещайте, что будете благоразумны.

— Удивлен, что вы сами не собираетесь столкнуть меня с края пропасти. Вы перестали меня ненавидеть?

— Да, — ответила Люси и с трудом улыбнулась. — Я почти перестала вас ненавидеть.

* * *

Они приехали в Ноттингемшир, когда солнце садилось. День был погожий, и с наступлением сумерек, когда небо начали заволакивать облака, воздух оставался теплым. На подъезде к городу мистер Моррисон отпустил возницу, щедро ему заплатив за то, что придется самостоятельно добираться до Лондона. Он не хотел втягивать посторонних людей и решил на оставшиеся мили взять вожжи в свои руки.

— Не хочется въезжать в поместье в ночи, — сказал он, вскарабкиваясь на место возницы, — но ждать до утра мы не можем.

Несмотря на охвативший ее страх, Люси постаралась сказать бодрым голосом:

— С чем бы мы ни столкнулись в Ньюстеде, при свете дня оно может быть менее страшным, но не будет менее опасным.

Мистер Моррисон широко улыбнулся:

— Но, вероятно, его будет хуже видно.

Они приближались к Ньюстеду. Эта ночь была темнее, чем когда они были здесь в последний раз, но теплее, без пронизывающего ветра, и усадьба показалась Люси не такой зловещей. Конечно, это было не так. Она не должна терять бдительности.

Скрываться им не было смысла. Проникнуть в дом незаметно, если его охраняют, все равно не удастся, поэтому мистер Моррисон въехал в ворота и остановил экипаж у главного здания, темного и холодного. Ни в одном окне света не было.

Люси начала доставать из саквояжа и прятать в платье свои принадлежности — различные заклятия, амулеты и травы, которые должны были ее защитить. Часть она протянула мистеру Моррисону.

— У нас простая цель, — сказал он. — Входим, находим страницы как можно быстрее и уходим. Если нам удастся это сделать, не вступая в конфликт и ни с кем не встречаясь, буду счастлив.

— И что потом? — спросила Люси.

— Как только страницы будут у нас, мы сможем одолеть леди Харриет. Когда она будет уничтожена, ваша сестра получит назад своего ребенка.

— У вас должны быть более высокие цели, чем возвращение ребенка моей сестре.

— Мой долг — спасать жизни, мисс Деррик. Когда ваша племянница будет в безопасности, я, надеюсь с вашей помощью, выступлю против Лудда. Его и его последователей нужно остановить. Если понадобится, придется выступить и против Мэри, хотя мне этого не хочется.

— А если леди Харриет попытается нас остановить до того, как у нас будут страницы?

— Тогда будем сражаться с ней.

Люси почувствовала странное волнение. Их было двое — она и этот новый Джонас Моррисон, человек, который никогда не был подлецом и злодеем, но всегда был нежным, заботливым, остроумным, способным защитить. Удивительно, как быстро она привыкла к новому пониманию человека, которого так долго ненавидела.

Люси, мистер Моррисон и миссис Эмет вышли из кареты, и мистер Моррисон начал собирать свои вещи. Он взял с собой тяжелую кожаную сумку, которую повесил на плечо. В карманы положил по пистолету, за спину перекинул два дробовика. Он был похож на человека, готовившегося взять штурмом тюрьму.

Люси проверила свою боевую готовность, убедившись, что при ней все, что нужно, и что она сможет легко извлечь амулеты и ингредиенты для заклятий, когда потребуется. При ней был настоящий арсенал: травы, сухие цветы и металлы, всевозможные заклятия, некоторые она изготовила давно, другие — недавно. Она приготовила все, что могла предусмотреть, но не чувствовала себя полностью подготовленной.

Проверив содержимое сумки еще раз, мистер Моррисон взглянул на Люси и улыбнулся:

— Пусть наши враги ненавидят нас еще больше, да?

И они двинулись к главному зданию. Несмотря на пелерину и на то, что ночь была относительно теплой, Люси знобило, и она съежилась. Сердце отчаянно стучало, она тяжело дышала. По одну сторону стоял мистер Моррисон. Даже в кромешной темноте было видно, что выражение лица у него мрачное. По другую сторону стояла миссис Эмет, в чепце, надвинутом по самые глаза. Она, как всегда, безмятежно улыбалась. Неужели все это не сон, думала Люси. Это была ее жизнь, все происходило на самом деле. Они собирались совершить нечто опасное, а возможно, немыслимое. В любом случае обратного пути у них не было.

Из кустарника слева от главного входа донесся шорох, потом послышались легкие шаги. Мистер Моррисон потянулся за пистолетом, но доставать не стал. Это мог быть зверь, или человек, или какое-нибудь невообразимое чудовище. Но вскоре форма стала приобретать черты женской фигуры — хрупкой и безобидной. Это была глухая девушка Софи Хаят.

Люси облегченно вздохнула, мистер Моррисон убрал руку от пистолета. Софи стала царапать какие-то слова на своей дощечке. Мистер Моррисон достал из кареты фонарь. Софи показала доску Люси.

«Уходите. Здесь что-то есть».

— Что здесь есть, Софи? — спросила Люси.

«Что-то плохое».

— Это Байрон? — спросил мистер Моррисон.

«Был здесь. Приехал, взял какие-то вещи, уехал. Потом пришло это. Мне страшно».

— Он знает, что я ищу страницы, — сказала Люси. — Он слишком долго пытался угодить и мне, и леди Харриет. Теперь, когда дело движется к развязке, он сделал свой выбор.

— Черт побери! — воскликнул мистер Моррисон. — Если это так, не надо долго гадать, где теперь страницы.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org