Пользовательский поиск

Книга Двенадцатое заклятие. Содержание - 35

Кол-во голосов: 0

— Даже если бы захотела, не смогла бы этого сделать, — сказала Люси. — Книга все это время была у Софи. Я не могла позволить, чтобы леди Харриет нашла ее у меня.

Мистер Моррисон попытался подняться, но рухнул на землю.

— Надо взять у нее страницы. Она знакома с магией.

— Но что она может?.. — спросила Люси, и тут до нее дошло, что имел в виду мистер Моррисон. Она догадалась, что Софи может сделать с книгой.

Прижав плачущего ребенка к груди, она бросилась туда, где в последний раз видела Софи, но девушка исчезла, как и тело Байрона. На мягкой земле Люси увидела следы двух человек. На ветру трепетали прижатые камнем страницы «Немой книги», словно это были не просто листы бумаги, а живые существа.

35

В графство Кент, в поместье под названием Харрингтон, пришло лето. Оно было приятно мягким и не слишком прохладным, чтобы заставлять волноваться фермеров, имевших виды на урожай. Дни стояли солнечные, а зелень была сочной. Люси никогда не видела свою сестру Марту такой счастливой. Для маленькой Эмили ее похищение весной прошло без последствий. Как и раньше, она была жизнерадостным и здоровым ребенком, склонным, как и все дети, к необъяснимым вспышкам недовольства и грусти, но материнский поцелуй или новая игрушка быстро ее успокаивали. Она была не по возрасту развитой. Ей не было и десяти месяцев, а она уже вовсю лопотала, ловко ползала и делала попытки, пусть и неудачные, встать на свои пухлые ножки и пойти.

Люси уехала из дома дяди Лоуэлла и не испытывала никакого желания туда возвращаться. Она вернулась в свой родной дом, хотя и временно, и была на седьмом небе от счастья. После смерти мистера Баклза Харрингтон перешел к еще более дальнему родственнику, капитану морского флота. Он написал Марте длинное и сумбурное письмо, в котором сообщал, что не спешит вступать в права наследства, тем более когда предстоит еще одержать столько побед над французами. Он вверил дом заботам Марты до окончания войны, до тех пор, пока у него не появится время на такие прозаические дела, как сельское хозяйство и управление поместьем. Рано или поздно им с Мартой придется уехать, но Люси была благодарна за предоставленную отсрочку.

В город она выбиралась редко и только по необходимости. Слухи о ее позоре и об очередном распутстве поэта Байрона быстро добрались до Кента, и всякий раз, когда Люси появлялась в обществе, ее встречали высокомерные взгляды дам и похотливые взгляды мужчин. Никто не сомневался, что Люси готова без колебаний задрать юбку, и, хотя скандальная репутация ее печалила, она ни о чем не сожалела. Испорченная репутация была малой платой за спасение тех, кого она любила. Малой в сравнении с жертвой, которую принесли миссис Эмет и Мэри.

Мэри отдала все, чтобы сохранить Англию, спасти Люси и ее племянницу и чтобы «Немая книга» не попала в руки злодеев. Теперь книга вернулась к своей законной владелице, и Люси каждый день просиживала часами над страницами, пытаясь расшифровать сложные и непонятные элементы алхимии. Постепенно она начала понимать ее символы и как их применять. Суть алхимии — это изменение, а изменение — это не что иное, как переход одной формы в другую. Цинк становится золотом, старость — бессмертием. Но это лишь верхушка айсберга, которая будоражила умы поколений алхимиков. Под водой скрывалось нечто большее, намного более важное, и Люси просиживала ночи напролет, напрягая глаза при свете свечи, пытаясь постичь, что это было такое, настолько неуловимое, что ускользало от понимания.

Не раз она была готова сдаться и забросить книгу, считая ее непостижимым бредом. Даже если это было не так, то по крайней мере казалось слишком сложным для ее ума. Возможно, другие могли бы понять, но Люси никому ее не доверит. В такие темные минуты Люси говорила себе, что она вовсе не обязана постигать книгу. Возможно, лучше всего оставить эту затею. Довольно того, что книга у нее. Такие мгновения отчаянья длились недолго, и вскоре, устыдившись своей слабости, Люси возвращалась к работе. Мэри навсегда ушла в небытие, чтобы Люси получила книгу. Люси должна уважать жертву, принесенную Мэри.

Люси не могла думать о Мэри без грусти. Она предпочла полное уничтожение и забвение, предпочла уйти в небытие без всякой надежды на продолжение или воскрешение.

Однажды утром, через месяц после знаменательных событий в Ньюстеде, Люси пришло в голову, что ей это только казалось. Разве могла Мэри знать, что ее в самом деле ждет после окончания земной жизни? Она была в таком же неведении, как люди, которые не догадываются, что им уготовила судьба. Люси теперь была уверена, что после земной жизни что-то есть. Слишком много подтверждений этому она видела собственными глазами, чтобы усомниться, но Мэри не могла знать, что лишена такого продолжения. Люси хотелось думать, что где-то каким-то образом ее подруга продолжала существовать.

Ей было также отрадно смотреть на тех, кому жертва Мэри принесла пользу. Эмили и Марта расцвели. Поначалу смерть мужа была для Марты ужасным ударом. Люси не сразу открыла сестре всю правду, слишком многое той предстояло узнать и понять, но по прошествии времени Люси усадила Марту и рассказала ей все. Сначала она рассказала сестре о магии, подтверждая слова множеством примеров, прежде чем Марта ей поверила. Потом она раскрыла Марте правду о мистере Баклзе и обо всем, что он сделал. Это было непросто. В тот вечер было много слез и страхов, но рассказать все было необходимо. Марта этого не сказала, но Люси знала, что сестра не сомневалась: если кто-то и заслуживал быть уничтоженным, так это мистер Баклз — человек, который был готов принести в жертву собственное дитя ради прихоти своей госпожи.

Марте стало жить легче, когда не надо было думать о деньгах. Она тотчас передала Люси пять тысяч фунтов, причитающиеся ей после смерти отца. Сами деньги перестали иметь для Люси прежнее значение, когда она избавилась от тирании дяди и угроз выйти замуж за нелюбимого человека. Более того, она знала, что может себя обеспечить, используя свой талант. Самым главным было то, что желание ее отца наконец исполнилось и что он об этом знает. Ничто другое из того, что она сделала, кроме спасения племянницы, не приносило ей большего удовлетворения.

Несколько раз Люси писала мистеру Блейку. Он принял ее рассказ о событиях в Ньюстеде без вопросов. Они не показались ему странными или неожиданными. Он послал Люси экземпляры его самодельных книг, странных и озадачивающих, но Люси дорожила ими и верила, что в них содержится что-то чрезвычайно важное, только она не могла разгадать их содержание.

Что до мистера Моррисона, в течение нескольких недель после событий в Ньюстеде о нем практически ничего не было слышно. Пуля Байрона не задела ни сердца, ни легких, но раздробила ключицу, и он медленно и с трудом поправлялся. Люси сделала все, что было в ее силах, когда первое время он не мог двигаться и был прикован к постели на постоялом дворе в Ноттингеме. Она лечила его с помощью амулетов, отваров из трав и примочек. Часами она листала свои книги в поисках формул и тайных средств, которые могли бы ускорить его выздоровление. То, что она сделала все правильно, не вызывало сомнений, ибо хирург, который опасался за его жизнь, был изумлен, как быстро мистер Моррисон шел на поправку, учитывая серьезность ранения.

Тем не менее требовалось длительное время, чтобы рана зажила, и, как только мистер Моррисон окреп настолько, что смог путешествовать, он уехал в фамильное поместье в Дербишире. Люси получила от него несколько писем, в которых он главным образом рассказывал о своем здоровье. Он благодарил Люси за все, что она сделала для него и для страны.

В ответных письмах, длинных и пространных, Люси рассказывала о своих домочадцах, чье благополучие было результатом его усилий и жертв. В одном из писем она рассуждала о Мэри и ее судьбе, о том, что никто на самом деле не знает, что с ней в действительности произошло. На это письмо она не получила ответа, и Люси опасалась, что в этот раз перешла границу. Ей казалось, что связь с ним могла прерваться навсегда.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org