Пользовательский поиск

Книга Двенадцатое заклятие. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

— Так вы не знакомы с мисс Деррик? — строго спросила миссис Квинс.

— К сожалению, не имел чести. — Лорд Байрон внимательно осмотрел собеседников, а затем снова перевел взгляд на Люси. — Я устал и сам не свой. Мне нужно в Ньюстед, чтобы переодеться в чистую одежду и принять ванну, но прежде, чем я вас покину, хотелось бы знать, что я здесь такого сделал.

* * *

Миссис Квинс наняла экипаж, который должен был отвезти лорда Байрона в его поместье. Пока они ждали его прибытия, она не выходила из гостиной, где Люси рассказывала барону, как он появился у дома дядя Лоуэлла. Люси смотрела в окно, когда говорила, или на свои пальцы, или на миссис Квинс, боясь поднять глаза на лорда Байрона. Он был не просто красив, а необыкновенно красив, и рядом с ним она теряла свою непосредственность. Пытаясь не забыть, что делать со своими глазами и руками и как себя держать, Люси рассказала, как он появился у их дома, назвал Люси по имени и просил ее не выходить замуж, а также говорил другие странные и непонятные вещи. Она решила, что неприлично упоминать о том, что его рвало булавками, и о снятии проклятья. Похоже, лорда Байрона привел в ужас даже этот отредактированный рассказ. Его смущение говорило о том, что он на самом деле озадачен своим поведением.

Когда Люси отважилась взглянуть на него, то увидела, что лорд Байрон бросает недовольные взгляды в сторону миссис Квинс, будто намекая, что хотел бы остаться с Люси наедине. Возможно, она лишь льстила себе. С другой стороны, в графстве у лорда Байрона была репутация чуть ли не распутника, хотя детали не уточнялись, но какой молодой красивый аристократ не хотел бы иметь подобную репутацию.

— Мой господин, — сказала Люси, собрав все свое мужество, — вы велели мне собирать листы. Что это означает?

Он покачал головой:

— Похоже, я наговорил много всякой чепухи.

Люси не считала это чепухой. Эти слова продолжали вертеться у нее в голове, и она была совершенно уверена, что когда-нибудь обязательно поймет, что они означают. Она не знала, хорошо это или плохо.

Наконец наемный экипаж подъехал к дому, и лорд Байрон поднялся с места.

— Мисс Деррик, — сказал он, — не могли бы вы проводить меня до экипажа? Мне необходимо сказать вам кое-что наедине.

Люси почувствовала, что заливается краской, и молча упрекнула себя. Этот ослепительно красивый пэр не может сказать ей ничего важного. Она не смеет на это надеяться. И тем не менее ему было что-то от нее нужно, что именно — Люси не понимала.

— Все, что вы хотите сказать молодой леди, вы можете сказать в моем присутствии, — заявила миссис Квинс.

— Вы можете наблюдать за нами, дабы убедиться, что я веду себя как джентльмен, — ответил лорд Байрон, — но мне нужно сказать мисс Деррик нечто, что предназначено ей одной.

— И что же это может быть? — спросила миссис Квинс.

— Не сомневаюсь, что вы понимаете парадоксальность своего вопроса, — ответил он с такой снисходительной улыбкой, что Люси пришлось закусить губу, дабы не рассмеяться.

Когда они спускались по ступеням, а миссис Квинс наблюдала за ними из окна, лорд Байрон наклонился к Люси. Его горячее дыхание обожгло ее, Люси почувствовала, как часто забилось ее сердце, а мышцы живота напряглись.

— Скажите ей, что я попросил у вас поцелуй, а вы мне отказали, — сказал Байрон ей на ухо. — Она поверит и отстанет от вас.

У Люси зарделось лицо от одного слова «поцелуй». Внутри разлилось приятное тепло и грозило вырваться наружу, выдав ее волнение.

— Что вы хотели сказать, — с трудом выговорила она, — что требует такой маскировки?

— У меня для вас кое-что есть, мисс Деррик. Я нашел это на себе, когда проснулся утром. Не могу сказать, как это у меня оказалось, но, похоже, многое из того, что случилось со мной в последнее время, для меня загадка. Что касается этого документа, я не знаю ваших обстоятельств, но понял, что вы недовольны жизнью в доме дяди и что эта женщина постоянно следит за вами. Пожалуйста, ничего не говорите. Я просто хочу, чтобы вы поняли, почему интуиция подсказала мне передать это без свидетелей. Если я ошибаюсь, можете тотчас показать это вашему дяде. Если я прав, значит я не причинил никому вреда, а, возможно, даже сделал что-то хорошее.

— Что вы имеете в виду? — Слова застряли у нее в горле.

— Зайдите за экипаж. Мне нужно передать вам это быстро, пока нас не видят. Потом встаньте так, чтобы вас было видно из окна. Так у нее не возникнет подозрений.

Сердце у Люси бешено колотилось. Помимо всего, что произошло, теперь она была вовлечена в интригу, по всей видимости не имеющую отношения к тому, что пэр в нее влюбился. Вслед за лордом Байроном она зашла за экипаж, и он вложил в ее руку толстую пачку бумаг, сложенных втрое. Машинально она засунула их за корсаж платья, покраснев при этом.

Они с лордом Байроном снова встали перед экипажем.

— Теперь, когда это у меня, скажите, что это?

— Френсис Деррик — ваш отец? — тихо спросил он.

Люси едва не лишилась чувств и схватила его за руку, но тотчас в испуге отпустила. Ей было неловко и стыдно, что она так поступила, однако она была в восторге и гадала, какой бы придумать предлог, чтобы это повторить.

— Да, — прошептала она.

— Простите мою назойливость, но что он оставил вам после смерти?

— Очень немного, — с трудом проговорила Люси. — Он оставил после себя долги, а все, что у него было, завещал сестре и ее мужу.

Лорд Байрон кивнул:

— Сегодня утром я нашел на себе завещание — последнюю волю мистера Френсиса Деррика, а также записи о его финансовом состоянии. Я не читал документы внимательно, поскольку меня это не касается, но суть такова: кроме неких сумм, завещанных отдельным лицам, все личное имущество вашего отца и сумма, которую он оценил приблизительно в десять тысяч фунтов стерлингов, достаются его незамужним дочерям, Люси и Марте Деррик. Вынужден вас огорчить, но, похоже, вы стали жертвой махинации, цель которой — лишить вас наследства.

5

Когда лорд Байрон уехал, Люси удалилась в свою комнату, чтобы обдумать в тишине все, что произошло. Какими поразительными и ужасными были эти два дня! Она познакомилась с мисс Крофорд, которая, хотя и была совершенно чужим человеком, очаровала ее своим дружелюбием и которую Люси, по всей вероятности, никогда больше не увидит. Возможно, Люси использовала настоящую магию, чтобы помочь красавцу-мужчине, попавшему в беду, а он оказался пэром и даже флиртовал с ней. Это рождало надежду, в особенности учитывая, что она, скорее всего, уже расстроила помолвку с мистером Олсоном. И ко всему прочему, этот пэр вручил ей документ, в котором изложена последняя воля ее отца, и воля эта сильно отличается от той, что огласил стряпчий.

Кроме завещания, составленного всего за четыре месяца до смерти отца, Люси нашла опись его имущества, стоимость которого во много раз превышала те незначительные суммы и якобы огромные долги, о которых говорил стряпчий. Согласно бумагам, которые она держала в руках, мистер Деррик имел инвестиции, превышающие десять тысяч фунтов стерлингов. Имелись драгоценности, принадлежавшие матери Люси, а также столовое серебро, картины и несколько бриллиантов. Были и другие предметы, представляющие ценность, включая мебель, ковры и огромную библиотеку. В завещании говорилось, что на момент его составления мистер Деррик не имел значительных долгов и предполагал лишь незначительные иски на имущество.

Люси вспомнила, как сидела, убитая горем, в гостиной своего бывшего дома в Харрингтоне. Марта держала ее за руку, а мистер Кленчер, стряпчий, такой худой, что казалось, он вот-вот испустит дух, объяснял им суть и последствия завещания. Невозмутимым тоном стряпчий сообщил им, что после смерти мистера Деррика осталось много долгов. Когда долги будут уплачены, сумма примерно в двести сорок фунтов будет поделена между Мартой и Люси. Они также получат по несколько ювелирных украшений, незначительной стоимости. Предметы, которые не понадобится продавать для уплаты долгов, останутся в Харрингтоне. Согласно завещанию дом должен остаться по возможности нетронутым.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org