Пользовательский поиск

Книга Колдунья. Содержание - ГЛАВА 3

Кол-во голосов: 0

Элис вышла в дверь и едва слышно простонала от страха. Слуга лорда наклонился, схватил ее под мышки и посадил перед собой на лошадь.

— Поехали! — скомандовал он.

Всадники развернули лошадей, успевших истоптать копытами все грядки, и канули в темноту; ветер унес вдаль топот копыт.

Мора постояла немного у раскрытых дверей хижины, не обращая внимания на холод и на дым погашенного очага, клубящийся за спиной, и прислушиваясь к тишине ночи. Значит, Элис уехала, вот так-то.

— У нее есть сила, — произнесла Мора, глядя в ночное небо, на облака, проплывающие в свете полумесяца. — Она поклялась, что уйдет, тут же за ней явились всадники, и вот она ушла. Интересно, чего она пожелает в следующий раз? Чего ей захочется?

ГЛАВА 3

Прежде Элис никогда не скакала галопом, она прижалась всем телом к луке седла, ее подкидывало от мерных прыжков животного. В лицо задувал ветер, а всадник держал ее так крепко, словно боялся, что она сбежит. Когда она опускала глаза, то видела лишь перекатывающиеся мышцы огромной лошади и развевающуюся гриву. Оставляя шлейф летящих из-под копыт искр, они миновали вересковую пустошь, каменный мостик и оказались в Каслтоне, где на той же головокружительной скорости с грохотом помчались по мощенной булыжником улице, вдоль которой выстроилась дюжина каменных домов. Ни в одном из закрытых ставнями окон не светился огонек; в стороне от главной улицы, в крохотных домишках и лачугах, разбросанных по окрестностям, тоже было темно и тихо.

Потрясенная Элис едва дышала и не проронила ни звука, когда лошади свернули влево, шумно пронеслись по подъемному мосту и влетели в раскрытые, словно пасть зверя, ворота замка. Два солдата в темноте арки коротко окликнули их, и всадник что-то на ходу ответил. Наконец они оказались во дворе, освещенном луной. Мимо окончательно растерявшейся Элис промелькнули конюшня, скотный двор справа, круглая башня караульной слева, в нос ударил запах свинарника. Затем копыта лошадей простучали по второму подъемному мосту, перекинутому через глубокий ров с водой, лошади нырнули в другие ворота и остановились. В темноте с криком: «Стой! Кто идет?» — появились два солдата, они внимательно оглядели всадников и указали дорогу через сад. Элис успела заметить грядки с овощами и травами и ряды яблонь, на которых не было яблок. Наконец на фоне ночного неба она увидела крепкое приземистое двухэтажное здание, длинное, с парой огромных двустворчатых дверей по центру. Оттуда доносились крики и громкий смех. Дверь распахнулась, вышедший из дома мужчина беспечно помочился на стену. Двор был освещен ярким факелом, ноздри щекотал запах жареного мяса. Всадники направили лошадей вдоль здания. Справа особняком стояла пекарня, в окнах которой горел огонь, а прямо перед ними возвышались две громадные, погруженные во мрак башни, сложенные из больших серых валунов.

Всадник спешился, сильные руки подхватили Элис и поставили на землю.

— Где мы? — едва дыша, спросила она.

Мужчина кивнул в сторону башни, примыкающей к длинному строению, и коротко пояснил:

— Это башня лорда Хью.

Он посмотрел поверх ее головы и что-то крикнул. Из башни донесся ответный крик, и Элис услышала, как отодвигается засов.

— А там что?

Она указала на другую башню, поменьше и поприземистей, примыкающую к стене замка. Внизу окон не было, к окнам второго этажа вела каменная наружная лестница.

— Молись, чтобы никогда туда не попасть, — мрачно изрек великан. — Это тюремная башня. На втором этаже стража, а внизу камеры. У них там и дыба есть, и тиски, и пресс, и уздечка, все как положено. Молись, чтобы никогда этого не увидеть. Там все становятся намного разговорчивее, но и выше ростом. Гораздо выше. И тоньше. А иногда без зубов. Дешевле, чем у самого последнего зубодера! — Он грубо рассмеялся и крикнул зычным голосом: — Эй!

Из тени выступил стражник.

— Вот знахарка из Боуэса, — сообщил великан. — Немедленно доставь ее вместе со скарбом к его светлости. И никто к ней не должен соваться. Таков приказ самого милорда.

Он подтолкнул Элис к стражнику, тот схватил ее за руку и потащил вверх по каменным ступеням к арочному дверному проходу. Дверь, толстая, как ствол дерева, была открыта. Внутри мерцало пламя факела, оставляя на стене полосу черной копоти. Замок дышал холодом и сыростью; казалось, даже платок на грубо подстриженной голове Элис дрожал. Здесь было холоднее, чем в пронизанной сквозняками хибаре Моры. Стены замка защищали от ветра, но туда никогда не попадало солнце. Девушка незаметно перекрестилась. У нее было предчувствие, что она идет навстречу смертельной опасности. Темный коридор, освещенный по углам чадящими факелами, был как самый страшный кошмар в монастыре: запах дыма, треск пламени и длинный, длинный путь в никуда.

— Шагай быстрее, — поторопил стражник и крепко сжал руку Элис.

Виток за витком она поднималась за ним по винтовой лестнице.

— Пришли, — наконец сказал он, постучав в массивную деревянную дверь: три коротких удара и два длинных.

Дверь распахнулась. Помещение было так ярко освещено, что девушка зажмурилась. Несколько человек сидели на скамьях за длинным столом с остатками ужина, в углу ворчали над костями две большие охотничьи собаки. С первого взгляда Элис поняла, что перед ней — люди знатного происхождения. Плащи, небрежно брошенные на стулья, были сшиты из тонкой шерсти на шелковой подкладке. Присутствующие были одеты в тонкие чулки изящной расцветки и бриджи с пуфами, подвязанные под коленями красивыми ленточками. Длинные камзолы были распахнуты, так что виднелись шелковые подкладки. На головах красовались небольшие бархатные шляпы с перьями и драгоценными камнями. Было жарко, пахло прогорклым дымом и потом.

— Девка! — воскликнул один из них. — Очень любезно с твоей стороны!

Элис отпрянула и спряталась за спиной солдата, который еще держал ее за руку. Тот покачал головой и ответил:

— Нет. Это знахарка из Боуэса, ее прислали к милорду. Как он себя чувствует?

Молодой человек, находившийся в самом конце комнаты, поманил их к себе.

— Увы, ему не лучше, — проговорил он вполголоса. — Лорд хочет видеть ее немедленно.

Он отдернул гобелен на стене и распахнул узенькую арочную дверь. Стражник отпустил Элис и сунул узел ей в руки. Она застыла в нерешительности, не зная, что делать дальше.

— Ну, чего стоишь? — обратился к ней молодой человек.

Но девушка все не решалась двинуться с места. Тогда солдат подтолкнул ее вперед. Стараясь не потерять равновесие, она сделала шаг, и еще один; спотыкаясь, она кое-как проковыляла мимо мужчин, провожающих ее взглядами. За узкой дверью оказалась каменная лестница, освещаемая одним-единственным еле горящим факелом. В конце пролета Элис увидела небольшую деревянную дверь; едва она поднялась по ступеням, как дверь медленно отворилась.

Темное помещение освещали только пламя камина и слабый огонек восковой свечки на сундуке. Закругляющиеся стены башенной комнаты были завешаны гобеленами. Перед камином — тяжелый резной деревянный стул, возле него — табуреточка для ног. Под застекленным окном, смотрящим во двор замка, находился небольшой круглый столик. В углу — два деревянных сундука для одежды и буфет, в котором стояли кувшин с вином и бокал; Элис отметила очень красивую форму бокала и поняла, что, невзирая на страх, не утратила наблюдательности. У дальней стенки располагалась небольшая высокая кровать, задрапированная занавесками, расшитыми богатыми узорами.

В изголовье кровати девушка увидела крошечного человечка, ростом не более ребенка. Он глаз не сводил с гостьи, непрерывно поглаживая рукой подушку, где покоилась голова человека с исхудалым, изможденным болезнью и страданием лицом, желтым, как осенний березовый лист. Но черные глаза, когда над ними поднялись тяжелые веки, смотрели ярко и весело, сверкали, как у старого сокола.

12

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org