Пользовательский поиск

Книга Любимая. Страница 7

Кол-во голосов: 0

– Я хочу знать, – перебила дочь тетя Катарина и устремила на племянницу пронизывающий взгляд, – что ты делала у дверей салуна. Почему, ради всего святого, ты не пошла с нами в багажное отделение?

Джулиана заставила себя выдержать подозрительный взгляд тетки.

– Я хотела, тетя Катарина, – еле слышно пролепетала она, – но… мой платочек унесло ветром, и я пыталась поймать его.

Катарина Тобиас по-прежнему не сводила взгляда с племянницы.

– Ну и как, поймала?

– Н-нет… из-за этой суматохи я забыла.

Виктория вцепилась в руку отца:

– Думаю, после всего случившегося нам следует сесть на первый же поезд и вернуться домой. Мне совсем не нравится это место, папа.

– Ладно, ладно, моя дорогая, не спеши отступать. – Дядя Эдвард похлопал дочь по плечу и с деловым видом одернул сюртук. – Уверен, все будет в порядке. Только надо дождаться человека от мистера Брина.

– Эй, если вы ждете Барта Мюллера с ранчо Брина, то он едет сюда, – заявил старик.

Эдвард увидел широкоплечего мужчину с бычьей шеей, в черном жилете и шляпе. Он правил фургоном.

– Благодарю, сэр. – Дядя Эдвард кивнул старику и обратился к жене: – Вот видишь, все уладилось, дорогая.

Барт Мюллер остановил фургон и одарил стоявшее на тротуаре семейство извиняющейся улыбкой:

– Мистер Тобиас? Я Барт Мюллер, управляющий из «Двух дубов». Меня прислал мистер Брин.

– Вовремя.

– Простите, сэр, но у нас возникла проблема на ранчо. Я выехал, как только смог. Мистер Брин просит извинить его за доставленное неудобство. У вас хватит времени, чтобы освежиться перед сегодняшним праздником. – Мюллер внимательно изучал приезжих, каждого в отдельности. Его внимание привлекла красивая, но бледная как мел девушка, стоявшая у стены. – Что-то случилось с дамой?

– Ничего серьезного, – поспешно заверил его дядя Эдвард. – Моя племянница немного испугалась, но она быстро оправится, когда отдохнет.

Неожиданно тетя Катарина резко повернулась к мужу, при этом ее юбки вздыбились, как волны. Не дай Бог, этот человек доложит Брину об обмороке Джулианы. Тот может передумать. Нужно поскорее отвлечь его. Тетя Катарина с завидной легкостью перехватила инициативу и с деланным энтузиазмом воскликнула:

– Эдвард, а почему бы тебе и мистеру Мюллеру не забрать наш багаж? А мы с Викторией и Джулианой подождем вас.

– Да, дорогая, мы скоро вернемся.

Мужчины отправились к вокзалу. Джулиана внезапно почувствовала себя безумно уставшей. Ей хотелось забиться в укромный уголок, где можно отдохнуть и прийти в себя. Гнев тети Катарины, злость дяди Эдварда, раздраженное лицо Виктории не способствовали успокоению. Ей было стыдно за обморок. Как глупо – решить, что убитый был Томми, и лишь потому, что у него такие же волосы и рубашка! Как унизительно – упасть в обморок через пять минут после приезда в Денвер!

Джулиана пыталась уверить себя, что во всем виновата усталость после долгого путешествия, голод, жара и жажда, однако она понимала, что дело в другом. Она потеряла сознание не только потому, что приняла убитого за Томми. На нее подействовали вид трупа и кровь. В ней с детства сохранился животный ужас перед кровопролитием. С того дня, когда в магазине убили ее родителей, даже капля крови могла вывести ее из равновесия. Однажды Виктория показывала ей узор для вышивания и уколола палец. Джулиану – тогда ей было четырнадцать – начало трясти, и дядя Эдвард вынужден был влить в нее изрядную порцию бренди, чтобы привести ее в чувство. А когда одного из грумов дяди Эдварда ударила испуганная лошадь, у Джулианы при виде раны чуть ноги не подкосились и едва хватило сил позвать кого-нибудь на помощь. И сейчас, вспоминая охотника с тяжелым взглядом, она сообразила, что он убил человека всего за секунду до того, как натолкнулся на нее, однако он выглядел не менее спокойным и хладнокровным, чем джентльмен, гуляющий по парку.

Она слышала рассказы о суровой жизни на границе, о перестрелках, о смертной казни через повешение, о рейдах на индейские поселения, но воспринимала их как нечто нереальное. Однако она ошибалась. Действительность оказалась жестокой и кровавой. Джулиана содрогнулась. Неожиданно Денвер, с вооруженными людьми, с витающим в воздухе запахом пороха, напомнил ей об Индепенденсе, о том страшном незабываемом дне, когда она с братьями вернулась из школы и узнала о гибели родителей.

Джулиана упорно боролась с приступом тошноты и страха. Нужно преодолеть это чувство, если она хочет в полной мере использовать свое пребывание в Денвере, если хочет разыскать Уэйда и Томми. Если она хочет жить с ними на Западе, ей придется научиться быть сильной и стойкой. Джулиана мечтала присесть хотя бы на минутку, чтобы унять дрожь в ногах. Она уже собралась было предложить тете Катарине забраться в фургон, когда та внезапно схватила ее за руку и сказала:

– Джулиана, выслушай меня, пока дядя и мистер Мюллер не вернулись. Я должна напомнить тебе – и Виктории, конечно, – о том, что нужно быть очень любезной с мистером Брином. Чрезвычайно важно, чтобы эти деловые переговоры прошли успешно. Ты поняла?

– Да, тетя Катарина, но…

– Воздержись от жалоб на неудобства, которые могут возникнуть в Денвере или на ранчо мистера Брина. Возможно, у них отсутствуют всякие новшества, к каким мы привыкли дома. Ни в коем случае нельзя оскорбить нашего хозяина.

– Естественно. Я просто не способна на такое.

«А вот Виктория способна», – подумала Джулиана, бросив быстрый взгляд на мрачную кузину. Ее удивило, почему тетя Катарина так пристально смотрела на нее, когда давала указания, причем обращалась непосредственно к ней, а не к Виктории, которая постоянно на что-то жаловалась.

– Я сделаю все, чтобы вы гордились мной, – добавила девушка, все еще озадаченная тем, что именно ее поведение вызывает у тетки опасения. Неужели тетя Катарина действительно боится, что она намеренно оскорбит Джона Брина? Джулиана встречалась с Джоном Брином один раз, несколько месяцев назад на балу у губернатора. Имя этого человека почти ежедневно появлялось в газетах. Они обменялись несколькими фразами, и он уехал вскоре после ужина, чтобы успеть на поезд, как сказал дядя Эдвард. Даже столь краткого знакомства было достаточно, чтобы Джулиана увидела в нем человека несгибаемой воли, недюжинной силы и бьющей через край энергии, хотя внешне он ничем не выделялся – худощавое лицо, большие, глубоко посаженные топазовые глаза и восторженная улыбка. Она прекрасно знала о его богатстве, и у нее сложилось определенное мнение о нем, однако при встрече он оказался совсем не таким, каким она его представляла. Он выглядел моложе своих тридцати лет. Стройный, с блестящими светлыми волосами и резкими чертами лица, он был довольно привлекателен. Джулиана не могла понять, с чего это вдруг тетя Катарина решила, что она будет унижать его.

«Наверное, она считает, что у меня плохой характер, если боится, что я буду вести себя неучтиво по отношению к хозяину дома и тем самым разрушу планы дяди Эдварда, – подумала Джулиана. – Возможно, тетя боится, что в атмосфере Денвера проявятся худшие черты моей натуры, а все то, что она вбивала мне в голову в течение девяти лет, испарится без следа».

При этой мысли в глазах девушки появился лукавый блеск, и она взбодрилась.

– Следи за каждым своим шагом, чтобы не уронить нашу честь, – понизив голос, приказала тетя Катарина, когда дядя Эдвард и Барт Мюллер принялись грузить багаж на фургон. – Веди себя как благородная дама, будь любезной при всех обстоятельствах.

К тому моменту, когда фургон выехал из города, Джулиана уже забыла о наставлениях тетки и снова обдумывала свой план розыска братьев. Надо как можно скорее начать наводить справки, возможно, уже сегодня вечером, только делать это нужно очень осторожно. Она не обращала внимания на стоны Виктории, звучавшие каждый раз, когда фургон подпрыгивал на кочке или резко кренился на поворотах. Они проезжали по заросшим розами склонам гор, и Джулиана мечтала о будущем, представляя уютный дом, где она будет жить с Томми и Уэйдом. Для них троих начнется новая жизнь.

7

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org