Пользовательский поиск

Книга Нечаянный поцелуй. Страница 32

Кол-во голосов: 0

Тело всего лишь плоть. Мужчины, которым она отдавалась, не трогали ни ее сердца, ни ее души. Она оставалась свободной. Она оставалась Роной. И это было главное.

Игра, которую она планировала теперь, была для нее, возможно, самой важной и самой безнадежной из всех, которые она затевала. Если Алфрик потерпит неудачу, отец, возможно, убьет его. А остаться одной в замке Хиллдаун… такого Рона даже представить себе не могла.

– Похоже, здесь слишком холодно для такой благородной дамы, как вы.

Ах, он нашел ее!

Рона стерла с губ лукавую улыбку и повернулась к нему. Боже, он оказался гораздо крупнее, чем она полагала! Но сама Рона была миниатюрной. По этой причине многие мужчины ее недооценивали.

– Кто ты, простолюдин?

Его черные, как оникс, глаза блеснули. Рона не поняла, обидела его или развеселила ее грубость.

– Меня зовут Рейнард, миледи. Я человек лорда Генриха, его слуга. До этого служил наемником, а раньше работал со своим отцом, который был… впрочем, вам неинтересно слушать о жизни простолюдина.

Рона вскинула тонкую бровь:

– Почему неинтересно? Меня интересуют всякие твари, большие и малые, короли и простолюдины.

Он переминался с ноги на ногу. Холод, казалось, на него не действовал, в то время как Рона не могла унять дрожь.

– Мой отец был корабельным плотником в Бретани, а потом здесь, в Ганлингорне. Его корабли ходили далеко в море, аж до Генуи. Он любил говорить, что плоды его труда будут долго жить и намного переживут его, так оно и случилось. Его корабли все еще ходят по своим торговым путям. Мало кто из людей может утверждать подобное, леди, короли они или простолюдины.

Прозвучавшая в его голосе гордость удивила ее. Сама она едва ли гордилась своим отцом, а о любви и говорить нечего. В какой-то миг она даже искренне позавидовала этому слуге с пронзительным взглядом.

– Тогда почему его сын подался в слуги лорду Генриху Монтевою? – спросила она холодно, надеясь язвительным тоном побудить его к ответу.

Он прищурился, задумавшись, стоит ли отвечать на ее вопрос. Рона даже уловила момент, когда он принял решение не откровенничать. С какой стати он должен рассказывать ей правду о своей жизни? Да и какое ей до него дело?

И все же слуга ответил:

– Он лучше платит. – Здоровяк пожал широкими плечами и шагнул в ее сторону.

От его тела повеяло теплом и экзотическим запахом корицы. Столь приятное сочетание вызвало у Роны желание подвинуться к нему ближе и уютно устроиться у него под боком. Что-то в Рейнарде внушало ей ощущение защищенности.

«Ощущение безопасности губительно. Мужчинам нельзя доверять. Все они только и ищут, где можно что-нибудь украсть. Самоуважение женщины, ее гордость, добродетель, даже жизнь».

– Я могу платить тебе, Рейнард, – спокойно предложила Рона и взглянула ему прямо в глаза.

Он пристально смотрел на нее. Это был хороший знак. Еще мгновение, и она добьется своего.

– Какой монетой и с какой целью вы собираетесь мне платить, леди?

– Любой монетой, какой захочешь, за сообщение новостей из Ганлингорна.

Он фыркнул:

– Вы имеете в виду шпионить?

– Нет, просто рассказывать о том, что слышишь. Мне нужно знать, как обстоят дела у лорда Генриха и леди Дженовы. Мой брат… – Она вздохнула и закатила глаза в притворном отчаянии. – Он все еще любит ее. Пока она гонит его прочь, но в один прекрасный день проявит к нему благосклонность. Я в этом уверена.

– Мужчины, к которым вы обращаетесь, обычно не отказывают вам? – осведомился он холодно.

– Обычно нет, Рейнард. А ты возражаешь против моих вопросов? Мне неизвестен закон, который запрещал бы мне спрашивать.

– Значит, вы хорошо им платите?

– Конечно.

Он отвел взгляд. Рона решила, что он тянет время, и продолжала спокойно ждать, гадая, о чем он думает. Не все мужчины с легкостью шли на подкуп, но мало кто из них ей отказывал. Она научилась выбирать тех, кто не отказывал.

– Я предпочитаю оплату натурой.

У нее на мгновение остановилось дыхание, и она растерянно ахнула.

– Что ты сказал, простолюдин?

Он смотрел на нее сверху вниз, прожигая взглядом, отчего у нее закружилась голова.

– Вы сказали, что заплатите мне любой монетой, какую я потребую. Я хочу вас, миледи. Я буду для вас шпионить, но только за то вознаграждение, которое выберу сам. За каждое сообщение я хочу получать плату вашим телом.

Рона усмехнулась:

– Ты слуга, Рейнард, а я леди. Ты подумал об этом?

– Я – мужчина, а вы – женщина. Остальное не имеет значения.

– Имеет, Рейнард. Между нами огромная пропасть. Наше положение, наше рождение, наше происхождение. Они несопоставимы.

Он пропустил ее слова мимо ушей.

– Говорят, вы не девственница.

Жар бросился ей в лицо, руки задрожали, когда она сжала их под плащом.

– Правда?

– Говорят, ваш отец променял ваше целомудрие на кусок земли на границе с Уэльсом. Он продал бы вас в жены, но мужчина уже был женат.

Рона похолодела. Чтобы хоть немного согреться, она еще плотнее натянула на голову капюшон, ощутив щекой мягкий мех. Господи, откуда он знает? Это должно было храниться в тайне. Об этом не должны были ни говорить, ни даже думать. А Рейнард заявляет во всеуслышание о том, что ее отец, не сумев выгодно выдать дочь замуж, выторговал за ее девственность кусок земли на Уэльских топях…

– Тогда непонятно, зачем ты меня добиваешься, если веришь в подобные небылицы. Впрочем, не все ли равно, во что ты веришь!

Он сделал к ней еще один шаг. Ее вновь обдал пьянящий запах корицы. Он будоражил ее нервы, будил ее чувства. Такого с ней еще не бывало. Рона больше не была уверена, что способна управлять собой или ситуацией.

– Для меня не важно, что ты сделала или кем ты была, Рона. Подобные вещи меня не касаются. Я хочу тебя, и я поведаю тебе все свои секреты и все секреты лорда Генри, если ты заплатишь мне ту цену, которую я прошу.

Голос Рейнарда прозвучал спокойно и убедительно, и Рона ему поверила. Но он слуга. Она не должна даже допускать мысли о том, чтобы рассмотреть его предложение, не то чтобы удовлетворить. Другое дело – мужчины с деньгами и благородными корнями. С ними она не раз вступала в сделку ради получения желаемого. И, как уверяла себя, это ничего не значило для нее, и она ничего не чувствовала. Еще одна стрела в ее колчан, вот и все. Но вдруг ей показалось весьма заманчивым сказать Рейнарду «да». Ее холодный, расчетливый ум боролся с эмоциями, которые она так долго держала под замком.

Это потому, что он слуга.

Слова эти снова прокрутились в ее мозгу. Она еще никогда не опускалась так низко – переспать со слугой, чтобы добиться желаемого. Но когда Рона смотрела на сильное красивое лицо Рейнарда, эта перспектива не казалась ей падением. Скорее она испытывала желание, потребность. По ее телу растекалось приятное тепло. Она ощущала что-то вроде сладострастия.

Раньше Рона никогда не испытывала желания к мужчине. Никогда не позволяла себе этого. Но теперь ей хотелось провести пальцами по его коже, откинуть со лба непослушную прядь волос, прижаться к его большому, сильному телу. Она хотела ощутить вкус его губ и прикосновение к своей груди его ладоней.

Впервые в жизни она хотела мужчину.

– Нет, – ответила она и отступила, увеличивая между ними расстояние. – Нет, я не стану платить тебе такую цену. Деньги или ничего. Выбирай.

Рона потеряла его. Он не уступит, не изменит решения. Либо будет так, как он сказал, либо никак. Что ж, так тому и быть. В Ганлингорне хватает и других слуг.

«Но никто из них не занимает столь подходящего места».

– Ну? Что ты решил? – холодно справилась она, разыгрывая безразличие, хотя тело ее напряглось.

– Я не продаюсь за деньги, леди Рона. Сделка возможна, если каждый из нас откажется от чего-то важного. Чего-то, что составляет часть каждого из нас.

– Речь идет о передаче мне информации, Рейнард, а не ключей от рая!

– Я отдам вам свою душу, миледи. И вы должны вернуть мне в обмен нечто сопоставимое.

32

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org