Пользовательский поиск

Книга Нечаянный поцелуй. Страница 55

Кол-во голосов: 0

На улице догорали последние лучи заходящего солнца. Потеплело. Близилась весна. Но Дженова этого не замечала. Она стремглав пересекла двор и влетела в помещение конюшни. Грумы носили сено и убирали навоз. Дальше в проходе, прислонившись к стойлу, стоял Рейнард и разговаривал с кем-то, находившимся по другую сторону ограждения.

Направившись к нему, Дженова услышала, как он говорит:

– Она не пришла. Я думал остаться и подождать, но уже темнело, а я знаю, что так поздно она не выезжает. Я боюсь за нее, милорд.

Из-за перегородки стойла раздался приглушенный голос Генри:

– Будь я скептиком, Рейнард, я сказал бы, что она тебя провела. Что разыграла спектакль. Ты уверен, что это не так?

Рейнард провел дрожащей рукой по волосам.

– Нет, она не такая! Что-то случилось. Я это нутром чую.

Генрих поднялся, и в этот момент к ним подошла Дженова. Генрих отложил в сторону припарку, которой лечил ногу пони Рафа, вытер руки о тряпицу и двинулся к Дженове, широко распахнув дверцу стойла.

– Что случилось? – справился он.

Дженова вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха, и прижала к груди ладонь.

– Раф, – пробормотала она, с трудом шевеля пересохшими губами. – Мы не можем найти Рафа.

Генрих положил руку ей на плечо, и его прикосновение придало ей силы.

– Успокойся, Дженова, – тихо сказал он. – Раф где-нибудь здесь. – И, нахмурившись, обернулся к Рейнарду. Тот в растерянности покачал головой. – Я и сам его искал, – признался Генрих. – Он собирался помочь мне с пони. Старичок ушиб переднюю ногу. Раф выказал поначалу большое рвение, но когда я не смог его найти, то решил, что он, по-видимому, занялся чем-то другим.

– Ты его герой, Генрих! – воскликнула Дженова. – Он никогда бы не подвел тебя, зная, что ты ждешь его.

Слова Дженовы стали для Генриха откровением. Неужели он только сейчас понял, как сильно Раф его любит? Наверно, подумала Дженова с отчаянием. Ведь Генриха в детстве никто не любил.

– Он приехал с тобой, Генри, разве нет? – продолжала Дженова. – Ты ведь привез его назад в Ганлингорн?

– Конечно, привез! Я не спрятал его в карман, Дженова, если ты на это намекаешь. Когда я привез Рафа, его встретила вышедшая из башни Агета. Она и увела мальчика. С тех пор я его не видел.

– Агета говорит, что потом тоже его не видела.

Оба замолчали, охваченные тревожными мыслями.

– Ты сказал ему, что покидаешь нас? – вдруг осведомилась Дженова, нимало не заботясь, что ее услышит Рейнард. – Может, он расстроился?

Генрих попытался припомнить:

– Я сказал что-то насчет короля, что он нуждается в моих услугах при дворе. Он хотел… он спросил, не останусь ли я в Ганлингорне. Я не хотел обещать то, чего не мог… – Генрих прочистил горло, избегая смотреть Дженове в глаза. – Нет, он не расстроился. Я не огорчил его. Он понял. Прогулка прошла хорошо. Он, правда, слегка устал, и все.

Конечно, Генри не мог огорчить Рафа, Дженова это знала. Генри любил Рафа не меньше, чем Раф любил Генри. Любил его как собственного сына. Раз он готов скорее расстаться с Рафом, чем раскрыть ей свою тайну, значит, тайна действительно страшная.

Нечто такое, о чем ей лучше не знать.

Ее веки обожгли слезы, но она не позволила им пролиться.

– Раф? Где Раф? – прошептала Дженова. – Где он, Генри?

В глазах Генриха промелькнули страх и сомнение, тут же сменившиеся яростью. В мгновение ока он пришел в движение и, повернувшись к Рейнарду, скомандовал твердым, уверенным голосом:

– Собери людей и обыщите каждый дюйм Ганлингорна – башню и двор, конюшни и кладовые. Все. И опросите всех и каждого, когда в последний раз видели мастера Рафа. Мы должны выяснить, куда он отправился после того, как расстался с Агетой.

– Да, милорд.

Рейнард ушел, размашисто шагая и громко раздавая по дороге приказы. Его зычный голос гремел на весь двор.

Дженова проводила его взглядом, не зная, что делать. Затем повернулась к Генриху и обнаружила, что он наблюдает за ней. Боль в его глазах отражала ее собственную.

– Не волнуйся, моя любовь, мы обязательно его найдем, – пообещал он тихо.

Дженова чувствовала себя растерянной. Все, что минуту назад казалось важным, потеряло всякий смысл.

Дженова судорожно проглотила вставший в горле ком. Она не должна поддаваться панике. Генри обязательно найдет Рафа. Может, Генри и не доверяет ей, но она ему доверяет. Он сильный и умный. Он отыщет ее сына. Она не из слабых, и докажет это.

Дженова выпрямила спину.

– Спасибо. Пойду еще раз поговорю с Агетой. Если я тебе понадоблюсь…

Он кивнул с мрачным видом.

Дженова была на грани срыва. Никогда еще она не чувствовала себя такой одинокой, и это ее пугало.

Она нашла Агету наверху. Склонившись над сундуком, девушка складывала одежду. При виде Дженовы она распрямилась. В воздухе стоял запах лаванды.

– Миледи!

– Агета, мой сын… Я уверена, что все в порядке, но мы, похоже, нигде не можем его найти. Ты его не видела?

Округлив глаза, Агета покачала головой:

– Нет. Во всяком случае, с тех пор как он вернулся с лордом Генрихом с прогулки. Он устал, и я отвела его в комнату отдыхать. Позже заглянула к нему, но он уже ушел.

– Ушел? Куда? Куда он мог уйти?

Подобной настойчивости со стороны госпожи Агета не ожидала.

– Я… я не знаю, миледи.

Покачивая юбками, Дженова отошла к окну и распахнула створки ставен. Солнце почти закатилось. Тени удлинились и почернели. Скоро опустится ночь. Холодная и темная. Как им найти одного маленького мальчика?

– Миледи, я уверена, что все закончится благополучно, – осторожно заметила Агета. В голосе ее звучало волнение.

Но Дженова ее не слышала.

– Это тот человек?

Рейнард кивнул. Вместе с Генрихом они некоторое время постояли за дверью, разглядывая молодого человека плотного сложения, который ждал в караульном помещении, нервно переминаясь с ноги на ногу. Словно почувствовав, что на него смотрят, он поднял голову и замер. При свете единственной свечи было видно, что его округлое честное лицо испещрено старыми шрамами и глаза выражают настороженность.

Рейнард вошел в помещение.

– Ты знаешь, кто это, Сесил? – спросил он, кивая на стоявшего за ним Генриха.

Сесил склонил голову перед лордом Генрихом и заговорил по-французски с сильным английским акцентом:

– Да, сэр, знаю.

– Лорд Генрих готов выслушать тебя. Расскажи ему то, что рассказал мне.

Сесил еще раз нервно поклонился, но его глаза, обращенные на Генриха, были чистыми и искренними.

– Я находился в кладовой, где хранят вино, милорд, по просьбе управляющего пересчитывал оставшиеся бочки. Он и леди Дженова производили подсчет припасов, оставшихся до начала поста.

– Продолжай.

– Мне показалось, что одна бочка дала течь, и я лег на пол, чтобы проверить. Вдруг услышал шаги. Двое проходили мимо и очень торопились. Разговаривали очень тихо. Я подумал: «Кто это может быть? Здесь никто не мог находиться, кроме меня». Тогда я встал и посмотрел. И увидел сквозь бочки только их спины. Ее и его.

– Говори же, Бога ради! Он набрал в грудь воздуха.

– Это была леди Агета, милорд. Она вела с собой мастера Рафа. Я слышал, как он пожаловался ей, что устал или что-то в этом роде, а она отвечала, что он должен идти и не мешкать. Потом они вышли через другую кладовую, и я больше ничего не слышал. Мне показалось странным, но не мое дело задавать вопросы тем, кто выше меня по положению.

Рейнард поблагодарил его и протянул монетку, которую Сесил сначала придирчиво изучил и только потом сунул в матерчатый кошелек, притороченный к поясу. Когда он ушел, Генрих ошеломленно уставился на Рейнарда:

– Агета? Куда она его вела? Кладовые обыскали?

– Трижды. Но я узнал кое-что еще, милорд. В одном из подвальных помещений имеется потайная дверь и подземный коридор под стеной крепости. Он известен немногим, поэтому Сесил о нем не знает. Ход ведет за пределы замка, к реке. Я сам все осмотрел и обнаружил в топкой грязи на берегу следы, которые могли принадлежать ребенку. К топкому берегу была причалена лодка. Достаточно большая, чтобы выдержать женщину и ребенка.

55

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org