Пользовательский поиск

Книга Ночь греха. Страница 71

Кол-во голосов: 0

– Но я ничего вам не дала, – возразила Энн. – Я обычная, упрямая и невежественная в том, что касается этого мира.

– Вы обладаете храбростью дракона, – сказал он. – Вы дали мне свободу. Вы вернули мне себя. Я люблю вас больше жизни, но вы действительно лишили меня безумной бравады, Энн. Мне не видать вашей храбрости.

– Вся моя храбрость – это только та храбрость, которой вы одарили меня. Настоящая храбрость – это то, что сейчас вы показываете мне. Вернуться назад в Азию, хотя вы считаете, что вам есть что терять. Настоящая храбрость – это то, что заставляло вас жить, когда вы были там. И только настоящий героизм позволяет вам сказать мне сейчас, что вы меня любите.

– Да, видит Бог, я люблю вас! Я люблю вас, моя храбрая жена. Если бы существовал способ снять с себя бремя этого долга, я бы это сделал. Но если Тоби жив, то находится в невообразимо ужасных условиях. Я – единственный человек, который представляет себе, где его искать и как там передвигаться. Если я могу вызволить его, я должен это сделать!

– Да, – сказала она, – да, должны. Я это понимаю. Я бы осталась здесь ждать вашего возвращения, если бы это был единственный ответ на нашу дилемму.

– Я не жду этого. Наш брак – это брак по расчету. Я вообще ничего не жду от вас.

– Но вы должны ждать, потому что я буду любить вас вечно, Дикий Лорд Джек, всем сердцем, всей душой и всем телом. Неужели вы не поняли, что вы и этим рисковали минувшей ночью? Что вы накрепко привязали меня к себе? Так что теперь наша храбрость только друг в друге.

– И все же я должен вас оставить, – сказал он.

– Но я могу отправиться с вами – не до того места, где находится темница Тоби, конечно, но куда можно. Почему бы и нет?

Джек недоверчиво взглянул на нее:

– И вы готовы оставить Англию, оставить ваших родных, бросить свою работу с окаменелостями?

– Да, да! Это ведь не навсегда, но тем временем у нас будет несколько месяцев на корабле, а после этого по крайней мере какая-то поездка по суше. Может быть, если мы будем вместе, мы создадим нечто настолько сильное, что это будет поддерживать нас обоих.

Он задрожал, словно от мощного порыва ветра.

– Господи, вы не понимаете, как меня подмывает согласиться. И вы не понимаете, о чем просите, Энн.

– Я ведь никогда этого не понимала, да? Но всякий раз мне удавалось настоять на своем. Это правильно. Я это знаю, Джек. Держите меня при себе, пока я даю вам храбрость. Оставьте меня, когда я стану для вас обузой. Почему бы и нет?

– А если я не вернусь? Если вы останетесь одна в Индии?

– Тогда у меня останутся все эти месяцы и воспоминания, и о вас тоже.

– Мы, наверное, уже зачали ребенка.

Она покачала головой, исполненная благодарности, хотя только что это открытие не принесло ей ничего, кроме горя.

– Утром у меня начались месячные. Мы так и не зачали ребенка, но может быть, если мы вместе отправимся в Азию, у вас родится сын или дочь, которые унаследуют это поместье.

Он отошел, устремил взгляд в окно и некоторое время стоял так, ничего не говоря.

– Должно быть какое-то безопасное место, где вы могли бы меня оставить, – сказала она, – прежде чем вы измените внешность и отправитесь в горы!

– Да, конечно. Вы можете остаться с женами офицеров в любом городе, защищенном английскими войсками. Может быть, на корабле вы даже сможете преподать мне науку об окаменелостях.

– Значит, вы позволите мне поехать, Джек? Он повернулся, по лицу его текли слезы.

– У меня не хватает сил отказать вам. Вы даете мне все, к чему я стремился так жадно. Нужно уложить вещи и быть готовыми к утру.

То был безумный день. Энн швыряла вещи как попало на кровать, а несколько служанок укладывали их в чемоданы. Сундук с книгами, которые Джек ей подарил, можно было прямо погрузить на корабль. За одеждой можно будет послать. Продовольствие было заказано и погружено сразу же, благодаря влиянию имени Блэкдаунов.

А вот Горация пришлось оставить дома. Энн на прощание со слезами на глазах поцеловала котенка, потом рассмеялась, потому что он убежал, задрав хвостик, совершенно довольный тем, что станет любимцем на кухне. Уизикомб-Корт был раем для кошек, особенно той, которую ее светлость оставила на заботливое попечение экономки.

Ближе к вечеру в карете Джек отвез Энн в Хоторн-Аксбери проститься с родными. Мать Энн плакала, сестры припали к ней. Джек стоял в стороне, сложив руки за спиной. Мистер Марш подошел к нему, и они обменялись рукопожатием.

Когда они снова уселись в карету, отец крепко сжал Руку Энн. Она наклонилась поцеловать его.

– Я вернусь к вам, папа.

– Конечно, вернешься, – ответил он, седые пряди волос развевались вокруг его лица. – Но что бы ни случилось, Энни, ты должна пройти через это!

Смеясь сквозь слезы, она махала рукой, пока они не скрылись из виду.

– Еще не поздно передумать, – заметил Джек. Она оглянулась и покачала головой:

– Нет, если только вы не передумали.

– Я не так глуп. И потом, я с нетерпением жду уроков об окаменелостях. Постижение правды об истории Земли будет непередаваемым приключением.

– Более чем приключения в постели?

– Ах, но то ведь не просто приключения ума и тела, любимая. Это приключения души.

– Тогда «куда бы ты ни шел, я за тобой». Даже на край света, а уж в Индию – наверняка. Мне хочется увидеть огромные черепа, полные самоцветов, окаменелых драконов, скрытых у подножия Гималаев.

– О них я знаю только понаслышке, – усмехнулся он. – Я никогда не видел их своими глазами.

– Когда вы отправитесь за Тоби, возможно, мысль об этих глазных впадинах, полных горного хрусталя, этих каменных ноздрях, оправленных в алмазы, даст вам достаточно оснований вернуться ко мне живым.

Его улыбка говорила громче слов, хотя она знала, что всегда будет хранить их как сокровище.

– У меня нет иных оснований, кроме вас.

Они свернули на аллею, ведущую к Уизикомбу, и увидели, что во дворе ждет еще один экипаж. Прямой, чопорный герцог Блэкдаун только что вышел из него, за ним последовала герцогиня. Позади них с вороного жеребца соскочил лорд Райдерборн. Энн пригласила в дом свою грозную новую семью, не ощущая никакого трепета.

– Леди Джонатан, – тихо сказал Райдерборн, – вы просто сияете! Не потому ли, что завтра Джек отплывает?

– Разумеется, – твердо ответила Энн, – потому что я еду с ним…

– В Индию?! – спросила герцогиня. Джек повернулся к матери.

– Нам нужно быть вместе даже на краю земли. Вы можете простить мне это, ваша светлость?

Она подошла и положила руку ему на рукав.

– Мне нечего было прощать, мой дорогой сын, кроме одного: моих опасений, что вы утратили волю к жизни, что вы пытались отрицать любовь.

– Вы были не так уж не правы, – сказал Джек, кладя свою руку поверх ее руки. – Но вам больше не нужно за меня бояться. Энн постарается, чтобы я выдержал любое несчастье, которое может выпасть мне на пути. Пока же она собирается научить меня понимать возраст Земли и ужасных созданий, которые когда-то сотрясали ее. Возможно, мы сумеем постичь Божий замысел.

Зеленые глаза богини наполнились слезами.

– Вы не должны возмущать меня богохульством, Джонатан.

– Я не хотел, давайте пройдемся немного.

Они отошли, его темная голова склонилась к ее белокурой, герцогиня слушала сына либо задавала время от времени вопросы. В конце комнаты они остановились лицом друг к другу. Герцогиня еще что-то сказала. Джек наклонился и поцеловал мать в лоб. Когда они вернулись к остальным, лицо его матери было влажно.

– Стало быть, вы с моим сыном нашли новую цель, – с улыбкой обратилась герцогиня к Энн. – Вы отправитесь вместе охотиться на драконов. Благослови вас Бог, дитя мое! Мне кажется, вы начали исцелять его. Но все равно мой сын изменит вас больше, чем вы измените его.

– Надеюсь, – сказала Энн. – Джек открывает передо мной мир. Он дарит мне глубины и великолепие своего духа. Он никогда не сможет причинить мне вреда или испортить меня. Как можно? Мы ведь любим друг друга.

71

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org