Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Содержание - Глава 8

Кол-во голосов: 0

— Забудьте о своих безумных бреднях и отправляйтесь прямиком в ад!

— Тогда тебе придется встретить дьявола вместе со мной. Ну а теперь, если ты обещаешь не набрасываться на меня, я развяжу тебя.

Но ей уже было все равно — руки словно одеревенели. Касси повернула голову, пока Энтони распутывал узлы. Он нахмурился, увидев синяки, и стал осторожно растирать ее ладони, пока к ним вновь не вернулась чувствительность.

— Тебе уже лучше?

— Мне будет совсем хорошо, когда я воткну вам нож между ребрами.

— А, вижу, все в порядке. Бедняга Эллиот, вечная мишень твоего острого языка! А если он женится на мисс Элизе Пеннуорти, боюсь, даже то небольшое количество мозгов, которым наградил его Господь, уже через год заржавеет от полного бездействия!

Девушка ничего не ответила, и он весело продолжал:

— Кроме того, не верю, чтобы ты долго смогла бы жертвовать собственным мнением и идеями ради Эдварда Линдхерста. У него весьма твердые убеждения относительно обязанностей жены и матери его детей и о том, как обязана себя вести истинно английская леди.

— Эдвард, должно быть, считает меня погибшей, — в новом приступе тоски пробормотала девушка.

— Как знать! Сначала они будут несколько дней обыскивать побережье, но в конце концов смирятся с очевидным.

— Послушайте, — умоляюще попросила Касси, приподнимаясь на локтях. — Теперь, когда вы сделали все, что хотели, прекратите эту жестокую забаву и отпустите меня! Я уже не девушка и, следовательно, не представляю для вас никакого интереса.

Он молча отвел глаза, и девушка, схватив простыню, поспешно натянула ее на себя.

— Какая скромность! — усмехнулся граф. — Я тоже обнажен, любовь моя, и весь в твоем распоряжении, только попроси.

— Отвечайте же! — завопила она.

— Если ты несешь вздор, мне нечего сказать, — пожал он плечами и потянулся. Касси невольно уставилась на густую поросль черных волос в паху. Его плоть стала почему-то мягкой и вялой.

Граф перехватил ее взгляд и шутливо поклонился:

— Он не может быть напряженным и твердым все время, миледи. Даже ваш покорный слуга должен иногда отдыхать.

Касси снова ощутила, как слезы жгут глаза, и, поперхнувшись рыданием, поспешно отвернулась. Граф провел рукой по ее распустившимся косам.

— Ты должна расчесать волосы, иначе к утру они безнадежно спутаются.

Девушка не пошевелилась, и граф вздохнул:

— Хорошо, я сам сделаю это. Будешь лежать спокойно или мне тебя привязать?

Касси устало обернулась к нему:

— Дайте мне эту чертову расческу.

И хотя руки нестерпимо ныли, она принялась безжалостно раздирать щеткой густую копну волос, выбирая колтуны.

— Твои волосы, как и все остальное, восхитительны!

Девушка невидящим взглядом уставилась перед собой. Граф сверился с часами, стоявшими на резном письменном столе.

— Пора спать, Кассандра. День был длинным и крайне утомительным.

— Где вы ляжете? — холодно осведомилась она. Темные глаза хищно блеснули:

— Рядом с тобой, конечно.

— Мне нужна ночная сорочка.

— Прошу прощения, миледи, но сорочка — это единственный предмет, которого вы не найдете в гардеробе.

— Я никогда не сплю без рубашки.

— Значит, пришло время расстаться со столь пуританскими привычками.

Девушка тихо всхлипнула и попыталась спорить, но усталость взяла верх. Граф потушил лампы и снова потянулся, позволив себе впервые за последние четыре месяца немного расслабиться. Удовлетворенно улыбнувшись, он лег рядом с девушкой на спину, подложив руки под голову, прислушиваясь к неровному, тяжелому дыханию Касси.

— Подвинься ближе, Кассандра, — велел он наконец, опуская руки. — Обещаю, что не трону тебя сегодня.

Казалось, он явственно видел, как девушка, свернувшись в тугой комочек, прижимается к стене.

— Если ты ослушаешься, я возьму назад свое обещание.

Касси что-то рассерженно пробормотала и нерешительно подвинулась. Он обнял ее и, прижав к груди, прошептал:

— Спокойной ночи, любимая.

Девушка лежала, широко раскрыв глаза, и Энтони чувствовал, как ее густые мокрые ресницы щекочут кожу. Он не мог решить, чем утешить ее, зная, что она примет доброту за насмешку и нежность за жестокость.

Напоследок граф подумал о превратностях судьбы, позволившей ему совершить то, что сам он считал едва ли не преступлением, возможно, навсегда разлучившим его с берегами Англии, и в какой-то кратчайший миг усомнился в том, что добьется задуманного.

Теплые капли вновь оросили его плечо, и граф потянулся, чтобы смахнуть слезы с ее щек. Касси попыталась отстраниться, но он крепко держал ее.

— Спи, Кассандра. Все будет хорошо, вот увидишь.

— Ты проклятый, бессердечный ублюдок, — выдавила она. — Будь я мужчиной, вонзила бы шпагу тебе в брюхо!

— Будь ты мужчиной, любимая, вряд ли бы я захотел тебя похитить, разве что питал бы пристрастие к своему полу, что само по себе нахожу отвратительным. У тебя впереди целый век, чтобы как следует отчитать меня. Засыпай, чтобы завтра с новыми силами наброситься на своего похитителя. Утром твой язычок будет еще острее.

— Целый век…

Слова звучали у нее в мозгу смертным приговором. “Чтобы тебе гореть в аду, — выругалась она про себя, пытаясь стряхнуть пелену отчаяния. — Я найду способ сбежать”.

Глава 8

На несколько блаженных мгновений Касси очутилась дома, в Хемпхилл-Холл, в залитой солнцем спальне. Вот-вот раздастся на лестнице шарканье ног Долли Минтлоу, несущей своей питомице чашку утреннего шоколада.

Но кровать неожиданно отбросило в сторону, и девушка, встрепенувшись, пробудилась.

Она едва успела схватиться за деревянную решетку изголовья, как яхта громко затрещала и резко рванулась влево. Касси уселась и непонимающе оглядела каюту, залитую серым предутренним светом, льющимся через квадратные окна. Тяжелые капли дождя барабанили по палубе, а над головой орудийной канонадой звучали раскаты грома. Может, так оно и есть?

Касси сотворила коротенькую молитву, прося Господа отправить и графа, и его драгоценную яхту на дно Ла-Манша. По крайней мере этот кошмар навсегда закончится, и ее действительно будет отделять от брата и жениха целая вечность.

Скрипели снасти, и пол ходил ходуном, но таких сильных рывков больше не было — вероятно, судно держалось нужного курса.

— Благодарение Богу за шторм, — пробормотала Касси. Скорее всего исключительно по этой причине графа не было рядом.

При мысли о его возвращении девушка поспешно спустила ноги с кровати и окинула себя взглядом. Она совсем голая! Касси медленно поднялась, ощущая тупую боль между бедрами, глубоко вздохнула и семенящей походкой направилась к комоду. Наполнив тазик водой, она принялась умываться и только сейчас вспомнила, что сегодняшний день должен был стать для нее самым счастливым. День свадьбы!

Касси прикусила губу, чтобы не зарыдать. Глаза снова обожгло слезами, и она яростно плеснула водой себе в лицо, не обращая внимания на то, что ковер уже весь мокрый.

Разорванное платье валялось на полу, там, где вчера оставил его граф, и, спохватившись, что ей нечего надеть, девушка тихо выругалась. Но ничего не поделаешь, не показываться же перед ним голой.

Касси открыла дубовый шкаф и удивленно отступила при виде множества нарядов всех цветов радуги. Вспомнив о белье, она рывком выдвинула ящик комода. Он действительно успел подумать обо всем! Раздраженно стиснув зубы, она быстро натянула изумительное белье из тонкого шелка и кружева и выбрала самый скромный туалет из мягкого муслина цвета голубиного крыла, но, к своему неудовольствию, тут же заметила, что очень низкий вырез бросает вызов приглушенным тонам и простому покрою. Однако платье, как и белье, оказалось ей впору и сидело превосходно. Касси безжалостно прошлась щеткой с ручкой из слоновой кости по спутанной гриве, связала ее на затылке черной лентой и одернула муслиновую юбку.

16

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org