Пользовательский поиск

Книга Пленница судьбы. Страница 47

Кол-во голосов: 0

— Куда это вы, моя дорогая нареченная, в столь ранний час? — прогремел за спиной чей-то голос. Аврора, подскочив от неожиданности, обернулась. В дверях библиотеки стоял герцог.

— Еду домой, — спокойно ответила она. — И вам не остановить меня, Валериан!

Нареченная! Он назвал ее своей невестой! Стало быть, в самом деле все знает.

— Посмотрим, — холодно процедил он и, одним прыжком преодолев расстояние между ними, сорвал с ее плеч плащ и швырнул куда-то в темноту. Сильная рука так стиснула талию Авроры, что голова девушки закружилась.

— Отныне это твой дом, Аврора. Еще до твоего рождения наши отцы обо всем условились. Мне известно о вашем обмане!

— Но вы получили все сполна! — вскрикнула Аврора. — Остров, плантацию и жену. Чего же еще, Валериан? Чего еще?

— Я хочу тебя, Аврора, — свирепо прорычал он, дотрагиваясь до ее щеки. Пламя, бьющее из этих синих глаз, сжигало ее заживо.

— Неужели моей сестры недостаточно? — рассерженно воскликнула Аврора. — Вы мучили ее, Валериан! Издевались! Она сама мне сказала!

— Каландра была ледяной принцессой, дорогая Аврора, — без обиняков объяснил герцог. — Жене были ненавистны мои прикосновения, и мне пришлось принуждать ее каждый вечер, чтобы получить наследника. Она и лежала подо мной, словно мертвая, отвернувшись, а тело было холодным как камень, когда я брал ее.

— Но вам все-таки удавалось утолить свою похоть, не так ли, Валериан? И нравилось насиловать мою сестру? Как вы могли опуститься до этого? — всхлипнула Аврора.

— В такие моменты я думал о тебе, — неожиданно признался Валериан, почти с радостью вглядываясь в удивленное лицо девушки. — Возбуждал свои низменные инстинкты — по выражению Каландры, — вспоминая, как однажды видел тебя выходящей из воды. Обнаженная золотистая богиня .

— О Господи!

— Я стыжусь своих поступков, Аврора, поверь мне. Но что я мог поделать, когда твоя сестра не подпускала меня к себе! Остаться без наследника? Каландра упорно не желала выполнять супружеский долг, хотя была моей женой. Я отдал бы ей все на свете, подари она мне сына. Пришлось смириться даже с тем, что она меня не любит и вообще вряд ли способна воспылать к какому-то мужчине нежными чувствами. Зато по крайней мере она не изменяла бы мне. Калли нравились ее положение, богатство, красивые платья и развлечения, таль, что она оказалась слишком эгоистичной, чтобы отплатить мне за добро, родив ребенка. Тем не менее я искренне скорблю о ней. Однако рады, что больше она вас не потревожит, — попыталась обличить его Аврора. — Не отпирайтесь, Валериан!

— Я не желал ей зла и не виноват в ее гибели. И наверное, ты права, действительно испытываю некоторое облегчение при мысли о том, что свободен. Ты первая презирала бы меня, утверждай я иное, и назвала бы лгуном.

— Я и без того вас презираю! — рассерженно взвизгнула Аврора. — И вам не помешать мне, Валериан! Я еду домой, к родным, и подожду там, пока не закончится год траура по Калли! А потом обвенчаюсь с Сент-Джоном, как мы и намеревались! Ненавижу вас! И всегда буду ненавидеть за все, что вы сотворили с моей несчастной сестрой!

И в этот момент произошло невероятное, словно некая тонкая струна, позволявшая Валериану держать в себя в руках, внезапно лопнула. Рассудок мгновенно изменил ему.

— Ты лживая сучонка! — зарычал он. — И шагу отсюда не сделаешь! Да и мой дорогой кузен не посмотрит на тебя после того, как я разделаюсь с тобой!

Удерживая Аврору одной рукой, он принялся срывать с нее платье. Девушка с воплем вырвалась и метнулась наверх, но он успел догнать ее на полпути, и через несколько секунд на ней уже ничего не было. Аврора пыталась сопротивляться, однако силы оказались неравны. Она издала пронзительный вопль, но Валериан тут же закрыл ей рот ладонью и, подхватив на руки, понес по лестнице. Остановившись перед своей спальней, он пинком распахнул дверь и, тут же захлопнув ее, шагнул к кровати и почти небрежно бросил Аврору на перину. Та в ужасе смотрела на него из-под разметавшихся волос.

Надо немедленно встать! Оттолкнуть его и бежать, бежать, пока кто-нибудь не придет на помощь! Почему же ноги отказываются повиноваться? Девушка лежала на спине, зачарованно наблюдая, как Валериан сбрасывает одежду. Сапоги полетели в угол. За ними последовали панталоны, чулки и рубашка. Он встал над ней, и Аврора не могла отвести глаз. Сложен как бог, но по всему видно, обозлен и не собирается ее щадить.

Невероятным усилием воли Аврора попыталась подняться, но Валериан толкнул ее на спину и, встав коленом на кровать, сжал ее лицо ладонями и поцеловал. Медленно, неспешно, требовательно. И тело предало Аврору. Губы сами собой раскрылись под его губами. Их дыхание смешалось; девушка ощутила слабый вкус виски. На какое-то мгновение Аврора пришла в себя и уперлась кулачками ему в грудь, но в этот момент его язык скользнул ей в рот. Желание, какого она еще не ведала, вспыхнуло жарким пламенем. Их языки переплетались и ласкали друг друга, пока Аврора не начала задыхаться, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание.

Валериан, казалось, поняв в каком она состоянии, поднял голову. Девушка жадно хватала воздух, но не успела опомниться, как герцог снова стал осыпать нежными поцелуями ее лицо, едва прикасаясь ко лбу, щекам и векам, а потом, откинув ее голову, припал ртом к бешено бьющейся у самых ключиц жилке. Аврора едва не закричала, когда горячий язык пробежался по ее стройной шее. Ее шелковая кожа пьянила Валериана.

О Боже, — снова пробормотала Аврора. Как он может делать такое с ней? Неужели его страсть — тот водоворот, который закружит ее навсегда? Но ведь она любит Сент-Джона… или нет? Да знает ли она вообще, что такое любовь? Наверное, не знает, иначе не стерпела бы насилия.

«Но Хоксуорт вовсе не насилует тебя, — напомнил трезвый внутренний голос. — Ты хочешь его. И всегда хотела. Разве не его лицо ты видела во сне?»

— Нет! — вскрикнула девушка. «Да, — проскрежетал голос. — Да!»

Валериан лег рядом, привлек Аврору к себе и стал нежно ласкать ее груди. Девушка задрожала от предвкушения чего-то неизведанного. Она отчаянно хотела ощутить его губы на своих сосках, а он только гладил кончиками пальцев маленькие теплые полушария, едва задевая крошечные изюминки, пока они не потемнели и не напряглись. Наконец груди набухли так, что начали ныть. Он коснулся вершинок языком, потом стал ласкать каждую по очереди, затем слегка прикусил сосок и начал сосать с такой силой, что девушка охнула, ощутив влагу между бедер, и застенчиво коснулась темных волос на его груди, не смея погладить, боясь проявить излишнюю смелость. Что должна делать женщина, когда мужчина ласкает ее?

В памяти всплыли горькие слова Валериана, обращенные к сестре. Это Каландра лежала, словно мертвая, стоило ему воспользоваться правами супруга, но она, Аврора, не должна поощрять его — он ей не муж! — О-о-о-о, — простонала девушка. Валериан спускался все ниже, прокладывая по ее телу цепочку из поцелуев.

— Ты такая мягкая, — пробормотал он, поднимая голову. В глазах больше не было гнева.

— Отпусти меня, Валериан, — умоляюще попросила она. — Зачем ты меня позоришь?

— Ты не чувствуешь себя опозоренной, маленькая лгунья, — шутливо прошептал он. — И прекрасно знаешь, что я собираюсь жениться на тебе. Кроме того, ты так же тепла и податлива, как твоя сестра — холодна и бесчувственна. Я никогда не расстанусь с тобой, Аврора!

— Почему?

— Потому что ты моя, — бросил Валериан, продолжая целовать ее живот. Язык скользнул в ямку пупка, и девушка невольно стала бешено извиваться.

«Я не отдамся ему, — думала она яростно. — Ни за что!»

Но почему же тогда она лежит в его объятиях, наслаждаясь каждым прикосновением? Как-то Калли обозвала ее распутницей. Что, если сестра была права? Однако Калли утверждала, что Валериан терзал ее и был жесток, но Аврора пока не чувствовала ничего подобного. Все же она посчитала необходимым запротестовать:

— Ты погубишь меня, и что тогда скажет Сент-Джон?

47

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org