Пользовательский поиск

Книга Молот ведьмы. Страница 3

Кол-во голосов: 0

— Нет. О, сколько у вас чемоданов с собой? Вот и багаж.

— Три, — призналась я. — Подумала, что у вас здесь полно развлечений и бывает много приемов.

— Больше нет. Но переодеваемся мы часто. В основном чтобы дать занятие слугам. Подождите здесь. Скажу, чтобы Том Моррисби отнес ваши вещи в машину.

Она умчалась, оставив кофе наполовину недопитым. Я выпила свой и закурила сигарету.

— Том живет в деревне, — вернувшись, сообщила запыхавшаяся Шерил. — Приезжает сюда на работу каждый день. Он милый, но очень застенчив и, разумеется, неразвит. Как и все мужчины в округе, за исключением Питера. Вы готовы? Не думаю, что мне хочется допивать кофе.

Она опять взяла меня под руку и повела к стоянке. Девушка болтала без умолку, и я с симпатией подумала, что это сверхоживление, вероятно, вызвано одиночеством или, возможно, невыносимым горем.

Я ожидала увидеть спортивную машину, но швейцар аэропорта открыл для нас дверцы массивного лимузина.

— Наверное, Питеру захотелось поразить вас, — сказала Шерил. — Вы ездили раньше в «роллс-ройсе»? Я предпочитаю «феррари», эта машина разгоняется как самолет. Я говорила Питеру, что и вам скорее больше понравится «феррари», но он настоял на «ройсе». Вы предпочитаете сидеть сзади, Саманта? Я иногда представляю себя королевой, когда за рулем Игорь — это наш шофер, — сажусь сзади и делаю вот так ручкой, изящно, но бесстрастно, понимаете? Вот так... — И она продемонстрировала как, при этом ее молодое оживленное личико застыло вдруг равнодушной и неподвижной маской.

Я засмеялась и ответила:

— Предпочитаю быть Самантой Кроуфорд и сидеть рядом с вами, Шерил. Тем более, что задняя кабина салона, кажется, не соединена с шофером телефонной связью. А вы сможете мне рассказать о местах и людях, мимо которых мы будем проезжать, о'кей?

— О'кей, Саманта. — Вдруг прежняя веселость слетела с нее, она посерьезнела и сказала: — А вы действительно очень привлекательны, особенно когда смеетесь. Питеру вы очень понравитесь, уверена. Он любит веселых и тех, кто умеет хорошо улыбаться.

— А вы?

— Мне нравится все, что нравится Питеру, — быстро отреагировала Шерил.

Садясь в машину, я задумалась о ее последних словах. Мотор почти беззвучно заработал, а когда Шерил подала назад, сразу стало ясно, что она отличный водитель — легко справлялась с огромным автомобилем, как бы став его частью.

Вскоре мы выехали из города и помчались по извилистой дороге мимо сосновых лесов и редких, окрашенных белой краской фермерских домов. Шерил ехала быстро и уверенно.

— Вы не боитесь?

— Нет.

— Питер взял с меня слово — не ехать слишком быстро.

— И по-моему, его просьба не лишена оснований. ..

— Он всегда прав! Питер замечательный, прекрасный человек, Саманта! Вы в него влюбитесь. Все женщины влюбляются, вы же знаете. — Она взглянула на меня искоса, и лицо ее снова стало серьезным.

Я рассмеялась:

— Боюсь, я буду занята работой настолько, что не останется времени влюбляться в кого бы то пи было, Шерил. Даже в такого исключительного, вызывающего восхищение мужчину, как ваш отец.

— Откуда вы знаете, что не влюбитесь? Вы не замужем, не правда ли?

— До сих пор я все свое время уделяла журналистской карьере, — честно призналась я. — У меня не оставалось ни времени, ни энергии для романа. И в данный период предпочитаю такой же стиль жизни.

Шерил явно осталась довольной моим ответом и начала рассказывать о местных достопримечательностях. Мы ехали, плавно поднимаясь и опускаясь по холмам, покрытым сосновым лесом, и вдруг неожиданно я увидела море. Его сердитые волны разбивались о серые скалы.

Мы проехали несколько рабацких деревень, расположенных в бухтах, но потом дорога вновь пошла по холмам.

— Боюсь, сегодня вам не удастся увидеть «Молот ведьмы» в его лучшем виде, — расстроенно проговорила Шерил, глядя на дождь. — Мы надеялись, что будет ясная погода, яркое солнце. Дом принадлежал моей бабушке. Она была русской. Семья бежала от большевиков в Китай во время революции. Потом они приехали сюда. Мой дед погиб, сражаясь против Красной армии. У них когда-то было большое имение под Санкт-Петербургом. Бабушка построила «Молот ведьмы» как небольшую копию дворца, в котором они жили в России. Хотя этот дом тоже огромный. Он занимает почти весь мыс, некоторыми постройками мы вообще больше не пользуемся. Скоро вы увидите его — купола, трубы, карнизы... Думаю, вам понравится. Питеру нравится.

Я улыбнулась. Питер, кажется, был для нее всем на свете, и Шерил любила все, что любил он.

— Меня очень заинтриговала одна вещь, Шерил. Почему дом называется «Молот ведьмы»?

— Malleus maleficarum, молот ведьмы. Часть указа одного из Пап, так говорит Питер. Указ давал право инквизиторам пытать женщин, подозреваемых в колдовстве, до тех пор, пока глупые создания не признаются во всем, что тогда называлось ересью. Питер говорит, что наша бабушка обладала редким чувством юмора.

— Но почему?.. — Я все еще не понимала.

— Потому что она была иностранкой и деревенским жителям казалась странной. Они решили, что эта женщина, очевидно, ведьма, особенно когда бабушка построила этот дом и привезла слуг из России. Слуги были те же самые, которые служили ей в России. Люди в здешних местах никогда не видели такого дома. Им не поправился дом и не поправились приехавшие люди. В конце концов, пятьдесят лет назад, еще не так далеко ушло время Салема. Скоро вы увидите дом. — Шерил улыбнулась. — Когда мы будем ехать по следующему мосту, под ним течет Васс-ривер, покажется деревня. А «Молот ведьмы» — в миле к востоку на северном мысу.

— Дом смотрит на море?

— Самый чудесный вид на всем побережье Мэн, — похвасталась Шерил.

Тут мы начали подниматься по большому склону, за которым исчезло море. Мы ехали несколько минут в полном молчании, потом Шерил громко воскликнула:

— Вот он! Смотрите вдоль реки, мимо деревни, и увидите «Молот ведьмы», слева, прямо над морем!

— Вижу! — тоже крикнула я, с изумлением глядя на странное строение, напоминающее в миниатюре Кремль, но с многочисленными куполами, теснившимися на крыше, очень изящными, сферическими, как украшенные шпилями башни обсерваторий.

— Ну же! Что вы хотите сказать, Саманта? Что он напоминает вам Кремль?

— Не знаю, — медленно протянула я. — Несомненно, в нем есть что-то восточное, частично от русского дворца, частично от мечети. Загадочно. Немного пугающе. Я думаю...

Она довольно рассмеялась:

— Если бы вы жили во времена моей бабушки в деревне Дарнесс-Киль, то, наверное, тоже вместе с жителями бросали бы в нее камнями, как в ведьму.

— Вы шутите, конечно. В этом веке ведьм уже не забивали камнями, не правда ли? Это ушло вместе с салемским процессом.

— Но жители Дарнесс-Киля ненавидели мою бабушку и боялись ее, — с вызовом сказала она.

Я засмеялась:

— По-моему, вам очень хочется меня убедить, что она действительно была ведьмой.

— Бабушка обладала властью — даром, которым тогда редко кто владел, тогда и теперь, — ответила Шерил. — Старые люди в деревне рассказывают о ней много странных историй. Некоторые говорят, что я на нее похожа. Те, кто еще ее помнят. Однажды они действительно бросали в нее камни. Она проезжала по деревне, Игорь правил лошадьми. Жители стали бросать камни в экипаж, и лошади понесли.

— Экипаж? Ради бога! Как давно это было?

— В 1919-м или 20-м. И не надо смеяться. Это правда. Игорь все хорошо помнит, и Саша тоже.

— Кто такой Саша? И если Игорь правил лошадьми в те давние времена, то, вероятно, сейчас староват, чтобы быть вашим шофером? Вы же сказали, что Игорь — ваш шофер.

— Молодой Игорь, — объяснила Шерил. — Сын старого Игоря. Слуги переженились между собой. Вы скоро всех их увидите. Вот и деревня.

— Может, мне надо укрыться от камней? — спросила я.

— Вы дразните меня. Времена немного изменились. Но тем не менее вы не найдете в деревне ни одного человека, который осмелился бы прийти в «Молот ведьмы» ночью. Даже теперь.

3

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org