Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 2

Кол-во голосов: 0

– Ты что, не получала жалованье? – удивился мужчина.

– Да, но я задолжала все до последней монеты другим слугам. Я пыталась унести деньги с собой, но они поймали меня, – девушка дерзко смотрела ему в глаза.

– Но, Эмми, за что же тебя все-таки уволили? – вкрадчиво спросил он.

– За воровство!

– Но это же ложь! Ты не способна на это, – не поверил он.

– Я воровала!

И, подняв с земли чемодан, Эмми показала на торчащие из него белые кружева.

– Одна из ночных рубашек твоей сестры, – хмыкнула она. – Внутри еще несколько.

Мужчина осторожно дотронулся до руки Эмми:

– Пойдем назад, – сказал он. – С сестрой я все улажу. Ты должна остаться.

– Слушай, Ник, – она впервые обратилась к нему по имени. – Ты славный парень, но говоришь глупости.

И затем, вспыхнув неожиданной страстью, закричала:

– Какого дьявола я должна остаться? Посмотри туда – это проклятая большая тюрьма. Я рада, что меня там больше нет!

И, сняв сомбреро, Эмми выразительным жестом махнула им в сторону дома на холме.

Молодой человек посмотрел на дом и проговорил вполголоса:

– Он чудесный! Я нигде не был так счастлив, как там! – потом, набрав воздух, он выпалил вдруг фразу, которой от себя не ждал: – И я никогда не был бы там счастлив, если бы не твой приход в наш дом. Эмми! Возвращайся!

– Во имя Господа! – закричала девушка. – Чего ради? Тебе просто нужна дешевая девка? Будь честным хоть сам с собой. Я дам тебе имена трех девушек, если ты захочешь. И они будут рады услужить тебе. Кстати, одна из них – девственница, а это уж лучше, чем я!

Эмми резко повернулась к парню спиной.

Ник попытался развернуть ее к себе, но она упорно отворачивалась, прикрывая лицо шляпой. Потом, словно вспомнив о чем-то, Эмми толкнула его в грудь:

– Так что?! – громко закричала она. – Ты даешь мне пять шиллингов?

Не говоря больше ни слова, Ник побрел назад к машине с опущенной головой.

Эмми искоса наблюдала за ним. Молодой человек сел в салон машины, нажал на стартер и уехал.

Эмми еще долго смотрела вслед автомобилю, пока тот не скрылся из виду.

Девушка подняла свою ношу и пошла вперед, напевал что-то веселенькие…

Эмми брела по грязи, хотя середина дороги была Вымощена булыжником.

Через какое-то время она увидела в ограде ворота, на которых были развешаны одеяла, а за ними белела палатка.

Она посмотрела за ворота и увидела сидевшего на бревне перед костром мужчину, жарившего себе мясо на палочке.

– Чьи это одеяла? – крикнула Эмми.

– Мои, – ответил мужчина, глядя не на нее, а на подрумянившийся кусочек. – Они проветриваются.

– Снимите их, дуралей! – сказала девушка. – Время проветривания давно прошло. На них упадет роса, и вы умрете от холода и простуды.

– Тогда сверните их, – ответил он. – Вы же видите – я занят.

Эмми бросила чемоданчик в сторону палатки и легко, как мальчишка, перелезла через забор.

– Лучше, если я сверну их с этой стороны, – сказала она и, свернув одеяла, положила их в палатку, а на них водрузила свой розовый чемоданчик.

Сев на бревно рядом с мужчиной, который искоса взглянул на нее, Эмми стала смотреть на его руку, державшую палочку с мясом.

– Я надеюсь, у вас есть еще кусочек мяса, – сказала она. – Почему бы вам не поджарить его для меня?

– Потому, что это достаточно дурацкое занятие, особенно, если у вас нет с собой сковороды, – ответил он. – Держите этот!

Женщина взяла палочку, а мужчина залез в палатку, причем ему пришлось встать на колени и согнуться, такой низкой она была. Потом он вылез, держа тарелку, немного хлеба и несколько кусочков мяса.

Выпрямившись, мужчина посмотрел на сидящую к нему спиной женщину, на ее брошенную на землю шляпу со сломанным зеленым пером, на тяжелую копну ее волос, сверкающую как полированное черное дерево, и усмехнулся.

Взяв у Эмми палочку, он снял с нее пропекшееся мясо и, протянув ей нож, тарелку и хлеб, сказал:

– Это будет уже следующая порция.

Он насадил на шампур очередной кусочек мяса. Эмми села и начала жадно есть. Мужчина склонился над костром.

– Мое имя Дэвид Шредер, – проговорил он. – А ваше?

– Эмили Томпсон, – проговорила она с полным ртом. – Среди своих – Эмми.

Мужчина глянул на нее изучающе:

– Вы оставили свой чемодан в моей палатке.

– Я подумала, что смогла бы здесь остановиться.

– А я подумал, вы его оставили по ошибке, – беззлобно пробурчал Дэвид.

– Нет. Я не делаю ошибок! – с вызовом ответила Эмми.

– Счастливая! – Шредер иронично улыбнулся и принялся за ужин.

Наевшись, он собрал при помощи оставшегося куска хлеба с тарелки жир. Затем, подбросив в огонь несколько поленьев, вытащил из внутреннего кармана своей куртки блокнот, а из кармана жилетки выудил несколько карандашных огрызков.

– Наденьте шляпу! – почти приказал Дэвид.

Эмми нехотя сделала то, что просили. Шредер встал перед нею и посмотрел на девушку так, словно она была деревянной…

Глаза Дэвида замелькали вверх и вниз от нее – к блокноту. От блокнота…

Эмми рассматривала его зеленую, не очень чистую вельветовую куртку, нестиранную серую фланелевую рубаху. Выражение его глаз было как у полуголодного ястреба, а сжатые губы Дэвида и его грозный крючковатый нос вызывали ощущение чего-то хищного.

– Дайте мне посмотреть! – осторожно попросила Эмми.

Вместо ответа Шредер вырвал листы из блокнота, скомкал их в шарик и бросил в огонь. Затем он вытащил из кармана пачку сигарет, закурил и объявил:

– Я собираюсь прогуляться. Можете укладываться, когда захотите.

Эмми устала до смерти. До ухода Шредера она и не осознавала, насколько устала. Поэтому она быстренько загасила костер песком, влезла в палатку и разложила одеяла.

Потом Эмми развязала веревку на розовом чемоданчике, открыла его и достала ночную рубашку.

Ласково погладив пальцами плотную шелковую ткань, девушка выскользнула из своих одежд и какое-то время сидела нагая, с распущенными волосами. Затем она надела ночнушку и, юркнув под одеяла, тайно улыбнулась их терпкому запаху.

Спать Эмми не собиралась. Она намеревалась ждать Шредера, но, к сожалению, скоро уснула.

Было уже темно, когда до нее донеслись слова:

– Эй, вы забрали оба одеяла! – Дэвид чиркнул спичкой. – Ну же, передайте мне хотя бы одно…

Эмми видела голодный блеск его глаз до тех пор, пока полы палатки не захлопнулись. С волочившимся позади одеялом, Дэвид пошел к стоявшему на другом конце поля сараю…

Когда утром Шредер подошел к палатке, Эмми уже разжигала костер. Рядом с костром лежал распахнутый розовый чемоданчик, и она сжигала его содержимое.

– Дорогой способ готовить бекон, – сказал Дэвид, потягиваясь на свежем утреннем воздухе, невыспавшийся и небритый.

– Я вовсе не готовлю бекон, – ответила Эмми. – Но я рада слышать, что он у нас есть. Святые ангелы, я голодна!

Дэвид кивнул на кучу пепла:

– Для чего ты тогда сожгла этот мусор?

Эмми охотно пояснила:

– Освобождаю место. Дурацкий способ – жарить на палочке. Нам нужна сковорода. Я куплю ее и смогу носить в чемодане.

Дэвид иронично поклонился:

– Огромное вам спасибо, мадам!

Он полез в палатку, чтобы взять свои бритвенные принадлежности и, когда выползал обратно, взгляд его остановился на Эмми. Та стояла к нему спиной, согнувшись над костром. На ней не было ни обуви, ни чулок. На ноги налипли лепестки лютиков, а юбка сзади волнующе приподнялась…

– Здесь поблизости нет воды, – сказал Дэвид, – но через два поля есть озерцо. Я надеюсь, ты уже нашла его.

Эмми ухмыльнулась в ответ:

– И надеешься напрасно, я еще не умывалась.

– Тогда тебе лучше пойти со мной.

И Шредер двинулся, не оглядываясь. Было еще очень рано.

Солнце всасывало росу с длинного ряда кустов боярышника и с миллиона крошечных алебастровых белых чашечек, каждая из которых предлагала свое содержимое его сверкающим лучам.

2

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org