Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 3

Кол-во голосов: 0

Эмми промокла до колен. Наконец они достигли пруда, еще дымящегося в прохладе утра.

Было безветренно и тихо, ветки ив неподвижно нависали над поверхностью воды. Солнце мягко освещало цветы кукушкиных слезок, растущих на берегу пруда. Над водой летали куропатки. Посреди пруда, с головой, откинутой на спину, спал лебедь.

Дэвид достал из кармана маленькую кружку, зачерпнул ею воды, а из другого кармана – безопасную бритву и мыло. На корневище дерева он установил кусочек зеркала, снял куртку и рубашку и, встав на колени, начал бриться.

Эмми откровенно рассматривала его какое-то время, затем повернулась и пошла к ивовым зарослям.

Сбросив одежду, девушка посмотрела на свое упругое и гибкое тело цвета слоновой кости и, найдя его красивым, попробовала воду ногой, вздрогнула и плавно скользнула в озеро. И только оказавшись в воде, Эмми издала радостный крик.

Дэвид обернулся и увидел ее руки, разбивающие сверкающую серебряную гладь, и ее тело, легко скользящее по воде.

Ополоснув лицо, тело и грудь холодной водой, Дэвид вытерся и бросил полотенце на одежду Эмми под ивами. Затем пошел прочь, неся в руке котелок с водой.

Когда Эмми вернулась к палатке, он раздувал угасающее пламя. Вода в котелке бурлила, и пока он заваривал, чай, Эмми поджарила кусок бекона.

Больше ничего из еды не осталось, поэтому она заставила Шредера съесть бекон, а сама ела хлеб, запивая его горячим чаем. Волосы Эмми были распущены по плечам, и, когда они покончили со своим скудным завтраком, она достала из чемодана щетку с серебряной накладкой и стала расчесываться, позволяя спадать волосам черным водопадом. Высушив волосы, Эмми скрутила их в такой же тугой узел, как и вчера, и с вызывающим видом натянула чулки.

– Твой отец будет сегодня на бегах? – спросил Дэвид.

Синие глаза Эмми широко раскрылись.

– Я помню тебя, – сказал он, – а ты меня нет. И если твой отец узнает, что сегодняшнюю ночь ты провела в моей палатке, мне от него достанется на орехи, да и тебе, думаю, тоже.

Немного подумав, Шредер добавил:

– Он великий человек, хотя и маленького роста!

– Бог спаси его душу! – Эмми набожно перекрестилась, а затем ее пальцы прикоснулись к висевшему на шее крестику. – Вот уже шесть месяцев, как его нет в живых: он умер после того, как лошадь ударила его копытом.

Дэвид тяжело вздохнул:

– Мне очень грустно слышать об этом. Я видел его на бегах в Тарпорли год назад, и ты была с ним. А когда мы с ним подружились, тебя уже не было…

– Я ездила с отцом в Тарпорли в течение пяти лет, – глаза Эмми наполнились слезами. – Хотя он и был всего лишь конюхом, из него мог бы выйти великий тренер!

Она украдкой смахнула слезу тыльной стороной ладони.

– Я рисовал тогда в Тарпорли лошадей, – заговорил Дэвид после непродолжительного молчания, – и мы договорились встретиться с ним сегодня.

– Святой Боже! – воскликнула Эмми. – Как будто его дух послал меня сдержать обещание.

– Даже если это так, – грустно отметил Дэвид, – мне очень жаль, что я не встретил его самого.

– Сэр Джордж Гроули – его бич, – сказала Эмми со вздохом. – Сэр Джордж держал собственных лошадей: у него их было несколько, и без отца он ничего не мог с ними сделать.

Эмми обвела грустным взглядом окрестности и стала вспоминать.

– Это было прекрасное время. Мой отец имел собственный маленький коттедж. А потом сэр Джордж купил эту бестию, лягнувшую отца в живот, шесть месяцев тому…

Дэвид достал портсигар и закурил.

– И что было потом? – спросил он.

Некоторое время Эмми молчала, потом продолжила:

– О, кругом преобладала всеобщая доброта, и как только они не превозносили моего отца!

Эмми поднялась и нервно заходила вокруг сидящего на бревне Дэвида. Тот не спускал с нее пристального взгляда своих черных, как угли, глаз.

– Представляешь, они только и говорили о том, что им необходимо позаботиться о дочери такого человека, о том, что она не должна ни в чем нуждаться и так далее… – Эмми зло плюнула на землю. – И все это закончилось тем, что из меня собрались сделать прислугу!

Девушка с размаху шлепнулась на край бревна рядом с Дэвидом. Он едва удержался, чтобы не свалиться в кострище.

– Не так резво, Эмми! – попробовал пошутить Шредер.

Девушка, не слушая его, заговорила опять, словно кому-то пыталась в который раз доказать свою правоту:

– Я, как только поняла к чему идет дело, сказала себе: все, стоп, спасибо! Вот пережду, когда кончится зима, а затем уйду!

Эмми пытливо глянула на Шредера:

– Знаешь ты этих Гроули?

– Слышал о них, – ответил Дэвид. – Древний род.

– Слышал о молодом Тоби? Будущем лорде? – лицо девушки покрылось красными пятнами.

С нескрываемым интересом Дэвид ответил:

– Да. А что?

Эмми хлопнула себя по коленям, как заправский жокей:

– Все, забудь о нем!

Потом, словно навсегда оставив прошлое, девушка встала с бревна и, оправив юбку, подошла вплотную к Дэвиду. Он слегка попятился, стряхивая пепел сигареты на свою куртку.

– Что мы собираемся сегодня делать?

Эмми уперлась в свои бока обеими руками и стала похожа на яркую деревенскую куклу. Дэвид отметил это про себя, как художник.

– Я собираюсь на бега, – медленно проговорил он. – Ты же можешь делать все, что тебе вздумается.

На такое предложение Эмми заявила с вызовом:

– Мне бы хотелось пойти с тобой!

Он глянул на нее с неожиданной свирепостью:

– Какого дьявола ты мне навязываешься?!

– Мне некуда идти, – Эмми опустила голову. – Некуда, совершенно некуда, – тихо добавила она.

Дэвид продолжил разговор довольно мирно:

– У тебя ведь есть место. Почему бы тебе там не остаться?

– Потому, что я сама выбираю себе место, даже если его у меня и нет!

С этими словами Эмми встала и нахлобучила на голову свое сомбреро. Затем она вытащила из палатки свой забрызганный макинтош.

– Я хотела бы заплатить вам за ночлег! – девушка сердито схватила свой розовый чемоданчик.

Дэвид сидел, оперев голову на руки, глядя на потухшие угольки и перебирая пальцами свои курчавые волосы.

Эмми напряженно ждала ответа:

– Ну, так как?!

– Я одинок! – послышалось в ответ.

Розовый чемодан мягко шлепнулся в заросли медуницы:

– И ты еще пытался прогнать меня…

Палатка была сложена и поместилась в старый армейский мешок времен Первой империалистической войны, со всем остальным имуществом Дэвида.

Эмми с облегчением вздохнула, когда он взгромоздил рюкзак на свои узкие плечи.

– Мне кажется, ты умеешь работать не только языком, – думая о чем-то своем, заговорил Шредер, и вышел на грунтовую дорогу. – Да, Эмми, в куске хлеба ты никогда не будешь нуждаться! Это ж так ловко упаковать мой вещмешок! – Дэвид восхищенно щелкнул языком.

Эмми, польщенная похвалой, весело защебетала:

– Ну, если о хлебе речь, – в данный момент я бы от него не отказалась! Если мы собираемся раздобыть себе еду, я могу кое-что предложить, – и она хитро подмигнула. – Я ведь могу заложить щетку для волос, которую украла у Гроули. И мы могли бы поставить потом эти деньги на лошадь.

– В принципе ты могла бы ее заложить, – немного подумав, ответил Дэвид, – если бы нам удалось найти ломбард в центре Чешира. А я сделаю несколько набросков лошадей, и, может быть, продам их, а вечером я буду рисовать портреты в пабе. Хорошее дело – быть художником в этих счастливых краях!

Они обсуждали все это, шагая по прекрасным цветущим полям, Дэвид, с оттягивающим плечи вещмешком, а Эмми, помахивая своим розовым чемоданчиком.

– Я внимательно тебя рассмотрела сегодня утром, – заговорила девушка, время от времени забегая вперед. – Так вот, на твоих костях ничего нет, кроме кожи. Тебе нужен кто-то, кто бы следил за твоим питанием.

– Я питаюсь нормально, когда есть чем питаться, – беззлобно пробурчал Дэвид. – И не надо обо мне заботиться. Я могу сам о себе позаботиться.

Увидев, что Эмми сразу как-то вся поникла, Дэвид вдруг предложил ей:

3

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org