Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 9

Кол-во голосов: 0

Эмми пыталась выяснить у Шредера что-нибудь о его родных. Но этот ее вопрос всегда натыкался на глухую стену молчания.

– У тебя есть пока я. У меня пока есть ты! – обычно огрызался Дэвид. – Я не хочу знать, кто, когда и где был с тобой раньше. И ты не должна желать знать, кем, с кем и где был я до тебя, ясно!

Все это Шредер проговаривал обычно, не выпуская сигарету изо рта и нанося мазок за мазком на холст. «Купальщица» – так называла про себя Эмми картину с лебедем на озере, что стояла незавершенной. На лице девушки, которая застыла в позе изумления перед дивным творением природы, художником были написаны только глаза – бездонно-синие, распахнутые навстречу жизни.

Эмми долго рассматривала себя в зеркале. Она знала, что ее глаза привлекали людей своим необычным цветом. Но с полотна на Эмили смотрели неземные, полные божественного света очи ангела.

И тогда она поняла, что Шредер – гений. Он настоящий художник, который готов положить свою молодую жизнь на алтарь искусства.

Эмми с ужасом наблюдала за тем, как силы покидают Дэвида. Он уже и кисть держал двумя руками. И мало говорил с Эмми, а все больше сидел и смотрел на нее своими черными пронзительными глазами.

В один из таких вечеров, Шредер вдруг поманил к себе Эмми и, едва успевая отдышаться от разрывающего все его нутро кашля, прохрипел:

– Малышка, видно мне скоро конец. Возьми у меня во внутреннем кармане вещмешка бумажник и подай мне.

Эмми быстро принесла портмоне Дэвиду и он, с трудом оттянув ногтем тоненькую кожаную обшивку, вытянул небольшой кусок картона. На нем значился какой-то телефонный номер.

– Возьми это, – дрожащей рукой Шредер протянул квадратик Эмми. – Беги на почту и позвони в Лондон Фрэнку. Пусть поскорей приезжает. Мне необходимо его видеть.

Рыдая, Эмми проговорила:

– Но у меня нет денег на телефон!

– Попроси в кредит на имя Фрэнка. Тебе обязательно нужно его застать сегодня. Иди!

И Дэвид, легонько подтолкнув плачущую Эмми, в изнеможении откинулся на подушку.

Фрэнк Льюис появился в мастерской поздно вечером. Весь мокрый от дождя, он, едва сбросив плащ, кинулся к постели Дэвида.

Шредер лежал, обложенный всеми мягкими вещами, которые можно было найти в студии.

Эмми, заплаканная, то и дело подбегала к постели больного, меняя ему полотенца и подавая теплое питье.

Фрэнк тихо спросил:

– Ну, как он?

Слезы градом брызнули из глаз Эмми:

– Совсем плох!

– Немедленно иди за врачом! – строго приказал ей Фрэнк.

Девушка жалобно проговорила:

– Но у нас уже нечем платить врачу!

Фрэнк бросил в подол Эмили толстый бумажник:

– Вот тебе мой кошелек. И бегом к доктору!

Когда за Эмми закрылась дверь, Фрэнк подошел к постели Шредера.

– Дэвид! Очнись! Это я, Фрэнк, ты звал меня?

Больной медленно поднял тяжелые веки и долго всматривался в лицо друга, прежде чем память вернулась к нему окончательно.

– Фрэнк, дружище, – облизывая сухие, потрескавшиеся от жара губы, едва слышно проговорил Шредер. – Спасибо, что ты приехал.

– Ну, что ты, не стоит благодарности. Ведь мы – друзья. И ты бы поступил так же, не правда ли? – Фрэнк суетливо поправлял одеяло, подтыкал падающий с постели хлам, а сам то и дело с надеждой поглядывал на двери.

Однако время шло, а Эмми и доктор все не приходили.

– Фрэнк! – опять захрипел Шредер. – Я знаю, что часы мои сочтены, а мне надо тебе кое-что сказать, пока не вернулась Эмми.

– Ну, что ты такое говоришь, – опять засуетился Фрэнк, боясь встретиться с Дэвидом взглядом. – Вот сейчас придет врач и…

– Помолчи! – оборвал его Шредер. – Мне врач уже не нужен, – он на мгновенье забылся.

Фрэнк беспомощно опустился на стул рядом с постелью Дэвида.

– Фрэнк! – опять позвал его больной. – Обещай мне, что ты не дашь пропасть Эмми. Она – чудная, чистая душа. И все эти дни Эмми для меня была как дочь и сестра одновременно…

Фрэнк хотел было что-то спросить, но вовремя закрыл рот.

– Пожалуйста, позаботься о ней и ее малышке! – губы Дэвида едва шевелились.

– О ком? – изумленно проговорил Фрэнк.

– Потом Эмми тебе все объяснит. А пока – вот что. Я тебе отдаю все мои рисунки. Распорядись ими по своему усмотрению. А для Эмми у меня в рюкзаке есть небольшая коробочка. В ней ты найдешь несколько золотых изделий – это все, что осталось от старинного наследства Шредеров. И коль никого из Шредеров уже нет в живых, пусть драгоценности достанутся Эмили. Но она – большая транжирка. И поэтому я прошу тебя с умом распорядиться этим богатством.

Через полчаса после прихода в мастерскую доктора Рэйгела, Дэвид глубоко вздохнул раз, другой и затих навеки…

После похорон Шредера, Эмми стояла прижавшись к кладбищенской стене, не зная, куда идти, когда к ней подошел Фрэнк и тихо сказал:

– Пойдем, Эмми, нам нужно с тобой кое-что обсудить.

И он, слегка приобняв Эмми за плечи, повел ее к шоссе.

Махнув проезжавшему мимо такси, Фрэнк сказал водителю:

– Ресторан «Стэут» на Харгингэм-стрит, пожалуйста.

– Но ведь я не одета соответственно, – едва слышно пролепетала Эмми, оглаживая руками свой видавший виды макинтош.

– Нас там ждут! – ответил Фрэнк, помогая Эмми сесть в машину.

Пока они ехали в такси, пошел теплый дождь. Они молча смотрели через окна автомобиля на мокрые улицы города, и каждый думал о своем.

Но вот машина остановилась у небольшого здания, в витринах которого были выставлены деликатесы.

Внутри стояло полдюжины столиков, но все они были заняты. За стойкой, заваленной всевозможной снедью, высился огромный немец, которого Фрэнк приветствовал, назвав его Шульцем.

Шульц вылез из-за стойки с видом радушного хозяина, весь день ждущего этого торжественного момента, когда он сможет персонально обслужить клиента.

Немец провел Фрэнка и Эмили вверх по ступенькам и ввел их в маленькую комнату. Там он предложил им меню и поспешил продемонстрировать свою немалую эрудицию в вопросах кулинарии.

– Шульц, ты сначала принеси нам какой-нибудь сытной еды, а затем посмотрим, – попросил Фрэнк.

– Сэр Тоби Гроули был здесь сегодня, – сказал Шульц, выходя.

Эмми невольно вздрогнула, но Фрэнк не заметил этого.

– Я считал, что «Зевс» больше в его вкусе, – вслед немцу проговорил Фрэнк.

Шульц пожал плечами, всем своим видом давая понять, что никогда не поздно исправиться.

– Сейчас сэр Тоби поехал в «Палас», – донеслось с лестницы.

– Он может ехать хоть к дьяволу! – грубо ответил Фрэнк.

В маленьком зале воцарилось молчание.

– Сэр Тоби Гроули? Сын лорда Джеймса Гроули был здесь недавно? – взволнованно спросила Эмми.

Этот вопрос заинтересовал Фрэнка:

– А ты что, с ним знакома?

– Знакома, это мягко сказано, – уклончиво ответила девушка. – Скажите, Фрэнк, зачем вы позвали меня сюда? Ведь после смерти Дэвида нас ничего уже не связывает, – глотая слезы, говорила Эмми.

Фрэнк ласково коснулся дрожащей руки девушки:

– Успокойся, крошка! Дэвид был моим единственным настоящим другом и здесь, в Англии, и во всем мире! – торжественно, как клятву, произнес он последние слова.

Официант принес бургундское, шницель, яблочный пирог, стальтонский сыр, кофе и отличное брэнди. Вся эта роскошь была выставлена на подсобный столик в углу комнаты.

Официант взглянул на Фрэнка, тот благодарно кивнул ему головой.

Когда они вновь остались одни, Эмми, краснея по-девичьи, глядя на Фрэнка своими бездонно-синими глазами, спросила:

– А чем мы будем рассчитываться за такой шикарный ужин? Ведь, насколько мне известно, вы – студент. У нас в Англии студенты не сидят с дамами в таких дорогих ресторанах!

И она обвела восторженным взглядом драпированные золоченым штофом стены, хрусталь на люстрах и на столе, столовое серебро и отличной штучной работы фарфоровую посуду.

– Но, во-первых, я студент американский, и, во-вторых, я единственный и любимый, заметьте, племянник дядюшки-миллионера, который, к тому же, является еще и моим опекуном, – как учитель маленькой ученице объясняет урок, так и Фрэнк покровительственным тоном говорил с Эмили. – Поэтому, дорогая Эмми, ни о чем не беспокойтесь, а приступайте к трапезе.

9

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org