Пользовательский поиск

Книга Молодость без страховки. Страница 26

Кол-во голосов: 0

– Нет! Как вы могли обо мне такое подумать?! Чтобы я лазила в чужие подарки?!

– Так как же вы тогда узнали, что там будильник?! – взревел Леонид, крепко выругавшись.

– Так они же тикают! Сами послушайте! – без всякой задней мысли посоветовала Аврора. Леонид склонил свою большую голову, напоминавшую нашей героине гигантскую репу, прислушался, затаив дыхание... И что тут началось! Как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать.

– Аврора! Да как вы можете ставить рядом с собой неизвестно что?! Принимать от незнакомого человека, считай что, кота в мешке?! – Леонид был вне себя.

– А что такого? Меня попросили – я думала, что это входит в мои обязанности... А если даже и не входит, не вижу ничего плохого в оказании обыкновенной любезности приятному человеку.

– Этот приятный человек оставил вам бомбу в коробке! И один господь бог знает, когда её механизм придёт в действие! Этот приятный человек и вас, и весь стояк гостиницы на воздух поднимет в лучшем случае! А то и всё здание взлетит! – кричал Леонид, вызывая гостиничную охрану. – Да! Объявляйте чрезвычайное положение! Судя по всему, тут бомба! Да! В коробке, оставленной на администраторской стойке одиннадцатого этажа! Срочно вызывайте сапёров! Доложил Леонид Галушкин! Бегите! Аврора! Что ж вы сидите-то, как приклеенная?! Чего ждёте? Приезда дядюшки Зигмунда?!

– Лёня! А куда бежать-то?! – совершенно растерялась Аврора.

– На улицу! Куда хочешь! Только подальше отсюда! – взревел охранник и во весь опор понёсся в номер Фазиля Маронова.

Как потом оказалось, опасения Леонида были небезосновательными, более того, в коробке, оставленной миссис Крауцшнер, действительно тикал вовсе не будильник для мифического дядюшки Зигмунда, которого, как потом выяснилось, не существовало в природе, а бомба с часовым механизмом.

Трагического события удалось избежать только благодаря повышенной бдительности охранника, истинного героя, можно даже сказать, настоящего рыцаря без страха и упрёка – Леонида Галушкина, а также участию администрации гостиницы, доблестной советской милиции, квалифицированной группы сапёров, сумевших за пять минут до взрыва обезвредить «будильник», и содействию некоторых спецслужб, присоединившихся уже позже – для расследования чрезвычайного происшествия.

Что там и как было на самом деле, Авроре доподлинно неизвестно и по сей день. Как и то, кто такая миссис Эвелина Крауцшнер. Смею предположить, об этой загадочной особе члены следственной группы из соответствующих спецслужб так ничего и не узнали.

След госпожи Эвелины оборвался в дамском туалете четвёртого этажа, где она, второпях переодеваясь, подобно Льву Давидовичу Троцкому, Лейбе Бронштейну в девичестве... Пардон! Сама не поняла, что написала, но согласитесь, в бессознательной писанине немало осознанного. Ну, например, в случае с Лейбой Бронштейном. Если человек... Кстати, вы замечали когда-нибудь, что в некоторых синонимических словарях как аналог слову «мужчина», помимо «сына Адама», «личности» и «царя природы», приводится «человек», а в качестве аналога существительному «женщина» – неизменно приводится «баба», «тётка», «бабьё», в лучшем случае «молодка». И что за несправедливость такая? Ведь несправедливость, согласитесь! Так вот, если человек (то есть мужчина, поскольку мы выяснили, что женщина – не человек, а бабьё) вдруг решит переменить фамилию... На то может быть масса причин. Самая простая – женится он и меняет свою надоевшую, неблагозвучную фамилию (к примеру, Засрычкин) на приятную и красивую во всех отношениях – женину. С «тётками» и «молодками» всё предельно ясно: вышла Иванова замуж и стала Петровой. А вот как быть с «человеками»? Непонятно. Ну да ладно.

Однако куда нас занесло! Вернёмся же к миссис Эвелине Крауцшнер, след которой оборвался в дамском туалете четвёртого этажа, где она подобно вышеупомянутому активному участнику Циммервальдской конференции, который в 1915 году бежал, узнав о готовящемся на него покушении, – бежал, бросив жену и двоих детей, в империалистическую Америку, переодевшись в женское платье.

То, что было найдено в одной из трёх кабинок дамского туалета четвёртого этажа, подробнейшим образом зарегистрировал незамедлительно приехавший на место происшествия подполковник Остроюхин П.З. – человек лет сорока пяти с пышными чёрными с зеленоватым отливом усами (видимо, регулярно подкрашиваемыми басмой) и редеющей шевелюрой блёклого («с пропердью», как выразилась бы Зинаида Матвеевна) соломенного цвета.

«Записано на месте чрезвычайного происшествия, по горячим следам.

Тип освещения – электрический, описание производилось вечером, при отсутствии дневного света.

Предполагаемая миссис Эвелина Крауцшнер оставила в первой кабинке от окна и последней от двери следующее:

1. Парик из длинного натурального волоса каштанового цвета (валялся, свесившись, на унитазном бачке).

2. Бюстгальтер телесного цвета производства Франции четвёртого номера, набитый поролоновыми подплечниками (подвешен за бретельки к крючкам для сумок в уборной).

3. Пара чулок чёрного цвета с задним швом и сильно вытянутыми коленями (обнаружены в урне, предназначенной для использованной туалетной бумаги и др. отходов человеческой жизнедеятельности).

4. Пояс чёрного цвета под чулки (найден там же – в урне, предназначенной для исп. туалетной бумаги).

5. Платье из мягкого джерси цвета беж производства Соединённых Штатов Америки (скомканное, покоилось на чулках с поясом всё в той же урне, предназ. для исп. туал. бум.).

6. Туфли-лодочки (лакированные) из натуральной кожи коричневого цвета сорок третьего размера, произведённые в Западной Германии (аккуратно поставлены на «очко», а не на пол (что крайне важно), видимо, из тех соображений, чтобы в случае провала операции мы не сразу обнаружили вышеприведённые в реестре вещи преступника(цы). Так как если б шпион(ка) поставил(а) обувь на пол, её (эту самую обувь) было бы видно сразу от умывальника.

P.S. Ни в номере, где неделю проживала госпожа Эвелина Крауцшнер, ни в дамской комнате четвёртого этажа, где она оставила свою одежду, не найдено:

а). Отпечатков пальцев, что наводит лишь на три мысли:

первая: г-жа Крауцшнер всегда носила перчатки,

вторая: что у г-жи Крауцшнер и вовсе отсутствуют эти самые отпечатки,

третья: у г-жи Крауцшнер нет пальцев.

б). Перхоти (и др. мельчайших останков жизнедеятельности г-жи Крауцшнер) как во внутренней части парика, так и на подушках; постельное бельё г-жи Крауцшнер было исследовано тщательнейшим образом при использовании техники самых последних образцов, не имеющих аналогов в мире, что снова наводит на две мысли:

первая: г-жа Краушнер не спала в своей кровати,

вторая: горничная уже успела сменить бельё и нагло врёт следователю (то есть мне, подполковнику разведки Остроюхину П.З.), чем содействует преступнику (це)».

Далее следовала запись подробнейшего опроса свидетелей, в число которых вошли:

– охранник Фазиля Маронова – Леонид Галушкин;

– увёртливая горничная – та самая, что, возможно, поспешила сменить бельё и окончательно запутала следствие;

– англичанка, которая занимала правый, соседствующий с номером миссис Эвелины Крауцшнер номер;

– немец, который занимал левый, соседствующий с миссис Эвелиной номер;

– Фазиль Маронов и его супруга – оперная певица Марина Грусская;

– Аврора Владимировна Метёлкина допрашивалась в первую очередь с явным пристрастием со стороны подполковника Остроюхина П.З.

О чём он там спрашивал соседей шпионки, горничную, Фазиля Маронова и его супругу – история умалчивает, но вот разговор с Авророй автору доподлинно известен, поскольку та поведала о нём подробнейшим образом в своих нетленных мемуарах. Автор придумывать ничего не станет, он поступит проще – просто приведёт кусок текста мадам Дроздомётовой, да и дело с концом:

26

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org