Пользовательский поиск

Книга Полузабытая песня любви. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

10

Через два дня после того, как Илир подрался с Эдом Линчем в пабе, Зак начал паковать вещи. Когда он укладывал каталоги в сумку, один из них выскользнул из рук и упал на пол. Зак так часто его рассматривал, что переплет разошелся, и теперь брошюра сама раскрылась на портрете Денниса, того молодого человека, который привел его в Блэкноул. Точнее, Зака привели сюда Деннис и Делфина, исчезнувшая дочь художника. Он вспомнил портрет, висящий на стене галереи, и все те часы, которые провел, изучая его и наслаждаясь им. Зак был уверен, что ему удастся выяснить, куда она подевалась. Димити Хэтчер должна об этом знать. Она откроет ему секрет, ведь он привез ей целых два телячьих сердца и очаровал старушку при помощи ее портретов работы Обри, которых она прежде не видела. Однако предстояло выбрать между Обри и Ханной Брок, замешанной в мошенничестве, затронувшем его кумира, которому Зак сохранял исключительную, хоть и несколько абстрактную, преданность. Ханна не допускала Зака в свою жизнь, лгала и, возможно, не испытывала к нему никаких чувств. Вскоре ему придется уехать из Блэкноула, и он знает, куда и зачем поедет. Скоро, но не сейчас. С его губ сорвался вздох облегчения, когда он временно приостановил исполнение своего намерения.

«Дозор» был тихим и безжизненным, в пустых окнах не наблюдалось и намека на присутствие кого-то внутри. Зак стоял у северной стены под небольшим окном и не сводил с него глаз. За ним находилась та самая комната, из которой доносились странные звуки. Одно из стекол было разбито в углу. В центре целого созвездия трещин виднелось небольшое отверстие, – похоже, кто-то однажды бросил в него камешек. Было видно, что внутри висят бледные занавески, не то наполовину задернутые, не то не до конца раздвинутые. Одна из занавесок слегка шевельнулась от ветра, и это внезапное движение заставило Зака вжать голову в плечи и подбежать поближе к стене, прежде чем он понял, что всему виной обыкновенный сквозняк. Не в этой ли комнате находится то, что Димити Хэтчер хотелось бы спрятать? Что-то или кто-то? Тут он услышал донесшийся из окна тихий шелест сухой бумаги. Словно перевернули страницу. Или взяли карту из колоды. Заку показалось, будто у него на голове зашевелились волосы, и он поспешил отойти от окна.

Он постучал несколько раз в дверь, но ответа не последовало. Зак не понимал, где Димити может находиться. Он представил, как ее взгляд уплывает вдаль и она уходит в себя, растворяясь в мыслях о прошлом. Он вспомнил о ее странностях, оберегах и заклинаниях. Вспомнил о кухонном ноже, который она держала в руке, и о том, как свет в коттедже иногда горел всю ночь, словно хозяйка никогда не спала. Вспомнил, как кровь осталась у нее под ногтями и запачкала потрепанные митенки. Слегка задрожав, Зак снова постучал, уже потише, будто испугавшись, что может ее разбудить. На этот раз он услышал звук отодвигаемого засова.

На Димити наползало иссиня-черное нечто, заполнившее всю комнату, словно огромная волна, вздыбившаяся и смертоносная, только и ждущая, чтобы на нее обрушиться. Димити съежилась и увидела крыс. Корчащихся крыс с глазами навыкате, у которых напряженные тела дергались в предсмертных конвульсиях. Крыс, съевших отравленную приманку из цикуты, приготовленную Валентиной. Димити ходила из комнаты в комнату, шепча все заклинания, которые знала, но угрожающая темнота не отступала. «Что случилось с Селестой?» – расслышала она вопрос Зака и обернулась, удивляясь тому, как он смог пробраться внутрь. Сколько времени он здесь провел, подслушивая? Но нет, это было лишь запоздалое эхо вопроса, заданного им прежде. Интересно, прозвучал его голос только что или давно? Теперь она этого никак не могла вспомнить. Время начало вести себя странно. Граница между днем и ночью стала размытой. Димити больше не могла спать по ночам и лишь иногда забывалась прерывистым сном в дневные часы, когда это было безопасно. Слишком много гостей, слишком много голосов. Элоди делала стойки на руках у стены гостиной. Валентина смеялась, издеваясь над ней, и тыкала в нее пальцем. Делфина тоже являлась – с грустными-прегрустными глазами. И теперь еще это страшное черное нечто, которое то ли не имело имени, то ли отказывалось себя назвать. Но, глядя на корчащихся крыс, скребущих пол в углах комнаты, Димити понимала, что это такое, и боялась его больше всего на свете. Это было то, что она сделала. Страшное и ужасное.

Она хотела подняться наверх, к запертой комнате, распахнуть дверь и прилечь, получив утешение, но что-то ее останавливало. Когда она поддастся искушению, это произойдет в последний раз. Случится то, чему нельзя повториться дважды, и к прошлому не станет возврата: она окажется по-настоящему одинокой. Это ей подсказало чутье. Скорей интуиция, чем здравый смысл. Она не могла предстать перед лицом того, что там находилось. Ей следовало ждать, потому что время еще не настало. Однажды она даже прошла полпути вверх по лестнице, пытаясь убежать от черной волны, но сумела заставить себя остановиться и не идти дальше. Валентина сейчас находилась в своей комнате. Мать спала, оставив Димити наедине с чернотой. Но перед этим она взглянула на дочь, вздернув бровь, – совсем так, как посмотрела на нее летом 1939 года. «Так, значит, эта удача обрушилась на тебя нежданно-негаданно?» – безжалостно спросила она. Теперь, как и тогда, у Димити не нашлось слов, чтобы ей ответить. Валентину никогда не трогали ее слезы, даже когда Димити была совсем маленькой. Не разжалобилась она и в тот раз, когда пятилетняя дочка споткнулась и упала в дупло поваленного дерева, замаскированное ветками дрока. Там росла крапива и находилось пчелиное гнездо. Бедняжка с воем выскочила как ошпаренная, вся расцарапанная и в пчелиных укусах. «Жизнь преподнесет тебе сюрпризы почище этого, моя девочка, так что прекращай реветь» – вот что сказала ей мать. И жизнь действительно припасла для Димити кое-что похуже. Валентина оказалась права.

Раздался стук в дверь – громкий, настойчивый. Димити посмотрела на дверь с изумлением: на улице уже почти стемнело. Она подождала – так долго, что в конце концов уже не была уверена, действительно ли слышала стук, но затем он повторился и теперь длился дольше. Димити чувствовала какой-то подвох. За дверью мог оказаться кто угодно. Мало ли кому захочется войти? И вдруг это не кто-то, а что-то? Ее сердце затрепыхалось, как мотылек. Она прошла к двери и нерешительно приложила к ней ухо. Но тут голоса, наполняющие коттедж, зазвучали еще громче, проникая через каменные стены и дерево, как шум моря проходит через полости раковины. Шепот, обвинения, смех. Грубые возгласы многочисленных гостей Валентины.

– Димити? Вы дома? – Голос был таким громким, что старушка вскрикнула и отпрянула от двери.

– Кто там? – спросила она и только тут заметила, что от страха ее глаза наполнились слезами.

– Это Зак. Я зашел просто так, чтобы вас повидать.

– Зак? – эхом отозвалась Димити, пытаясь понять, кто к ней явился.

– Зак Гилкрист… мы знакомы. С вами ничего не случилось?

Конечно, она его знала. Тот самый, с картинами, голоса с которых теперь присоединились к хору остальных обитателей «Дозора». Парень, донимающий ее бесконечными вопросами. Первой мыслью было его не впускать. Она не могла вспомнить, почему ей не хочется этого делать, но знала, что это так. Однако, решила Димити, этот молодой человек едва ли окажется хуже, чем надвинувшаяся чернота, которая уже проникла в дом. Возможно, он сумеет заставить непрошеную гостью на какой-то срок отступить, принудит подождать своего времени. Она робко приоткрыла дверь.

Зак в замешательстве смотрел, как Димити двигается по кухне, якобы готовясь налить ему чай. Ее движения были дергаными и нерешительными, глаза блуждали, словно в поисках чего-то. Внимание порхало, как муха-подёнка [96], не задерживаясь ни на чем надолго. Старушка переставляла чашки с одного места на другое, выливала воду из чайника в раковину прежде, чем тот успевал закипеть, и заново его наполняла. В тот момент, когда Зак рассказывал ей про драку в пабе, она с криком обернулась и поднесла руку ко рту. На секунду ему показалось, что Димити потрясена жестокостью описанной им сцены, но потом он увидел, что она смотрит мимо него, в кухонное окно. Он проследил направление ее взгляда, но там ничего не было. Просто зеленый склон холма, спускающийся вниз, к морю.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org