Пользовательский поиск

Книга Родовое влечение. Страница 42

Кол-во голосов: 0

Мэдди прикусила губу. Что она могла сказать? Джиллиан Касселлс своим образом жизни доказала, что можно быть слишком богатой и слишком бедной.

– Ты зря жалеешь себя. Просто прекрати накалывать свои надежды на мужика. Все мужчины, с которыми ты знакомишься, одинаковые. Если бы у них не было пениса, ты бы ни за что не различила их!

– Это мой последний шанс, – решительно перебила ее Джиллиан. – Меня только беспокоит, кто позаботится о тебе.

Мэдди надменно фыркнула.

– Джиллиан, перед тобой женщина, которая прыгала на батуте. Ходила на свидания к ангелу из преисподней.[66] Сама прочищала себе каналы в зубе. Я не нуждаюсь в заботе! – Ребенок выбрал именно этот момент, чтобы сделать гимнастику. – Алекс вернется, – задыхаясь и без особой уверенности добавила она.

– А если нет?

– Тогда малышу придется жить по средствам. Я прислонюсь к детской кроватке и буду шептать «курьер», «няня», «кассир в ночном супермаркете».

– Вот. Хватит на первое время. – Джиллиан вложила довольно внушительную пачку денег в руку Мэдди.

– Где ты это взяла? – не веря своим глазам, спросила Мэдди.

Джиллиан засияла.

– Я придумала потрясающий способ добыть деньги. Мы, англичане, всегда имеем за собой какие-нибудь грешки. Я просто послала письма с угрозами разоблачения всем политикам. У них всех есть что скрывать. Во всяком случае, половина заплатила за молчание! – гордо заявила она.

Но позже, когда Джиллиан ухитрилась упаковать все свои вещи в маленький саквояж, стало ясно, что она просто распродала свою одежду и заложила драгоценности.

– Буду скучать по тебе, старушка.

– Я тоже, – призналась Мэдди, удивленная столь не свойственным Джиллиан всплеском сентиментальности. В глазах той даже стояли слезы. – Эй, – напомнила ей Мэдди, – мы же не плаксы, верно?

Стоически улыбаясь, Джиллиан пошла к двери.

– Америка, возможно, я найду себе черного. У меня никогда раньше не было негра. Да, пора перейти на какао. – Она повесила сумку на плечо и направилась к лестнице. – А может, вступлю в теннисный клуб. У которого с десяток кортов, освещенных для ночной игры, и толпы еврейских мужчин, горящих желанием связать себя брачными узами. – Она остановилась на площадке, вынула зеркальце и, проверив, хорошо ли лежит губная помада, послала Мэдди воздушный поцелуй. – Я принимаю оптимистические таблетки. – Джиллиан отправилась в долгое путешествие к метро.

Было уже за полночь, когда Мэдди догадалась об истинной причине отъезда Джиллиан. За неделю до Рождества домовый комитет изъял ее квартиру за неуплату. Она задолжала банку пятнадцать тысяч, и у нее накопилась целая гора извещений из магазинов и довольно интересная подборка фиктивных чеков. Кредиторы грозили судебным иском. Некоторые даже обратились в сыскные агентства. Джиллиан превратилась в ту, кого полиция классифицирует как «беглянка», «преступница, скрывающаяся от полиции». А Мэдди оказалась на улице. Письмо, написанное рукой Джиллиан, пришло в тот же день, когда ее вышвырнули на улицу:

«Прости, старушка. Как потенциальный клиент исправительного учреждения, я почувствовала, что мне лучше убраться из страны. Для них нерентабельно выслеживать меня. Возбуждение дела по поводу долга обойдется им дороже, чем сам долг. Нестоящее занятие – отлавливать непреклонного неплательщика. А я, поверь мне, останусь непреклонной, пока не найду хорошего мужа. Просто мне на некоторое время надо исчезнуть из их поля зрения.

P.S. По статистике, в мире среди людей в возрасте от двадцати пяти до пятидесяти четырех лет больше мужчин, чем женщин. Чао!»

* * *

В то утро Мэдди ожидал прием у врача. По дороге в больницу она прихватила в туристическом агентстве справочник «Где остановиться». Среди прочих там были перечислены отели, где обслуживали постояльцев с животными. «Животные – наши желанные гости. Детям места не предоставляются» – можно было прочитать под названиями большей части гостиниц.

Подавленная, Мэдди прошла в приемную. Она была забита женщинами с огромными животами и ноющими от скуки детьми. Воздух казался густым от запаха пота и пропитанных «Виксом» носовых платков. Ожидая своей очереди, Мэдди просматривала в газетах объявления о сдаче квартир. Домовладельцы и агентства по недвижимости жаждали видеть доказательства платежеспособности: копии платежных квитанций, рекомендации из банков, от начальников, бывших домовладельцев. Ничего этого у Мэдди не было. Она по телефону-автомату зарегистрировалась во «Флэт Линк» и «Стритс Эхед», центральных лондонских агентствах, специализировавшихся на налаживании связей между будущими сторонами. Они использовали компьютер, чтобы составлять наиболее подходящие варианты. Однако, как стало казаться Мэдди, никто не хотел иметь дело с беременной, безработной, брошенной любовником, высоченной, подавленной и задумывающейся о самоубийстве иностранкой.

Мэдди, как ни старалась, так и не смогла понять почему.

Простояв четыре часа в очереди на анализ крови (надо было взять с собой какое-нибудь легкое чтиво, например «Историю мира» в двадцати томах), Мэдди от голода потеряла сознание. Завтрак, состоящий из традиционного бисквита и «столовской» чашки чая, был бы действенным лекарством.

– Простите, дорогая. Чаю нет. Спад, как вам известно.

– Где? На Цейлоне?

– Сокращения. Не можем содержать полный штат.

Продолжая голодать, Мэдди встретилась с остальными членами своей группы по подготовке к родам и отправилась в официальный тур по больнице. При виде полных мусорных корзин, кровавых мазков на стенах и лужи застывшей блевотины, оставшейся после ночной смены, можно было с полным правом говорить, что больнице недостает привлекательности. Мимо них, шаркая, бродили неуклюжие роженицы в розовых меховых шлепанцах. Они сгибались пополам от боли и распространяли вокруг себя запах скисшего молока. Иоланда гнала женскую часть группы по коридору, как стайку цыплят. Вслед за ними тащились унылые мужья.

Черил сунула Мэдди брошюру о кесаревом сечении по желанию роженицы. «Сохраните свое влагалище таким же свежим, как в медовый месяц», было написано в брошюре.

– Чем я и занимаюсь, – похвасталась Черил.

Мэдди, однако, пришла в ужас, особенно когда подняла глаза и увидела, как сестра чешет подмышку стерилизованным хирургическим инструментом. Экскурсия в родильную палату, подумала Мэдди, должна стать обязательной частью школьной программы для старшеклассников. Это было бы самым эффективным методом контрацепции.

Мистер и миссис СЗ-3 высадили ее у Кингс-Кросс. Она все еще сжимала в руке больничную брошюру под названием «Итак, вы собираетесь стать матерью». Глядя на беременных женщин на обложке, сияющих, пышущих здоровьем, залитых солнечным светом и утопающих в цветах, она чувствовала все большее уныние. Задыхаясь от выхлопных газов, она опустилась на свою сумку под пешеходным мостиком на Гудз-Уэй между высившимися по обе стороны газовыми заводами, будто сделанными из конструктора «Меккано». Вдоль однообразной улицы тянулись пунктирные линии пустых парковочных счетчиков, похожих на восклицательные знаки. Ничто не радовало глаз. Ни сделанные дрожащей рукой надписи на стене «Здесь был ДПП» и «Мужики – козлы». Ни мотки колючей проволоки. Ни редкие проститутки с посиневшими от холода ногами и поблескивающими браслетами на щиколотках. Мэдди наблюдала, как они прохаживаются по тротуару взад-вперед, провожая взглядами «форд – эскорты».

Постепенно Мэдди стала размышлять над тем, что беззаботного и легкого материнства не существует, что это просто злонамеренный слух. Она поплотнее запахнула пальто. Было так холодно, что все прохожие, казалось, курили невидимые сигареты. Мэдди тоже выпустила парочку колец. Когда ребенок принялся ногами распихивать ее жизненно важные органы, она приказала себе не поддаваться отчаянию. Как-никак, Мария и Иосиф находились в таком же положении. Если не считать, что у них были стабильные отношения. В буквальном смысле. Пора бы, подумала Мэдди, прибыть Алексу с ослом.

вернуться

66

«Ангелы из преисподней» – группы байкеров 70-х годов.

42

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org