Пользовательский поиск

Книга Шесть причин, чтобы остаться девственницей. Страница 27

Кол-во голосов: 0

Все еще не понимая, что это за вещь, Эмили достала ее из ящика и развернула. Потрясающе! Она держала перед собой на вытянутых руках блузку из тончайшего, легкого, как паутина, шелка: длинные свободные рукава и круглый, открывающий шею и ключицы вырез. Эмили подошла к висящему на стене овальному зеркалу в тяжелой бронзовой раме. Но, даже не успев приложить блузку к груди, она уже знала, что непременно купит ее. И не только ради того, чтобы порадовать унылую женщину. Эмили показалось, что именно этот наряд лучше всего подойдет для вечеринки, намеченной на ближайшую субботу, на которую, по словам Кэтлин, приглашен Оливер.

Эмили не взглянула на ярлычок с ценой и не стала спрашивать, сколько стоит блузка. Она улыбнулась и молча протянула кредитку. Однако, судя по румянцу, появившемуся на бледных щеках женщины, и по тому, как она старательно заворачивала покупку в несколько слоев бумаги, Эмили поняла, что пробила в своем бюджете немалую брешь.

Пробормотав на одном дыхании: «Спасибо, до свидания», она выскочила из магазина и побежала догонять Артура, который ушел в дальний конец улицы.

— Вот и я. — Эмили взяла брата под руку.

— Надеюсь, ты не превратишься в нечто подобное, — буркнул он.

— В такую же одинокую и несчастную женщину?

— В такую же мрачную, пропахшую лавандой зануду.

— Конечно нет! Особенно если в мой магазин будут заглядывать такие же покупатели, как я. — Эмили похрустела зажатым под мышкой свертком. — Думаю, после моего визита бедняжка сможет еще полгода продержаться на плаву. Ну ладно, — хмыкнула она, видя недоверчивую улыбку Артура. — Мисс Лаванда закроет свою лавку и отправится в кругосветное путешествие.

На самом деле слабый румянец, вызванный удачной сделкой, не изменил общего выражения на лице женщины — она заворачивала покупку с таким трагическим видом, словно укладывала в гроб тело дорогого покойника. Наверное, даже в разгар сезона, когда в лавке полно туристов, которые расхватывают все от сушеной лаванды до восковых фруктов, эта печальная женщина не в состоянии улыбнуться.

В своем магазине Эмили все устроит совершенно иначе. Она ясно видела каждую мелочь. В центре комнаты Эмили поставит большой стеклянный стол на красивых витых ножках из кованого металла — однажды она видела такой стол в антикварном салоне. На столе разместятся предназначенные для продажи вещи. Какие? Эмили пока не знала, но представляла нечто потрясающее: изящные вещицы, которые словно светятся изнутри и наполняют своим сиянием всю комнату. Как только покупатель зайдет в магазин, они сразу же привлекут его внимание. Человеку захочется подойти поближе, рассмотреть их, потрогать и, конечно же, купить. И ассортимент должен постоянно меняться. Задача непростая, именно она и будет главной проблемой для Эмили: нужно постараться найти все эти замечательные вещи и одновременно вести торговлю в магазине. Да, как только дела пойдут в гору, Эмили наймет помощницу, которую поставит за прилавок, а сама займется поисками необходимого товара.

Артур вел машину по шоссе вдоль берега моря. Обогреватель работал на полную мощность, и вскоре в салоне автомобиля стало тепло. Эмили согрелась, перестала клацать зубами и снова вернулась к разговору об ужине в «Пеликане».

— Мне Дженнифер понравилась, — начала она.

— Спасибо, ты уже об этом говорила.

— Я помню, и говорю еще раз. Сначала я не была уверена, что она мне понравится, но потом… — Эмили помолчала, глядя в окно. Вдалеке виднелись рыбачьи лодки, вдоль кромки прибоя скользил парус, туго натянутый ветром, словно полосатый барабан. Отважный любитель серфинга лихо мчался по волнам, оставляя позади себя пенный след. — Она не похожа на то, что я ожидала увидеть.

— И что же ты ожидала? Интересно, как ты представляешь девушку, которая должна быть рядом со мной?

— Никак. То есть я хочу сказать, что не пытаюсь навязывать свое мнение. — Эмили запнулась, осторожно подбирая слова. — Ну, я представляла обыкновенную девушку, более заурядную, что ли. Девушку, которая носит джинсы, обожает смотреть телевизор и заниматься домашним хозяйством, которая полностью посвятит свою жизнь заботам о тебе, а в свободное время будет гулять с Карлом и возиться в маленьком садике за домом. — Эмили повернулась к брату и рассмеялась. — Думаю, мне хотелось, чтобы рядом с тобой была тихая и скромная провинциальная барышня, которой я смогу покровительствовать и при случае немного покомандовать. Но я никак не ожидала встретить экстравагантного дизайнера по интерьерам с зеленым маникюром и шикарными волосами, которые разлетаются во все стороны, стоит ей встряхнуть головой. — Артур фыркнул и затрясся от беззвучного смеха. — Итак, в первый момент я подумала: от нее лучше держаться подальше, потом — надо спасать любимого брата. Извини, но была у меня и такая мысль. Однако, внимательно присмотревшись к Дженнифер, я поняла, что она мне нравится, и перестала беспокоиться — о себе, прежде всего. Я была не права, — серьезно добавила Эмили, — она милая девушка.

— Не просто милая, — подхватил Артур, — Дженнифер — чудо. Вчера, пока вы с Сэмом болтали на террасе, я все смотрел, смотрел на нее и думал: «Как же мне повезло!» Мы знакомы всего две недели, а я уже не могу представить своей жизни без Дженнифер.

Эмили согласно кивала. Ей нравилось, как брат говорит, нравилась его откровенность и готовность рассказать всему миру о своем счастье. Если бы и сама Эмили могла с такой же спокойной уверенностью рассуждать о собственных чувствах. Если бы в жизни Эмили появился человек, который мог бы дать ей эту уверенность. Сумбурные мысли и бесконечные сомнения, связанные с Оливером, казались Эмили мелкими и даже какими-то низменными по сравнению с простыми и ясными отношениями Артура и Дженнифер.

Они подъехали к дому. Артур выключил мотор, но Эмили не вышла из машины, она задумчиво смотрела на серые каменные стены и высокую башенку со шпилем.

— Дженнифер, конечно, чудо. И вполне возможно, талантливый дизайнер, но мне становится не по себе, когда я представляю, что она сделает с домом.

— Разрушит до основания и построит заново, — предположил Артур.

— Как раз этого я и боюсь.

— Напрасно, — успокоил ее брат. — Дженнифер сказала, что влюбилась в дом с первого взгляда, и особенно ей понравилась башенка.

Артур вылез из машины, громко хлопнул дверью и, не оборачиваясь, направился к крыльцу. Эмили покраснела от удовольствия: все же приятно услышать похвалу в свой адрес от профессионального дизайнера с утонченным вкусом, каковым, без сомнения, является Дженнифер. Она приоткрыла дверцу и, высунув голову, крикнула вслед брату: «О, теперь у меня не осталось сомнений — Дженнифер чудо!»

Артур остановился и поманил ее пальцем. Эмили послушно подошла к брату.

— Кстати, — сказал он, — Дженнифер носит джинсы, обожает смотреть телевизор и не далее как вчера созналась, что мечтает завести маленький садик. Так что можешь расслабиться — я в надежных руках.

Эмили кивнула и стала подниматься по ступенькам. Но Артур забежал вперед и преградил ей путь.

— И еще, Эмили, если все это так важно для тебя, — он начал загибать пальцы: — Ты хочешь, чтобы твой избранник носил джинсы, любил копаться в саду… э-э, насчет телевизора не уверен, но я мог бы выяснить…

Эмили улыбнулась, понимая, к чему он клонит.

— Послушай, у меня есть на примете такой человек, да и ты его неплохо знаешь. Даже как-то ужинала с ним вместе…

— Не интересуюсь, — отрезала Эмили и, оттолкнув Артура в сторону, прошла в дом. — Зря стараешься, — повторила она, снимая пальто. — Как же ты не понимаешь? В моей жизни уже есть человек. Я ждала его почти десять лет. И собираюсь увидеться с ним, в ближайшую субботу. Я умираю от нетерпения, все мои мысли только о нем. Его зовут Оливер. Слышишь? Его имя не Сэм. Сэм хороший парень, но того, о ком я думаю, зовут иначе.

Артур и Эмили перекусили, выпили по чашке кофе и отправились в «Тревисси». Дорога до питомника заняла минут двадцать. Сначала они ехали через лес, потом спустились с холма в красивую долину, где находилась деревушка Лесвидден. Миновав деревню, Артур свернул на просеку, и вскоре впереди показались ворота. Затейливый узор высокой кованой решетки был сделан в виде переплетенных стеблей и бутонов роз. Сразу за воротами начиналась широкая липовая аллея, которая привела их к большому дому из темно-серого камня, с характерной для григорианского стиля массивностью форм и строгой пропорциональностью линий.

27

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org