Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Страница 29

Кол-во голосов: 0

Середину XVII в. можно считать временем расцвета роттердамской текстильной промышленности. Она уже не ограничивалась изготовлением обыкновенных сукон, но в конце XVI в., с переселением иммигрантов, в Роттердаме, как и в Лейдене, возник ряд других отраслей суконной промышленности, например производство плюша, шелка, бомбазина (полульняная ткань). Эти новые отрасли пользовались большей свободой, чем старая суконная промышленность, так как они не были связаны с цеховыми уставами. В 1636 г. А. И. Роменом была организована мануфактура по производству бомбазина, на которой работало 100 рабочих{335}.

Роттердам, как и Амстердам, относился отрицательно к протекционистским мерам, которых придерживались в таких исключительно промышленных городах, как Лейден и Гарлем, и которые многократно подтверждались штатами Голландии. Роттердам и знать не хотел о каких-либо ограничениях ввоза текстильных товаров. Это в особенности сказалось в 1635 г., когда городу удалось добиться организации у себя фактории английской Компании купцов-авантюристов{336}. Так как эта компания импортировала не сырье (шерсть, кожу), а исключительно фабрикаты, то Роттердам стал складочным пунктом для английского, большей частью некрашеного, сукна. Этим компания содействовала не только оживлению торговли сукном, но и большому развитию красильного дела{337}. Независимо от «купцов авантюристов» английская торговля мануфактурой получила здесь большое значение, благодаря деятельности купцов, стоявших вне компаний. И после Вестфальского мира ввоз тканей из Англии был также весьма значительным. Вообще в своих отношениях с Англией Роттердам придерживался линии, которая резко противоречила интересам промышленности в Лейдене, Гарлеме и др.

Наряду с торговлей с Англией в городе существовало также собственное суконное производство; оно даже увеличилось, когда английская компания в 1656 г. перенесла свой укладочный пункт в Дордрехт, после чего много дордрехтских ткачей переселилось в Роттердам{338}. Несмотря на многие трудности, возникшие в середине столетия в результате безработицы, текстильная промышленность Роттердама выросла, увеличилось число сукновалок. Во второй половине XVII в. возник ряд новых производств: в 1668 г. здесь поселились ткачи, вырабатывавшие плотные шелковые ткани (гроденапль); в 1669 г. Якобу Лойсу было предоставлено октруа на устройство катка для сукна сроком на 10 лет{339}; в 1670 г. была устроена городская сушильня для камвольных тканей и других материй; одновременно приступлено было к крашению хлопчатобумажных, льняных, шелковых материй. События 1672 г. поставили Роттердам в тяжелое положение, они вызвали повышение заработной платы и привели промышленность на грань гибели[109].

Новым своим (подъемом, который здесь был более высоким, чем в Лейдене, роттердамская текстильная промышленность была обязана переселению иноземцев в конце XVII в. Иммигрировавшие французы, как правило, не входили в гильдии, а держались более независимо, и, насколько позволяли их средства, большей частью строили фабрики{340}.[110] Конечно, по сравнению с Амстердамом, в котором в 1682 г. была организована ткацкая фабрика с 110 ткацкими станками, и по сравнению с Утрехтом, где была устроена шелковая фабрика с 500 рабочими, промышленный подъем Роттердама был более скромным. Однако в Роттердам прибыло не только много мелкого люда, но и люди со средствами, и основаны были крупные предприятия, например фабрика кружев. Фабрике этой были предоставлены разные привилегии, в частности ей предоставлена была рабочая сила из сиротских домов. Привилегии эти были распространены также и на шелковые и камвольные фабрики. Была также открыта новая шерстомойка.

Притязания иммигрантов-французов были часто чрезмерными; они значительно превышали требования, предъявлявшиеся ранее переселившимися валлонами и фламандцами. Старой местной промышленности эта иммиграция принесла еще много другого вреда. Суконщики стали жаловаться на чрезвычайно большое потребление заграничной мануфактуры и настаивать перед Генеральными штатами на возобновлении соответствующих запретительных постановлений. Роттердамские городские власти, обсуждавшие в 1699 г. этот вопрос, отнеслись отрицательно к протекционистским мерам; они предложили снижение ввозных пошлин на сырье, но высказались против запрещения вывоза сырья и рекомендовали расширить овцеводство{341}. Но все эти пожелания не нашли поддержки у штатов Голландии. В результате роттердамская суконная промышленность, лишенная всякой поддержки со стороны торговцев сукном, все более сокращалась. Высокие цены, которым приписывали упадок ее, объяснялись отчасти недостаточным привозом сырья, а также и возросшей стоимостью жизни. Последнее же вызывалось высокими налогами на предметы потребления и жилищной нуждой, возникшей из-за иммиграции иноземцев. Промышленность начала поэтому перекочевывать в Тилбург, где жизнь была дешевле. В Голландии не сумели ее сохранить: запрещение устраивать предприятия в деревне; консервативный дух, который господствовал в этой промышленности, даже там, где цехи не были всемогущи; полное нежелание приспособляться к требованиям моды — все это, вместе взятое, привело к прекращению суконной промышленности в Голландии. К этому надо еще прибавить все увеличивавшиеся затруднения с получением хорошей шерсти. Бранденбург, Пфальц, Дания, Испания последовали примеру Англии и запретили вывоз шерсти. Другие государства, как австрийские Нидерланды{342}, Португалия, запретили ввоз шерстяных изделий или же повысили ввозные пошлины. Местные овцы не давали шерсти такого качества, какое было необходимо для суконной промышленности. Все это привело к упадку голландской суконной промышленности в первой половине XVIII в.

В Роттердаме упадок стали переживать также другие отрасли текстильной промышленности. Производство бомбазина прекратилось уже около 1700 г., о шелкоткацком производстве ничего не было более слышно, так же как о ковровом и кружевном производствах{343}. Лишь красильное дело продолжало еще существовать и временами даже расширялось. События последней англо-голландской войны и французское вторжение покончили, наконец, с последними остатками ткацкого и красильного дела в Роттердаме и в большинстве голландских городов.

Другой характер, во многих отношениях отличный от развития текстильной промышленности в старых голландских промышленных центрах — Лейдене, Амстердаме, Гарлеме, Роттердаме, — приняла текстильная промышленность в Тилбурге. Уже в середине XVII в. в деревнях Брабанта, в Тилбурге, существовала значительная суконная промышленность. До тех пор, пока эти области, входившие в состав генералитетных земель, считались в таможенном отношении заграничными областями, промышленность эта подвергалась высокому обложению. Но после Вестфальского мира, в 1651 г., фабриканты Тилбурга добились безлицензионного ввоза шерсти и других материалов, необходимых для производства шерстяных изделий. Это право, предоставленное вначале лишь на ограниченное время, превратилось с 1687 г. в постоянное. Торговля между Брабантом и другими областями республики стала облагаться не выше, чем в пределах самой республики. Это принесло промышленности пользу, поскольку она не стеснялась более гильдиями и системой контрольных палат. Как уже было указано выше, в XVIII в. из-за дороговизны в Голландии большая часть текстильных предприятий была перенесена в Тилбург. Около 1739 г. 600 ткацких станков работали там за счет лейденских фабрикантов{344}.[111]

Наконец, надо еще упомянуть о текстильной промышленности, организованной в XVI в. фламандскими беженцами в восточной части Оверэйсела — в Твенте. Вначале там производили лишь полотно, но с 1728 г. начали вырабатывать полульняные и полухлопчатобумажные ткани — бомбазин{345}. Промышленность эта была организована на цеховых началах[112]. Так, в Энсхеде уже в 1641 г. существовала гильдия льноткачей. Однако гильдии здесь не задержали развития промышленности. В XVIII в. в Хенгело возникло также пестроткачество. Из Алмело уже тогда мануфактура вывозилась в большом количестве. В хлопчатобумажной промышленности голландцы стали даже предшественниками и учителями англичан.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org