Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Страница 3

Кол-во голосов: 0

Но Голландия, эта самая богатая в XVII в. страна, имела в то же время наибольшую государственную задолженность. Система государственных долгов являлась одним из самых сильных рычагов первоначального накопления. Задолженность государства, как система государственного кредита, зародилась еще в средние века в Венеции и Генуе, но, как указывает Маркс, глубокие корни эта система пустила прежде всего в Голландии, причем колониальное хозяйство голландцев, их морская торговля и торговые войны создали для нее особенно благоприятные условия роста. В течение мануфактурного периода система государственной задолженности распространилась по всей Европе, и с тех пор государственный долг «накладывает свою печать на капиталистическую эру»{18}.

Рост государственной задолженности способствует накоплению капитала в руках праздных рантье, содействует обогащению финансистов, является причиной прогрессивного повышения акций банков, увеличивает количество откупщиков налогов. Значительная доля государственных займов всегда попадает в руки капиталистов — купцов и фабрикантов, «…государственный долг создал акционерные общества, торговлю всякого рода ценными бумагами, ажиотаж, одним словом — биржевую игру и современную банкократию»{19}. Именно в Голландии впервые таким пышным цветом расцвела биржевая спекуляция в своих самых разнообразных формах: сделки на срок, сделки на разницу, «торговля воздухом» — с невиданным ажиотажем, вроде пресловутой «тюльпаномании», и с неслыханными биржевыми крахами.

С другой стороны, государственные займы и рост государственной задолженности в капиталистическом обществе своим неизбежным последствием имеют увеличение налогов и всевозможных акцизов на необходимейшие жизненные средства для народных масс. Подобная фискальная система капиталистического государства прежде всего укрепилась в Голландии и оказывала самое разрушительное влияние на жизненный уровень масс, на жизненный уровень мануфактурного предпролетариата. Ни одна страна не знала столько всевозможных налогов и акцизов, как Нидерланды. Как писал один путешественник, в Голландии, прежде чем подать на стол кушанье из рыбы, нужно уплатить тридцать различных налогов. В XVII в. Голландия считалась страной самых высоких цен на предметы первой необходимости, «…народные массы Голландии уже в 1648 г. более страдали от чрезмерного труда, были беднее и терпели гнет более жестокий, чем народные массы всей остальной Европы»{20}. Государственные долги и связанное с ними тяжелое бремя прямого и косвенного налогового обложения способствовали насильственной экспроприации крестьян, ремесленников — одним словом, всех слоев мелкой буржуазии{21}. Столь же пагубные последствия для широких масс имела система протекционизма, представлявшая одну из неотъемлемых составных частей фискальной системы XVII в. Обнищанию народных масс, развитию пауперизма и бродяжничества в огромной степени содействовали войны — этот неразлучный спутник капитализма с момента его появления на свет, «…торговая война европейских наций, ареной для которых служит земной шар …начинается отпаданием Нидерландов от Испании»{22}.

Проникновение капиталистических отношений в деревню в Голландии, как и везде, сопровождалось массовым обезземелением крестьянства. Городские купцы и ростовщики скупали земельную собственность дворян, разорившихся во время революции и продолжительной войны за независимость. Большие осушительные работы, производившиеся в Нидерландах в XVII в., предпринимались при участии крупных капиталистов, собственностью которых становились земли, отвоеванные у моря, а также значительная часть осушенных болот. Городская и сельская буржуазия воспользовалась также секуляризацией церковных земель и распродажей бывших графских доменов. В то же время широкие массы крестьян все более лишались своей земли, превращались в мелких арендаторов. Особенно бурно развивался процесс обезземеления крестьянства в самой богатой, купеческой провинции — Голландии, где уже в XVII в. основная масса крестьян состояла из арендаторов или же безземельных батраков. В более отсталых по своему экономическому развитию провинциях, особенно на северо-востоке страны, большая часть земельной собственности сохранилась в руках дворянства и уцелели остатки феодальных аграрных отношений, сужавших емкость внутреннего рынка и задерживавших развитие страны.

Классовая структура буржуазного общества в мануфактурный период еще в значительной степени отличается от классовой структуры вполне развитого буржуазного общества в эпоху промышленного капитализма. «На подготовительных ступенях капиталистического общества торговля господствует над промышленностью»{23}, и только с переходом к фабричному производству промышленный капитал полностью подчиняет себе сферу обращения товаров. В экономике и в политической жизни Голландии XVII в. прослойка торговой буржуазии занимала господствующее положение по отношению к промышленности и промышленной буржуазии. Кроме крупной торговой буржуазии к правящей верхушке принадлежали заправилы Ост-Индской компании и воротилы Амстердамского банка. В их руках Генеральные штаты были орудием защиты интересов купцов, судовладельцев и колониальных дельцов. Само государство приняло характер огромной торговой компании.

Начало падения Голландии как господствующей торговой нации Маркс датирует концом XVII в. «История падения Голландии как господствующей торговой нации есть история подчинения торгового капитала промышленному капиталу»{24}. В этом указании Маркса содержится ответ на вопрос о причинах упадка Голландии, последовавшего после периода ее экономического подъема в XVII в. Роковые последствия для Голландии имело отставание ее промышленного развития по сравнению с Англией. Это отставание в развитии капиталистической мануфактуры в Голландии сказывается на протяжении всего XVII в., особенно же сильно — в последней трети XVII в., когда в Англии уже начинался промышленный переворот, переход к капиталистической фабрике. Промышленное развитие Голландии в мануфактурный период задерживалось, несомненно, рядом внешних причин, постоянно упоминаемых в буржуазной историографии; их на все лады повторяет и Бааш, так и не будучи в состоянии объяснить экономический упадок Голландии в XVIII в. К ним относится политика меркантилизма, восторжествовавшая в XVIII в. и оказавшаяся гибельной для посреднической торговли голландцев и для их судоходства. Система кольбертизма закрыла для голландских товаров внутренний рынок Франции и этим подорвала ряд отраслей голландской промышленности, работавших на экспорт. Разорительные торговые войны, в которых участвовала Голландия, также сильно подорвали ее экономическое могущество. Однако решающими оказались внутренние причины — недостаточность экономической основы для развития фабричной промышленности, засилье торгово-ростовщического капитала, все более пренебрегавшего интересами отечественной промышленности.

Посредническая торговля, всегда игравшая большую роль в хозяйстве Голландии, с началом упадка все более становится важнейшей сферой приложения капитала. За этим скрывалось то самостоятельное развитие купеческого капитала, которое являлось основной причиной экономического упадка Голландии. Указывая, что «самостоятельное развитие купеческого капитала находится в обратном отношении к степени развития капиталистического производства», К. Маркс отмечает, что этот закон «с особенной ясностью обнаруживается в истории посреднической торговли (carrying trade), как у венецианцев, генуэзцев и голландцев, там, следовательно, где главный барыш извлекается не из вывоза продуктов своей страны, а из посредничества при обмене продуктов таких обществ, которые еще не развились в торговом и вообще в экономическом отношении… Но такая монополия посреднической торговли, а вместе с тем и сама эта торговля, приходит в упадок по мере экономического развития тех народов, которые она эксплоатировала с двух сторон и неразвитость которых была базисом ее существования. При посреднической торговле это сказывается не только в упадке торговли как особой отрасли, но и в падении преобладания чисто торговых народов и вообще их торгового богатства, которое покоилось на базисе этой посреднической торговли. Это лишь особая форма, в которой в ходе развития капиталистического производства находит себе выражение подчинение торгового капитала промышленному»{25}.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org