Пользовательский поиск

Книга Птицы в воздухе. Строки напевные. Содержание - ДУХ ДРЕВА

Кол-во голосов: 0

ОГНЕННАЯ МЕЖА

День Купалы, день Ивана, зорко сторожи,

Этот день есть знак раздельный огненной межи.

Все, что было, круг свершило, отступает прочь,

Выявляет блеск свой сила в огненную ночь.

Если ты сумел бесстрастно точный круг замкнуть,

В чаще леса не напрасно ты держал свой путь.

Сонму всех бесовских полчищ не прейти черты,

Пусть их жмутся, не прорвутся в область Красоты.

Сотни рук, несчетность цепких, в жажде тьмы

                                          и бед,

Не ухватят твой недвижный папоротник-цвет.

Все зрачки, искусных в сглазе, острых вражьих

                                            глаз

Не дождутся, чтобы взор твой, светлый взор погас.

Все шептанья, все дыханья в чаще вековой

Не осилят заклинанья,— круг всевластен твой.

Дух твой светел, ты распутал все узоры лжи,

Ты крещен великой тайной огненной межи.

СВАДЬБА ВОДЫ И ОГНЯ

Свадьба Воды и Огня

Это зеленые храмы растений,

При всемирных свечах светлоглазого Дня,

При несчетных свечах звездосветных полночных горении.

Лики Воды и Огня,

Обвенчавшихся в пресуществленьи двойного начала,

Принимают все краски, и Временность, в Вечность

                                                маня,

Одевается в золото, светится ало,

И на свадьбе Воды и Огня

Сколько есть изумрудов, играний опала,

Сколько раз между трав переменный алмаз

Целовался с Водой, и росинка зажглась,

Сколько раз по одежде живой изумруда

Пробежал поцелуйный шиповник-рубин,

И, желание в стебле кольнув, он стремление вызвал

                                               оттуда

Лепестки поманил, расцвеченности тайных глубин,

И пожаром червонным зажглось многоцветное чудо,

И на долы Земли снизошла вышина,

И зажглось Семизвездье с улыбкой Венеры,

В незабудках, в сирени, в лазурностях льна,

В сонмах маленьких лун, солнц, живущих вне

                                         меры,

В сочетаньях планет

Луговых и лесных,

В бесконечностях разных сплетений,

Впивающих Свет,

И его претворивших в пахучий и красочный стих,

Фимиамы во храме зеленом растений,

Гул хоралов колдующих Ночи и Дня,

При великом слияньи двух разных святых

                                   навождений,

На свадьбе Воды и Огня.

РУНЫ

Чья была впервые руна?

Индры, Одина, Перуна?

Всех ли трех? Иного ль Бога?

Есть ли первая дорога?

Вряд ли. Вечны в звонах струны.

Вечны пламенные руны.

Вечен хром с его аккордом

Вечен Ворон с криком гордым.

В Ветре молкнет ли рыданье?

В Море ль стихнет причитанье?

Полюбив, не минешь битвы.

Не забудешь слов молитвы.

Чтоб пройти леса и горы,

Нужно ведать заговоры.

Значит, нужно ведать руны,

Ибо чащи вечно юны.

Значит, нужно ведать чары,

Ибо горы вечно стары.

И всегда душе знакомы

Руны, молнии, и громы.

ДУХ ДРЕВА

Своей мечтой многоветвистой,

Переплетенной и цветистой,

Я много храмов покрывал,

И рад я знать, что дух стволистый

В телесном так воздушно-ал.

Но, если я для верных, нежных,

Для изнемогших, безнадежных,

Свои цветы свивал светло,

Я знаю, в лепстах безбрежных,

Как старо темное дупло,

И, если вечно расцветая,

Листва трепещет молодая,

Я, тайно, слушаю один,

Как каждый лист, с ветвей спадая,

Впадает в летопись судьбин.

И те, что ведают моленья,

И те, что знают исступленье,

И те, в которых разум юн,

Как буквы, входят в Песнопенье,

Но буквы не читают рун.

МОРАНА

МОРАНА

Умирание — мерещится уму.

Смерть нам кажется. Лишь верим мы во тьму.

Эти сумерки сознанья и души,

Смерть всемирную пред ночью утиши.

Умягчи Морану страшную мольбой.

Зачаруй ее в пустыне голубой

Разбросай среди жемчужин алый цвет.

Зачаруй. Морана — дева, ты — поэт.

Засвети сияньем звездным брызги слез.

Дай алмазов темноте ее волос.

«Меркнуть рано», прошепчи,— она вздохнет.

Поцелует, усыпит, но не убьет.

ТКАЧИХА

Дева вещая, ткачиха,

Ткет добро, с ним вместе лихо,

Пополам.

Левой белою рукою

Нить ведет с борьбой, с тоскою.

А рукою белой правой

Нить прямит с огнем и славой.

Ткани — нам.

Дева вещая, ткачиха,

В царстве Блага, в царстве Лиха,

Где-то там.

Пой для Девы, Дева глянет,

Только ткать не перестанет

Никогда.

Сердцем зная все напевы,

Заглянул я в сердце Девы.

Полюбил, и полюбился,

В замке Девы очутился

Навсегда.

Любо мне, но душу ранит

Шум тканья, что не устанет

Никогда.

Диво вечное, ткачиха,

Тки, колдуй, но только тихо,

Не греми.

А не то проснутся люди,

И придут гадать о чуде.

Нам вдвоем с тобою дружно,

Нам не нужно, не досужно

Быть с людьми.

Дева вещая, ткачиха,

Тише, тише, в сердце — тихо,

Не шуми.

ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЯ СТОЛЕТИЙ

Камень. Бронза. Железо. Холодная сталь.

Утpo. Полдень звенящий. Закатность Печаль.

Солнце Пьяные Солнцем. Их спутанный фронт.

Камнем первый повержен был ниц мастодонт.

Солнце Воины Солнца и дети Луны.

Бронза в бронзу И смерть И восгорг тишины.

Солнце Ржавчина солнца. Убить и убить.

Воду ржавую пьют, и еще будут пить.

Солнце тонет в крови. Мглой окована даль.

Камень был Бронзы нет. Есть железо и сталь.

Сталь поет. Ум, узнав, неспособен забыть.

Воду мертвую пьют, и еще будут пить.

12

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org