Пользовательский поиск

Книга Доблестная шпага, или Против всех, вопреки всему. Страница 112

Кол-во голосов: 0

Магнус вернулся к солдатам и объяснил ситуацию. Военный совет собрался вокруг г-на де ла Герша.

— У нас пять минут на раздумья, сеньоры, — предупредил Арман-Луи.

— Хватит и четырех; возьмем наши шпаги и дадим бой этому сброду, — предложил г-н де Шофонтен.

— Этот сброд насчитывает три тысячи человек, — заметил Магнус, высказавший свое мнение.

— Половина из нас погибнет, половина пройдет, — воскликнул Коллонж.

— Всегда есть время принять предложение господина де Шофонтена, — взял слово Арман-Луи, — но можно попытаться пойти другим путем.

— Говорите! — заинтересовался Сан-Паер.

— Наверняка Жан де Вер не предупредил свое войско о том, что произошло с момента нашего отъезда из Драшенфельда. Мы оденем зеленые пояса, а на шляпы — имперские кокарды.

— Ну и что ж? — поинтересовался Коллонж.

— К тому же мы появимся с той стороны, отуда невозможно предположить появление шведских солдат.

— Это мысль.

— Мы сможем смело представить командующему войска и сойти за итальянцев или испанцев, выведать расположение полков, оккупированных армией генерала де Паппенгейма. Если наша хитрость удастся, мы прорвемся, нет придется принять бой! — Хороршая идея, — поддержал Арранд.

— Если мнение сеньора де ла Герша совпадает с этим, заключил Вольрас, — нам остается двинуться в путь. — В путь! — поддержал его Рено и Апман-Луи.

Арман-Луи подошел к Коллонжу:

— Вы почти самый молодой среди нас, — обратился он к нему. — Сейчас вы приняли правильное решение. Вам, вместе с десятком вооруженных солдат, я доверяю охрану мадемуазель де Сувини и мадемуазель де Парделан. Следите за мной, если я сделаю вам знак рукой — падайте в траву и ползите.

— Я все понял и я все исполню! — с жаром отвечал Коллонж.

Проехав несколько сотен шагов, Арман-Луи и Магнус поспешили вперед.

— Кто идет? — прокричал часовой.

— Иисус и Мария! — ответил Арман-Луи.

Офицер имперской армии медленно приблизился к ним.

— Кто вы? Откуда идете? — спросил он. Часовому показалось, что у г-на де ла Герша валлонский акцент.

— Мы — часть испанского полка, и имеем приказ присоединиться к войскам генерала де Паппенгейма, — ответил Арман-Луи на плохом немецком языке. — Мы не можем терять и часа. Если вам что-либо известно о том, где находится генерал — мы будем вам очень признательны за эти сведения.

Подошли несколько офицеров. Один из них, знающий испанский, заговорил с Арманом-Луи. Г-н де ла Герш и Рено, говорящие на этом языке в совершенстве, живо отвечали ему. Разговаривая таким образом, эскадрон продвигался впе-ред. Коллонж охранал женщин, не теря из вида г-на де ла Герша.

— О! С вами две женщины! — заитересовался капитан.

— Это моя жена и её сестра, — спокойно отвечал Арман-Луи, донна Луиза Германда де Колоредо Пенафлер и донна Эмануела-Долорес де Миранда Кастейо. Они должны ожидать окончания военных действий при дворе Его Светлости короля Баварии.

Все это он произнес спокойно и естественным голосом; Адриен и Диана, слышавшие все, приветствовали валлонских офицеров кивком головы. Офицеры отдали им честь и удалились. Разговор тем временем продолжался и принял непринуж-денный характер, как между людьми, деляющих одно дело. Внезапно одна интересная мысль осенила Рено.

— Дорогой капитан, — обратился он к своему спутнику, — моя лошадь немного устала, мог ли я поставить её в конюшню на день — другой? По правде говоря, ничто в мире не заставит меня отказаться от нее, но я очень спешу, как вы знаете. Дайте мне вашу лошадь, она мне кажется свежей и быстрой, я вам заплачу десять золотых дукатов.

— Хорошо, — отвечал капитан, — я с удовольствием окажу вам эту услугу.

Договор был заключен. Примеру г-на де ла Герша последовали многие драгуны. Все, у которых были худые и слабые лошади, предложили их обменять на лучших за несколько золотых монет.

Довольные друг другом, валлонцы и гугеноты совершили этот обмен в течении четверти часа. Одни предполагали, что скоро хорошие лошади опать вернуться к ним, и, к тому же они стали обладателями нескольких золотых дукатов; другие же мечтали сказать и гарцевать на свежих лошадях и, к тому же, надеялись теперь на быстрый переход.

Час или два спустя после обмена, Жан де Верт вошел в лагерь имперцев. Каково же было его удивление, когда он не увидел ни следов битвы, ни трупов, ни раненых в лагере.

— Но беглецы должны были обязательно встретить этот лагерь на своем пути, — подумал Жан де Верт про себя. — Не на крыльях же они его перелетели?

Не прошло и десяти минут, как он узнал, что произошло.

— И вы им поверили? — кричал вне себя Жан де Верт. Поверили в то, что они испанцы? Что они из окружения Паппенгейма? Но это же были гугеноты, французы!

Ответом ему был крик ярости. Целый корпус из пяти сотен всадников перешел на сторону Жана де Верта. Хорошо вооружившись, они разошлись в разные стороны, чтобы разведать дорогу, по которой ускользнули беглецы.

Это было не так-то просто сделать. Страна была наводнена многочисленными эскадронами, следы их пересекались; к тому же протестанты одели, как известно, имперские кокарды, и во главе их шел человек, отлично знающий страну и бывший в курсе военных действий. Его войско продвигалось по полям так же легко, как щука скользит в мутной воде. Некоторые точные сведения скоро помогли Жану де Верту напасть на след исчез — нувших драгун. Мадам д`Игомер, казалась более возбужденной, чем он сам, и не отдыхала даже ночью.

К концу дня, благодаря всадникам, охранявшим фланги, имперцы точно знали, где находятся солдаты г-на де ла Герша. Была надежда догнать их к вечеру. Жан де Верт обратился к своему войску:

— Гугеноты недалеко отнас. Можем ли мы им позволить вернуться в свою страну и рассказатьо том, как они нас победили?

Страшный ропот и бряцание тысячи шпаг были ему ответом. — Смерть французам! — пронеслось по рядам.

И преследование началось. Парламентарий

Как бы ни были хороши лошади, они были не в силах скакать целый день. Они находились уже в пути двенадцать миль без отдыха. Остановка была необходима. Г-н де ла Герш выбрал для этого небольшую деревеньку, расположеную у входа в ложбину по обеим сторонам деревни тянулись непроходимые болота, что делало нападение на лагерь невозможным. Пересекая деревню, дорога углублялась в густой лес, непроходимый для кавалерии. Обойти деревню для врага представлялось невозможным, если бы он вздумал атаковать — пришлось бы нападать спереди.

Чтобы укрепить подступы к деревне, г-н дн ла Герш приказал повалить десяток деревьев и перегородить ими дорогу.

— Мы сможем спокойно переночевать, а завтра провидение поможет нам, — говорил он солдатам.

Лошадей распрягли и пока они мирно паслись, протестанты кинулись на поиски провианта.

Жители деревни, увидев солдат в имперской форме и боясь быть ограбленными, живо попрятали всю провизию. Нигде не было видно ни одной живой души.

— Все как будто вымерло, деревня кажется необитаемой, — говорил Магнус.

Он пустился на поиски и вошел на постоялый двор. Хозяин трясся от страха и говорил, что у него нет ни мяса в кладовой, ни бутылки вина в погребе.

— Вчера здесь были санксонцы и все выпили, — уверял он.

Магнуса этот ответ не удовлетворил. Хозяин был большим и толстым; решено было начать поиски, и скоро нашли и хлеб, и сыр, и масло. Каркефу заглянул в амбар, где испуганные куры забились в угол. Солдаты забили их два или три десятка. Магнус обнаружил трех барашек и двух быков, спрятанных в подвале. Несколько свиней напоминали о своем существовании постоянным хрюканьем.

— Ну, вот! Теперь можно жить!

Несколько женщин, первыми случайно появившиеся возле своих жилищ, плакали и причитали, видя, как исчезает их скот и птица. Арман-Луи сделал Магнусу знак. Тот достал из кармана большой кошелек и раздал бедному люду деньги.

Слезы на их лицах сменило удивление. Эти люди вели себя миролюбиво и к тому же дали денег. Такого здесь не видывали с начала войны.

112

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org