Пользовательский поиск

Книга Изабелла, или Тайны Мадридского двора. Том 2. Страница 70

Кол-во голосов: 0

Прибыв со своими спутниками в Кадис, он немедленно послал одного из них во дворец Топете.

Честный и прямодушный контр-адмирал, который, как предчувствовала Изабелла, знал о путешествии Энрики с Примом и Рамиро, получив загадочные для всех, но понятные ему шифрованные письма, занялся делами, о которых шла речь в письме.

Он ожидал на днях «Нигеру» с изгнанными генералами. Их возвращение должно было стать сигналом ко всеобщему выступлению, которое начнется с флота, где все — от офицеров до простых солдат и матросов, были глубоко преданы Топете и безоговорочно выполняли его приказания и распоряжения.

Для путешествия из Кадиса на Канарские острова требовалось несколько дней, к тому же различные неожиданности могли увеличить этот срок.

Топете, целиком занятый своими делами, и не имевший времени ни на что другое, неприятно поразился, когда ему доложили о сеньоре, приехавшем по поручению Гонсалеса Браво.

— Покончим как можно скорее с этим делом, — сказал он расфранченному дворянину, — какое поручение у вас от господина министра?

— Вызов на дуэль на пистолетах, господин контр-адмирал, — отвечал секундант.

— На пистолетах? Ну, многоуважаемый сеньор, вы, по всей вероятности, знаете, что выбор оружия должен предоставляться мне, поэтому ваше предложение слишком опрометчиво, — сказал Топете с завидным хладнокровием, — однако я не желаю навязывать своему противнику оружие, которое ему не нравится. Дон Браво любит пистолеты. Хорошо, возьмите пистолеты. Мне все равно. Можете выбрать сабли или шпаги.

— Надо уметь владеть всеми видами оружия так, как вы, господин контр-адмирал, чтобы так говорить.

— Благодарю за любезность! Скажите тому, кто вас послал, что я принимаю его предложение, мы будем драться на пистолетах — двадцать шагов при первом выстреле, пятнадцать при втором, десять при третьем и так далее, но до этого, надеюсь, не дойдет.

— Значит, сегодня вечером?

— Да, можно и так.

— У дона Гонсалеса Браво только три дня, поэтому надо торопиться. Потрудитесь прийти со своим секундантом сегодня вечером в десять часов к монастырю, который находится в одной миле от Трокадеро.

— Хорошо, а оружие?

— Я принес его с собой, чтобы показать вам, господин контр-адмирал, — сказал дворянин и передал Топете роскошный бархатный футляр, где лежали два пистолета. — Потрудитесь убедиться, что оба пистолета совершенно одинаковы и не отличаются один от другого ни на волосок.

— Вижу. Но часто случается, что один стреляет легче другого, однако, меня это не волнует. Принесите сегодня вечером пистолеты, но кому принадлежат они? — вдруг спросил Топете.

— Мне, господин контр-адмирал, и я считаю честью для себя, что они будут использованы вами и доном Гонсалесом Браво.

— Хорошо, в назначенный час я приеду к монастырю, мои секунданты — доны Риверо и Посада.

— Честь имею кланяться.

Топете простился с секундантом дона Браво, не чувствуя никакого подвоха, точно так же, — как не видел ничего дурного в вызове на поединок, который был сделан по всем правилам, так что не возникало никаких подозрений.

Топете даже рад был случаю отомстить человеку, которого ненавидел, потому что, уничтожив этого льстивого и коварного советника королевы, он надеялся облегчить их общую задачу.

Спустя несколько часов он послал одного из своих офицеров к донам Риверо и Посаде с просьбой отправиться с ним в девять часов вечера к монастырю, недалеко от Трокадеро.

Доны Риверо и Посада тотчас догадались, в чем дело, но не знали, кто был противником. Они взяли с собой шпаги и пистолеты и ровно в девять часов вечера подъехали к дворцу Топете, перед которым уже стоял экипаж.

Долорес со слезами просила мужа быть осторожным и поберечь себя, но ее муж, как обычно в таких случаях, успокоил ее:

— Не тревожься, милая Долорес, ты знаешь, у меня довольно сильная и твердая рука. К тому же не я вызвал его на дуэль, а он меня, поэтому моя совесть будет чиста, если я убью этого негодяя. Прощай, моя дорогая, — через два-три часа я обниму тебя. А, здравствуйте, друзья, — воскликнул Топете, увидев Риверо и Посаду. — Вы глазам своим не поверите, когда увидите противника.

— Без секретов, старый друг, — сказал Риверо, — говори, кто это такой?

— Гонсалес Браво, министр-президент ее величества.

— Как, этот мошенник! Ну, Топете, должен сказать, что стоять против такого человека на поединке — позор. Он не достоин такой чести. Стреляй хорошенько и убей его наповал.

— Постараюсь, иначе он убьет меня.

— Кто дает оружие?

— Его секундант, какой-то господин — я забыл его имя. Он принес их сюда, это были отличные пистолеты.

— Торопитесь, — сказал Посада, — и покончим с этим делом, которое никому из нас не доставляет удовольствия. Я не могу видеть этого негодяя.

Они сели втроем в крытый экипаж. Топете приказал кучеру ехать по той улице, где жил его доктор, остановиться у дома и послать лакея попросить его в карету.

Через полчаса экипаж уже мчался по улицам и проехал ворота крепости. Около десяти часов он выехал на узкую гористую дорогу, которая вела к монастырю. Обогнув монастырь и приблизясь к лесу, дон Топете увидел на опушке карету.

Риверо, выходя, посмотрел на часы.

— Нам нечего извиняться, до десяти часов осталось пять минут, — проговорил он, — мне кажется, что противники стоят вон там, за опушкой леса, на открытом месте.

— Скорее, — сказал Топете, выскакивая из экипажа и приглашая доктора следовать за ним, — нас уже ждут.

Последовали весьма короткие и натянутые поклоны. Попытка к примирению была отвергнута обеими сторонами.

— Зарядим пистолеты, господа, — сказал секундант Браво, — потрудитесь взять, дон Посада, оружие для господина министра, я буду иметь честь зарядить пистолет для контр-адмирала. Только таким образом можно удовлетворить обе стороны.

— Хорошо, начнем. В это время дон Риверо и второй секундант дона Браво отмерят двадцать шагов, — отвечал Посада, наскоро сравнив пистолеты и убедившись, что они одинаковы.

— Потрудитесь взять одну из этих пуль, я возьму вторую, — сказал нарядный надушенный сеньор, передав дону Посаде изящную коробочку.

Закончив приготовления, секунданты передали оружие противникам, стоявшим в двадцати шагах друг от друга, и отошли в сторону.

Луна ярко освещала местность, помогая дуэлянтам целиться.

Когда секунданты увидели, что противники готовы, они громко крикнули:

— Стреляйте!

Раздались два выстрела одновременно.

Топете пошатнулся, поднял левую руку и вскрикнул дрожащим голосом:

— Черт возьми! Это обман! В моем пистолете не было пули! Секунданты негодующе запротестовали.

— Он ранен, — проговорил Риверо и подбежал к своему другу на помощь.

— Пуля, кажется, лишила дона Топете рассудка, — усмехнулся Гонсалес Браво, опуская руку с выстрелившим пистолетом, — я слышал, как его пуля просвистела над моей головой.

— Клянусь Пресвятой Девой, — крикнул Топете, напрягая силы, — мой пистолет имел холостой заряд! Пустите меня, я докажу этому негодяю шпагой, что я не школьник!

В то время как доктор поддерживал контр-адмирала, раненного в левое плечо и просил его не подвергать свою жизнь вторичной опасности, Посада и Риверо схватили его пистолет.

— Его зарядил секундант дона Браво. Он извлек пулю, это мошенничество, это измена! — воскликнул Посада.

— Вынимайте шпаги, господа, теперь до нас дошла очередь отомстить за ваш позорный поступок, за ваш гнусный сговор! — крикнул Риверо, вне себя от гнева, и выдернул шпагу.

— Вы слишком вспыльчивы, сеньор. Нам будет очень жаль, если вы сами отдадите себя в руки стражи, которая, видимо, узнав о дуэли, скачет сюда, — сказал Гонсалес, — собирайтесь, друзья, нам тут нечего больше делать.

— Жалкие негодяи! Оставайтесь здесь и защищайтесь! — вскричал взбешенный Риверо и бросился к министру, который, иронически улыбаясь, готовился со своими сообщниками отправиться к экипажу, — вы боитесь стражи и наших шпаг!

70

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org