Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ЗОЛОЧЕНЫЙ КУБОК (1993)

Кол-во голосов: 0

– Знаю, вы не стреляли, – упредил он, – Николая Кузминых убил голландец. Я хочу уточнить вашу роль в этой операции. Вы же были в Студеницах?

– Я не был в Студеницах! – поторопился Елизаров и мгновенно притих, увидев, как Бурцев медленно встает из-за стола.

– Если сейчас я выпишу ордер на арест, для вас это полный провал. И солидный скандал на самом высоком уровне. Считаете, что вас выручат? Вытащат из спецпрокуратуры? Не обольщайтесь, головорезов вашего уровня объявляют маньяками и сдают с потрохами. Оба ваших резидента открестятся, как от чумы. Вы же их подставите своим провалом. А им сейчас скандал не нужен.

– Не считайте меня глупым человеком, – проронил Елизаров багровея, будто снова на шее ощутил удавку. – Вам хорошо сидеть в прокуратуре и обвинять… А в каждом государстве есть еще… грязная работа, которую тоже надо кому-то делать.

– Что-то я не слышал, чтоб для блага государства требовались головы покойников. Это что, стратегический материал?

Елизаров не посчитал нужным отвечать на саркастический тон.

– В Студеницах я не был… Должен был взять под наблюдение машину с телом, сопроводить до кладбища и там в удобный момент… изъять голову.

– Тоже для пирамиды?

– Это меня не интересует… По пути к Угличу машина с телом исчезла, я потерял ее, а в Углич она не пришла.

– И голова Николая Кузминых осталась на месте?

– Думаю, что нет…

– Руководил операцией Скворчевский?

– Клепиков через Скворчевского.

– Откуда это известно?

Елизаров сглотнул ком, устало откинулся на спинку стула.

– Генерал отстранил меня от работы. И я год торчал за штатом.

– После чего подались в послушники? Так сказать, с понижением в должности? – Бурцев перегнулся к нему через стол. – Добро, информация по Студеницам принимается. Теперь третья серия – малый схимник Рафаил, а в купе с ним – игумен Антоний. И на все четыре стороны.

Елизаров потупился, поиграл сильными, хирургическими пальцами и, расслабившись, бросил безвольные руки на колени.

– Есть только предположение… Я его проверял здесь. Возможно, Рафаила похитили его прежние хозяева.

– Кто же его прежние хозяева? Психбольница?

– У нашей службы допуска к этому объекту нет. Даже Скворчевский не может ничего сделать.

– Что это за объект?

– Центр «Удар возмездия», в ведомстве Генштаба и лично Первого Лица государства.

О таком центре Бурцев ничего не слышал и, конечно, слышать не мог. И у Генпрокуратуры не было допуска…

– Где он находится?

– Центр управления где-то в Подмосковье. А вообще-то, никто о нем ничего не знает. Одни разговоры и слухи. Объект сверхсекретный, так что если Рафаила вернули туда, то назад ничем не выцарапать.

Вероятно, головорез Елизаров знал, что говорил…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

ЗОЛОЧЕНЫЙ КУБОК (1993)

1

Излучение зеленого огня над головой генерала Скворчевского напоминало по цвету зеленый кошачий глаз.

– Неужели никогда не сталкивались с моей службой? – будто бы изумился он. – По долгу своей службы? А ну-ка, Сергей Александрович, давайте вспомним похищение одного монаха из Свято-Кирилловского монастыря? Как его звали? Рафаил?

– Кажется, так, – выжидательно согласился Бурцев.

– Ладно, не скромничайте. У вас отличная память!.. Мои люди тоже занимались поисками этого… святоши. И вы с ними столкнулись.

Он говорил во множественном числе, значит, в обители тогда работал не только головорез Елизаров. У аналогичных «спецов» существовала тактика, когда за основным сотрудником, проводящим операцию, негласно присматривал эдакий зоркий сокол. Тогда Сергей еще не знал о таких тонкостях, и вполне возможно, что о захвате Елизарова и последующем допросе Скворчевский был информирован. Но о сути самого допроса знать не мог!

– Да, я сталкивался там со странным типом, – признался Бурцев. Неприятная личность…

– Неприятные дела накладывают отпечаток… Вы же встречались с ним еще раньше, не так ли? При обстоятельствах, скажем, весьма неприятных.

Скворчевский намекал на зубцовского старца, которому Елизаров отрезал голову.

– Убедились, как работают мои люди? Поэтому нам можно доверять, Сергей Александрович, и многие… весьма ответственные, не последние люди в государстве сотрудничают с нами без всякой опаски. И прошу заметить, небезвозмездно. Получаемые суммы не обкладываются никакими налогами.

– Это очень важно, – заметил Бурцев.

– Не валяйте дурака, Сергей Александрович.

– А что его валять? – усмехнулся Бурцев. – Например, я до сих пор не могу понять, ради каких глобальных государственных интересов существует ваша фирма.

– Хотите сказать, служба?

– Нет, по поводу службы мне кое-что понятно. Я спрашиваю о фирме?

– О какой фирме? – Скворчевский насторожил ястребиные глаза.

– По изготовлению сосудов из черепов. Такие хлопоты, добыча материала, раскопки могил, отрезание голов… Неужели может быть рентабельным такое производство? Понимаю, налогов не берут, и все-таки?.

– Вы же опытный и искушенный человек. – Скворчевский заговорил жестковато. – Прекрасно разбираетесь в психологии… Буду с вами откровенным. У некоторых наших сотрудников теряется чувство меры, происходит изменение психики. Это допустимо в нашей службе. Я, например, сам видел колье из человеческих зубов на жене одного зубного врача. Он даже объяснил мне технологию, как это делается. У трупов выдергиваются здоровые зубы, потом обрабатываются какой-то химией, чтобы стали ослепительно белыми, сверлятся отверстия для нити… Наши люди используют черепа. Утаскивают их из лаборатории, вываривают, оковывают золотом и продают. Иностранцы покупают с невероятным удовольствием и платят сумасшедшие деньги.

– Иностранцы?.. Это что, на Западе новая мода на питейную посуду?

– Мода? – усмехнулся генерал. – Да никакая не мода… Общество потребления, как в школе учили. Покупают все, особенно из России: детей, органы для трансплантации, выкидыши из роддомов… Знаете же прекрасно!

– Возвращение к каннибальству?

– Нормальный итог развития общества потребления.

– Извините, генерал, а для какой цели вам нужны головы в лаборатории? прикинулся Бурцев.

Собеседник тоже прикинулся, только человеком откровенным.

– Это что, допрос?.. Нет, понимаю, как иначе разговаривать с работником спецпрокуратуры? Да ведь протокол не ведется?

– Ну разумеется, это же доверительная беседа. Ни в какую доверительность он, конечно же, не верил, а излагал как бы официальную, заранее приготовленную версию. Он знал, что недосягаем для прокуратуры и потому неуязвим.

– Лаборатория не наша, естественно… Моя служба выполняет ее задания.

– По поставке голов?

– Да, представьте себе, приходится заниматься и такими непотребными делами, – Скворчевский вздохнул. – Там проводятся секретные работы, ну и… поставки голов, как вы изволили выразиться, разумеется, тоже должны быть секретными. А кому еще поручить такие скользкие и, по-человечески скажем, грязные дела?.. Вот мы и отдуваемся!

– Тяжкая служба… А чем конкретно занимается лаборатория вы, конечно, не догадываетесь?

– Почему же? Не догадываюсь, а знаю. Там ведутся специальные исследования… По проблемам омоложения организма, продления жизни… В общем, работают на будущее нации.

– А что, нельзя использовать для этого головы из моргов? Допустим, умерших безродных, бродяг, заключенных, наконец?

Скворчевский хмыкнул, отвернувшись, и помолчал.

– Впрочем, от вас можно и не скрывать… Для исследований годится не всякий головной мозг, а только долгожителей, которые вели природный образ жизни, в экологически чистых районах… Ну и так далее. Вот и приходится искать таких людей, изучать их жизнь, составлять диаграммы…

– И ждать, когда они умрут?

– И ждать! Потому что у них есть родственники… А раскопка могил – вызов общественному мнению.

64

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org