Пользовательский поиск

Книга Завтра нас похоронят. Содержание - 3. Шпион

Кол-во голосов: 0

Он промолчал. Поискал глазами своего попугая — тот сидел на развесистой комнатной пальме и внимательно наблюдал за хозяином. Гертруда Шённ снова подала голос:

— Значит, ты узнаешь мне всё о Красной Грозе?

Байерс вздохнул и кивнул:

— На мою страну он не работал, но наверняка на него вели досье.

— Идеальным было бы узнать, какое конкретно задание он выполняет, но… этого ты сделать не сможешь. Поэтому базис. Где родился, семья, слабости.

Вильгельм подумал немного и ответил:

— Письмом такое не передашь. Шифровка о появлении этого человека шла до нас месяц, я мог вообще её не получить. Но, возможно, если мне откроют канал Глобальной Сети, я смогу узнать то, что вам нужно.

— Я постараюсь обеспечить тебе это в обход Свайтенбаха. В ближайшее время.

— Как скажете, — он отложил гребень. — По-моему, вы великолепны.

Гертруда Шённ обернулась через плечо и снова рассмеялась:

— Не смущай меня, — поднявшись, она подошла к пальме и протянула руку. Поли тут же сел на её указательный палец, издав довольное чириканье. — По тебе я скучала даже больше.

Байерс не удержался и фыркнул. Потом тихо спросил:

— Будут ещё распоряжения?

Она нахмурила брови, задумавшись на какое-то время. Потом кивнула:

— Думай об этих детях. И по возможности следи, чтобы из-за Котов ничего не случилось с Ричи и герром Карлом Ларкрайтом. Этого я не переживу. Ну а теперь… пойдём пить чай.

3. Шпион

Моё имя Николас Старк. Но последние лет десять меня называют Красная Гроза. Это я помог развалиться Стене. И я позаботился о том, чтобы самолёт, на котором в полном составе летела верхушка оппозиционной националистической партии Республики G, исчез, пролетая над горами K. Я сделал и многое другое. Да… у меня была насыщенная жизнь.

А сейчас моё задание — Гертруда Шённ. История придумывалась банальная, голливудская. Упасть на самолёте где-нибудь в пустом районе. Незначительно пораниться — чтобы добраться до её дома, который, по последним данным, не охраняется — такова её прихоть. Просить помощи… и, прошептав, что меня преследуют, потерять сознание. Остаться… и заставить её влюбиться.

Ведь она всего лишь женщина. Какой бы своенравной и жёсткой ни была. И всё ради того, чтобы наконец справиться с независимой республикой А. Потравить этих чёртовых нестареющих детей, из-за которых они все свихнулись. Потихоньку ликвидировать и заменить правящую верхушку. Заполучить государство под своё попечительство. Со всеми горами, полями, озерами, непроходимыми лесами и многовековой культурой… ведь наша страна всегда это делала — бралась защищать слабых. За умеренную плату, конечно…

Говорят, Гертруда Шённ красива и умна. Говорят, ни один наш шпион ещё не ушёл от неё и её невидимой службы разведки. По крайней мере, живым. Но я не только рано или поздно уйду, но и выполню задание. Она будет моей и сделает всё, что я скажу. А потом… мы ещё решим, что с ней делать. Нет, я не люблю кровь. К тому времени фрау Шённ будет моим самым главным союзником.

Да, я это сделаю. Вот только…

Вот только… Скай всего этого не помнил.

Он лежал, вытянувшись на чём-то вроде длинной койки, и оглядывал помещение, в котором находился. Его одежда высохла, да и вообще было довольно тепло. Над головой темнел потолок. Что же это? Кажется, вагон поезда. Грязные, но почти везде целые окна, ряды таких же коек, как та, где лежал он… Довольно мягкая. Наверно, когда-то здесь ездили пассажиры первого класса. А теперь…

Теперь он видел лежащих там и тут младенцев. Множество младенцев, завёрнутых в тряпьё. Все они спали. Скай приподнялся на локте и тут же скривился от лёгкой боли в груди. На коже горел след от пристежного ремня. Да, он помнил, как летел на самолёте и как отключил антирадарную установку. Как мотор начал «кашлять». Как он пытался удержать машину в полёте. А вот куда он летел… зачем… Он даже помнил, что это называется амнезия. И помнил, что в стране, откуда он прибыл, очень высокие дома, похожие на стеклянные коробки. Но больше он не помнил ничего.

Почувствовав рядом какое-то движение, Скай вздрогнул. Один из младенцев проснулся. Он взглянул на Ская, и тот невольно поразился осмысленному выражению его глаз. Казалось, совсем крошечный ребёнок может говорить. И Скай осторожно приподнял руку:

— Привет…

Младенец широко открыл рот и истошно заорал. А вслед за ним проснулись и другие. Десятки. Ор всё нарастал, Скай невольно зажал уши. Он понятия не имел, как обращаться с детьми, и поэтому решил ждать. И вскоре услышал торопливые тяжёлые шаги. В вагоне появилась крупная некрасивая девочка с бельмом на глазу. Оглядела младенцев и улыбнулась. Приблизилась, взяла одного из них на руки и что-то забормотала. Странно… но он тут же замолчал, а вскоре закрыл глаза. Девчонка продолжала бормотать, переходя от младенца к младенцу и беря их всех по очереди на руки. И постепенно крики стихли. Когда бельмастая поравнялась со Скаем, он потянул её за рукав:

— Эй… как тебя зовут?

Она посмотрела на него и пожала плечами. Решив, что она не слышит, Скай повторил чуть громче. Но снова не получил ответа. Подумав, он задал другой, более интересующий его вопрос:

— А где… — сложное имя вылетело у него из головы, — где принцесса? Разбойница?

Девочка дёрнула плечом, приложила палец к губам и повернулась спиной.

— Она почти не говорит, — внезапно раздался знакомый голос со стороны тамбура. — Только бормочет. Её зовут Маара.

Черноволосая бледная девочка появилась в дверях и медленно подошла к нему. И Скай тут же вспомнил её красивое имя. Вэрди. Улыбнулся: он был рад видеть её. Но девочка не улыбнулась в ответ. Окинула хмурым взглядом вагон и сказала:

— Знакомься, это «живые овощи». Не бойся, больше с ними спать не будешь. Тут просто тепло, а я боялась, что ты простудишься. Ты пролежал несколько дней как мертвяк. Лишь иногда просыпался, мы даже выводили тебя на воздух по нужде или давали тебе еду. Помнишь?

Этого он не помнил. Вообще почти ничего не помнил после своего падения. Кроме этой девочки, склонившейся над ним. И кое-что в её словах удивило его:

— Овощи? Мне казалось, это… младенцы?

Что-то странное мелькнуло в её глазах. Она вновь сдвинула брови:

— Ты… не здешний?

Он пожал плечами. Хотелось бы ему самому знать об этом чуть больше.

— Не помнишь… ну… в общем… четырнадцать лет назад они были самыми обычными младенцами. Но сейчас выглядят точно так же, и толку от них нет, никакого… Поэтому они овощи: может быть, что-то и понимают, но не говорят. А мы, те, кто постарше, — крысята. Мне вот двадцать восемь лет, хотя и не скажешь. Понял?

— Нет…

Она вздохнула:

— В этой стране нет детей. Почти нет. А те, кто есть, такие как я.

— Красивые? — Скай улыбнулся. Вэрди покраснела и буркнула:

— Не растут. Четырнадцать лет назад я была точно такая же, как сейчас.

Звучало слишком нелепо и странно. Скай потёр лоб. Но эта девочка не выглядела сумасшедшей. И явно не шутила. Да и потом… её речь совсем не походила на речь подростка. Как и её взгляд — взрослый, холодный, как будто в этой жизни она повидала намного больше, чем он… и даже её жесты — такие взрослые и изящные, может, за кем-то повторённые, а может, и свои… Скай встряхнул головой, тут же отозвавшейся болью на это неосторожное движение. Справившись с собой, он прошептал:

— Почему?

Она вздохнула:

— Наверно, ты хочешь есть… пойдём к костру, наши уже легли, там осталась картошка.

Холодновато правда, но…

— Ничего, — он наконец сел и потянулся. — Можешь взять мою куртку.

Она усмехнулась:

— Тебе будет холодно, а не мне. Я-то привыкла.

Вместе они тихо покинули вагон. У Ская немного кружилась голова, и он опирался на худенькое плечо своей спутницы. Обернувшись, он снова увидел, как Маара качает младенцев. Или овощи. Теперь он не мог с точностью ответить на этот вопрос.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org