Пользовательский поиск

Книга Завтра нас похоронят. Содержание - 6. В пламени

Кол-во голосов: 0

— Чем он тебя накачал, Сильва?

— Я не знаю…

— Похоже на амиталовую инъекцию, иначе называют «сывороткой правды», — Байерс тоже посмотрел на девочку. — И как она только ходит…

— Эти дети не похожи на нас, — Скай, продолжая поддерживать девочку одной рукой, другой аккуратно убрал с ее лба светлую прядь. — Но этот доктор просто монстр, он…

— Не говорите так о папе! Отпустите меня! — выкрикнула Сильва и попыталась вырваться из его рук.

Байерс уже прошелся по подвалу, нашел висевший на стене большой молоток и с ним направился к гудящей машине. Алан ринулся наперерез:

— Не смейте!

— Почему? — начальник Управления по особо важным делам удивленно посмотрел на него.

— Потому… — мальчик упрямо поджал губы, — что, возможно, эта штука сможет сделать нас обратно нормальными. Мы можем исследовать её. Перенастроить. И…

— И убить ещё больше людей, чем сейчас? — Скай повернул к нему голову. — Это очень опасные эксперименты, Ал. Ты же видишь.

— Чарльз Леонгард специально использовал эту машину, чтобы вредить! — возразил мальчик. — А мы…

— Нет, Алан.

Байерс остановился рядом с ящиком, глядя на зажженную лампочку. Рука с молотком была пока опущена. Скай попытался понять, что выражает его лицо, но так и не смог.

Сам он неожиданно подумал о том, что в словах изобретателя есть логика. Разве он не хотел бы, чтобы Вэрди выросла? Чтобы на неё не смотрели как на чудовище? Чтобы они могли жить спокойно, так, как живут все? И всё же…

— У меня было немного времени, чтобы почитать о начале проекта «Чёрный Ящик», — Байерс поправил воротник рубашки. — Чарльз Леонгард не сразу стал делать то, что делал. Изначально его целью было совсем другое. Научиться воздействовать на эмоциональные волны так, чтобы при поиске, например, донора не приходилось годами ждать нужного человека. Ведь кто всегда готов спасти жизнь заболевшему? Близкие. Семья, друзья, любимые. Но их кровь и органы не всегда подходят. Леонгард же хотел научиться делать так, чтобы для безопасной пересадки было достаточно только эмоциональной связи. И это была хорошая цель. Но вскоре пошли разговоры о том, что машину можно использовать как оружие, а потом… — взгляд неожиданно обратился на Сильву, — потом твоя мама стала президентом. А Чарльз Леонгард так и не смог простить ей предательства. Она поступила с вами плохо. И оружие выстрелило, но не в того, в кого нужно. В детей. А то, что он с тобой сделал…

— Замолчите. Пожалуйста… — почти шепотом сказала Сильва и отвела взгляд.

Скай подумал, что в любую другую минуту она, наверно, отреагировала бы на слова о своей матери совсем иначе. Но сейчас… Дочь Леонгарда едва восприняла их. Она с усилием выпрямилась, сбросила его руки и, отойдя, прислонилась к стене:

— Мне всё равно, что вы сделаете и скажете. Я не предам папу.

Алан в это время осматривал машину — так, словно это было живое существо. Скай ещё раз одёрнул его:

— Не трогай ничего.

— Я разбираюсь в этом получше тебя, — огрызнулся мальчишка.

У Ская не было сил ссориться с ним снова. И он лишь махнул рукой Байерсу:

— Давай, Вилл. Бей.

— Не надо! — мальчик метнулся к начальнику Управления и перехватил его руку.

— Да почему, чёрт возьми? — тот явно терял терпение. — Тебе не удастся её переделать, понимаешь? То, что с вами случилось, необратимо, неужели ты…

— Потому, — тихо и уверенно сказал мальчик, — что если сейчас вы её сломаете, все те, кто из-за неё потерял сознание, скорее всего, умрут. Эта штука ведь подействовала и продолжает действовать на их мозги.

— Ты прав, — Байерс опустил руку. — Вполне возможно. Да, Ник?

Скай настороженно смотрел на Алана. Он не хотел думать о том, что изобретатель может пойти на обман. Просто взять и дёрнуть за рычаг, в слепой надежде исправить то, что случилось четырнадцать лет назад. Ему могло прийти в голову всё, что угодно. Скай не привык доверять людям, которые всегда и всё делали по-своему.

Неожиданно он почувствовал острый взгляд мальчика на себе:

— Не веришь?

Скай кивнул:

— Не верю. Извини, Ал.

Мальчик усмехнулся:

— Я так и думал. Тогда ты очень удивишься.

Произнеся это, он подошёл к машине, отжал первую кнопку и плавно поднял белый рычаг. Лампочка погасла, гудение машины стало тише. Изобретатель перевёл взгляд на круглый индикатор мощности. Казалось, какая-то мысль только что пришла ему в голову. Он стоял неподвижно.

— Что-то не так? — тихо спросил Байерс.

Помедлив, Алан ответил:

— Нет. Уже почти всё. Но сначала я кое-что ещё сделаю. Для… безопасности.

Что-то подсказывало Скаю, что мальчика нужно остановить. Но сделать этого он не успел — Ал уже ударил по кнопке с надписью mаnuаl, а в следующий миг резко повернул индикатор мощности, одновременно опуская красный рычаг.

Тревожная лампочка — теперь тоже красная — ярко вспыхнула, и машина громко, надсадно загудела, мелко вибрируя, посылая странные, вполне ощутимые сигналы. Казалось, воздух, наполненный какими-то импульсами, стал плотнее. В висках у Ская закололо, на миг он непроизвольно зажмурился, но сразу открыл глаза. Стрелка индикатора стояла на отметке 3b, лампочка пульсировала, как сердце. Всё это продлилось лишь несколько мгновений — и Алан отжал кнопку, вернул переключатель на 0 и поднял рычаг. Он как-то странно улыбался и вдруг произнес:

— А теперь можете ломать. Больше никто не погибнет.

Машина по-прежнему гудела, но гудение стало тише. И воздух уже был прежним — холодным и затхлым, но не несущим никакой опасности.

— Точно, Алан? — Вильгельм Байерс пристально всмотрелся в его глаза. — Тогда… что же ты только что сделал?

— Я? — мальчик погладил ладонью железный бок. — Я убил Джину и Леона Кац. Но никого больше. Я ведь пообещал? А теперь… разбивайте её, чего же вы ждёте?

6. В пламени

Совершенно измотанная девочка уснула рядом с его дочерью. На заднем сидении машины они обе выглядели совсем маленькими, взлохмаченная головка Аннет лежала на плече у Вэрди. Спайк устроился рядом, положив голову на её колени. Наконец-то они все возвращались… Инспектор Ларкрайт уже должен был очнуться.

— Знаешь, кого я хочу увидеть больше всего на свете сейчас? — неожиданно тихо спросила Гертруда Шённ.

— Меня? — он усмехнулся, глядя, как она курит в открытое окно. — Смотри.

— Не угадал, — она улыбнулась. — Вилла.

Рихард кивнул и нажал на газ. Говорить ему не хотелось, он тоже устал. Он думал о дочери и о своём напарнике. И…

— Что-то горит впереди, Ричи… — она потянула его за рукав.

От перевернутой машины остался только почерневший остов. Вокруг собралось человек шесть зевак, они наблюдали, как люди в защитной одежде выволакивают что-то из сгоревшего салона. Это что-то они упаковывали в черные мешки. Рихард отвернулся и, объехав место аварии, опять надавил на педаль:

— Может, Бог всё-таки есть… — процедил он сквозь зубы. — Тогда этот парень мне даже нравится.

Гертруда засмеялась. Ланн свернул на улицу, по которой до знакомого дома было совсем недолго. И сразу увидел расцвеченное рыжими бликами пожара небо. Блики заплясали на лицах спящих девочек на заднем сидении.

— Ричи! — крикнула Гертруда, когда он резко надавил на педаль газа.

Почти сразу они услышали тревожное гудение сирен пожарных машин. Дом Карла был охвачен пламенем и дымом, сквозь них разглядеть окно инспектора было невозможно. Встревоженные громкими звуками, Аннет, Вэрди и Спайк моментально проснулись. И пока девочки тёрли глаза, пёс уже всё понял — Ланн увидел, как он бросился на дверцу автомобиля, пытаясь её открыть. Он скреб лапами по ней, по стеклу, жалобно скуля.

— Что случилось? — спросила, всматриваясь в пламя, Вэрди. — Это…

Аннет молчала. Она подняла на Рихарда глаза, казавшиеся бездонными в полумраке, расцвеченном рыжим заревом.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org