Пользовательский поиск

Книга Азов. Страница 96

Кол-во голосов: 0

Вслед за дедом Черкашениным в кибитку вошел атаман Старой. Он зажег свечи и позвал Григория Нечаева. Дьяк пришел с чернильницей и бумагой.

Татаринов присел на камень возле кибитки, снял шлем, положил его у своих ног и крепко задумался. Он думал о высоких стенах Азова и почему-то вспомнил рассказы старых, бывалых казаков.

Где-то далеко на южной стороне высоко-высоко поднимается горделивая вершина Эльбруса. Там, по преданию народа, обитал царь над всеми птицами – Симург. Рассердится Симург, рассказывали горцы, взмахнет могучими крыльями – земля и море затрясутся. Застонет Симург от злых недугов – птицы смолкнут, все травы увянут, а горы оденутся в черное платье. Запоет Симург от счастья – и вершины гор засверкают, реки потекут быстрее, цветы и полевые травы заблагоухают… Горцы говорили, что Симурга охраняет великая стража: в заснеженной чалме стоит высокий Каштанау – Эльбрусу не уступит. Этим горным великанам не было равных на земле. А владыку гор – Эльбрус – охранял верный товарищ его – Казбек. Дальше, за Казбеком, стояли другие горы-великаны, похожие на казаков в белых бурках и высоких шапках. Зоркие стражи, они вечно бодрствовали и берегли тайны свои и человека. Соперницами недосягаемых вершин Кавказа были, только звезды… «Высоки и неприступны горы Кавказа, – подумал Татаринов. – Разве могут сравняться с ними стены Азова? Возьмем Азов!»

– Послушай, атаман, – сказал вышедший из кибитки Старой, – к тебе пришли с Большого Ногая знатные мурзы. Они ждут тебя.

– С худым аль с добрым делом пришли? – спросил Татаринов.

– Только тебе хотят поведать. Войди в кибитку.

Татаринов взял шлем и устало вошел в кибитку для приема ногайских мурз.

На ковре сидя спал старик Черкашенин. Нечаев сидел перед столом с чернильницей и дремал.

Татаринов тихо опустился на шелковую подушку, поджал ноги, а шлем положил перед собой.

– Почто ж ты спишь? – спросил он Григория. – Кру­гом все горит, а ты дремлешь. Ищи свечей побольше: гости придут.

Гришка метнулся из кибитки и вскоре принес большую свечу в треножнике. Дед проснулся, зевнул.

Прибрав стол, Гришка уселся на скамье и стал ждать.

Послышались шаги за кибиткой и быстрый, гортанный татарский говор.

– Мурзы идут с Ногая, – тихо сказал Татаринов. – Гришка, гляди не спи!

Нечаев приободрился. Вошел Старой и с ним пять мурз в богатых одеждах. Мурзы низко поклонились атаману. Атаман нагнул голову, быстро откинул ее, но не встал, а указал мурзам место на ковре. Мурзы нерешительно сели. Атаман велел казаку принести вина. Принесли вино, разлили в чаши.

– Пейте! – сказал Татаринов. – Дело справим потом. Вы люди хорошие, я знаю.

Все выпили по чаше вина. Атаман предложил мурзам изложить важное дело, которое пригнало их в ночное время.

Касай-мурза, самый молодой и быстрый, сказал серьезно:

– Пришли мы, мурзы Большого Ногая – Касай-мурза, Окинбет-мурза, Чабан-мурза, Каземрат-мурза, Оллуват-мурза, – спросить тебя, храбрый атаман, тайно: верно ли, что ты решил забрать Азов?

Татаринов сказал осторожно:

– Если с худым делом пришли – то Азов брать не стану. Если с добрым словом пришли – возьму Азов.

Мурзы одобрительно закивали головами.

– Мы пришли к тебе с добрым словом, но только тайно, – сказал Касай-мурза.

– Ну, стало быть, говорите со мной без утайки.

Дьяк заскрипел пером. А мурзы сразу притихли и кивком головы указали на сидевшего в кибитке старика.

– Он не помешка нам, – сказал Татаринов, – то знатный атаман Михайло Черкашенин.

– Якши! Якши! Черкашенин! – обрадовались мурзы. Они много слышали о храбром атамане Черкашенине…

Касай-мурза продолжал:

– Если возьмешь Азов, то все большие и малые улусы склонятся под государеву руку и верно и честно будут служить царю Руси, а с турецкими людьми, с азовцами, с султаном и с крымским ханом дружбы у нас тогда не будет.

– Верно ли? – спросил Алеша Старой.

– Верно! – подтвердили все мурзы. – Мы дадим вам лучших аманатов[58] на это и шерть – клятву. Мы дадим вам коней и приведем под вашу могучую руку мурз из других улусов. А если вы не возьмете Азов, то нам поневоле придется быть под мечом султана и крымского хана…

Татаринов глазами спрашивал Старого: «А не врут ли дьяволы косые?»

Старой, не отвечая Татаринову, обратился к мурзам:

– А выгода вам какая от того? Скажите честно.

– Мы будем кочевать у вас без страха по речкам Кальмиусу да по Миусу; в Астрахань пойдем без страха да на Дону и на Тереке без страха же будем пасти свой скот.

– А вы нам дайте войско! – сверкая серьгой, сказал твердо Татаринов.

– Йох, йох, йох! Нет, нет, нет! – быстро отозвался Касай-мурза и покачал головой. – Войско вам дать нельзя.

– Почто ж нельзя?

– Азова не возьмете – секим башка будет всем мурзам Большого Ногая.

– А, понимаю: турок боитесь? – спросил Старой.

Мурзы утвердительно качнули головами.

– Так дело не пойдет, – прямо сказал Татаринов. – Я буду брать для вас Азов, класть головы, а вы будете свободно скот в степях пасти? Не складно! Вам ведомо: Азов брать – не с острой сабли мед лизать… Негоже ваше слово!

Касай-мурза подумал, поколебался:

– Две тысячи коней дадим…

– А кони где? – живо спросил Татаринов.

– Коней пригоним скоро.

– Людей давайте нам!

– Йох! Нет.

– А туркам помогать не станете?

– Не станем. Шерть наша будет крепкая.

– А пятки нам не станете рубить[59] своими саблями?

– Не станем! На это дадим шерть особую. Мы все будем стоять под царской высокой рукой, а вы нас не громите.

Старой им заявил:

– Громить не будем. Пойдите, мурзы, через Дон бесстрашно. От нас вам никакой помехи не будет, а помощь вам будет всегда, сколько вам надобно. Будьте верны царской власти, а кочевать – кочуйте где хотите: на ста­рых местах, на новых, под Астраханью и под Азовом. В том походный атаман Татаринов от войска даст вам руку. Только будьте верны царской власти.

– Ну что ж, – подтвердил Татаринов, – дам от войска руку!.. Гриша, запиши: «Касай-мурза, Окинбет-мурза, Чабан-мурза, Каземрат-мурза, Оллуват-мурза дают клятву: с тыла на казаков не нападать, туркам не помогать, городки русские не грабить, а как возьмем Азов-крепость – крепко стоять под государевой рукой; служить царю верой и правдой. А мы, казаки, обещаем мурзам: пусть без страха пасут коней и всякий скот под Кальмиусом, Миусом, Астраханью и на Дону, в степях. Шкоды от нас и всякой зацепки не будет. Аманатов прислать вскоре; две тысячи коней добрых дать немедля».

Мурзы в знак верности целовали сабли, приставляли их к горлу, прикладывали руку к бумаге, составленной Нечаевым… Когда все было сделано, Татаринов заявил:

– Ну, стало быть, без страха езжайте… Гей-гуляй!

Мурзы поспешно вышли из кибитки.

– Добро, – сказал Татаринов, – мешать мы им не бу­дем. И кони нам нужны. И вести эти добрые… А крепость все ж сильна. Голыми руками не взять. Призвали б мне подкопщика, Ваньку Арадова. Куда он, черт, подевался?

…Вскоре – какими путями он только пробрался?! – пришел к кибитке из Черкасска обтрепанный человек в лаптях, с жидкой спутанной бородкой. Руки у него тряслись, шапка рваная прыгала в руках.

– Кто ты? – спросил удивленно Татаринов. – Откуда и куда бредешь?

– К тебе бреду, храбрый атаман. Дело меня к тебе погнало.

– Да почто ж ты явился не в урочный час? Видишь: кругом земля горит и ночь стоит.

– Да, атаман, сказать по правде… – замялся человечек.

– Скажи! Недоброе слушать не стану.

– Скажу все доброе, недоброе себе оставлю.

– А ты, брат, хитер, как осетер, я вижу. Все молви – и недоброе не таи.

– Я – царский холоп, купчишка Облезов Василий, из Москвы. Слыхал?

Татаринов обошел вокруг мужика. Черкашенин приподнялся, а дьяк Нечаев удивленно почесал пером за ухом.

вернуться

58

Аманат – заложник.

вернуться

59

Рубить пятки – нападать с тыла.

96

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org