Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 60

Кол-во голосов: 0

В наступившей тишине Армстронг вспомнил, как к горлу подступила тошнота, когда он угадал написанную на лице друга правду. Он был слишком опытный наблюдатель, чтобы ошибиться.

– Господи, Брайан, – проговорил он, продолжая игру и ненавидя себя за лицемерие, – что на тебя могло найти, чтобы ты пошел на это?

– На что? – с вызовом сказал Брайан Квок. – У тебя не получится надуть меня, Роберт… Не может быть, чтобы прошло семь дней. Я невиновен.

– А фотографии?

– Подделка… Это подделка, изготовленная Кроссом. – Опершись на руку, Брайан Квок с отчаянным огнем в глазах хрипло прошептал: – Я говорил тебе, настоящий агент – Кросс. Он – агент, Роберт… Он гомосек… Он пытается подставить меня…

По еще одному условному знаку дверь резко открылась, и охранник Эс-ай холодным, официальным тоном заявил:

– Извините, сэр, но вам придется уйти.

– Хорошо, но сначала дайте ему немного воды.

– Не положено!

– Принесите воды, черт возьми!

Охранник нехотя повиновался. Когда они на мгновение остались одни, Армстронг сунул под матрац сигареты.

– Брайан, я сделаю все, что в моих силах…

Тут в камеру вернулся охранник с битой чашкой.

– Это все, что я могу предложить! – зло бросил он. – Чашку верните!

Брайан Квок с благодарностью выпил одним глотком воду, а с ней и наркотик. Армстронг ушел. Хлопнула дверь, встал на место засов. Свет внезапно погас, и Брайан Квок остался в темноте.

Через десять минут Армстронг вернулся вместе с доктором Дорном. И Кроссом. Брайан Квок лежал без сознания, в глубоком наркотическом забытьи, и видел сны.

– Вы справились очень хорошо, Роберт, – негромко произнес Кросс. – Заметили, как потрясен был клиент?

– Да, сэр.

– Прекрасно. Я тоже заметил. Никакого сомнения, как и в том, что он виновен. Доктор, в следующие двадцать четыре часа переходите на режим «сон – бодрствование» через каждый час…

– Боже, – вырвалось у Армстронга, – неужели вы ду…

– Через каждый час, доктор. При отсутствии медицинских противопоказаний. Я не хочу наносить вред его здоровью. Надо только, чтобы он стал более покладистым – на следующие двадцать четыре часа. Роберт, потом допросите его опять. Если это не поможет, поместим его в «красную комнату».

Доктор Дорн вздрогнул, у Армстронга замерло сердце.

– Нет, – проговорил он.

– Черт возьми, клиент виновен, Роберт! – прорычал Кросс, который больше уже не притворялся. – Виновен! Клиент выдал Фэн-фэна и наших парней и нанес нам бог знает какой урон. На нас давят. Приказ из Лондона! Помните Меткина, комиссара с «Иванова», этого крупного зверя, что мы добыли? Я только что узнал: транспортный самолет королевских ВВС, на котором его везли, исчез. Дозаправился в Бомбее и пропал где-то над Индийским океаном.

Глава 60
18:58

Губернатор метал громы и молнии, как владыка Олимпа. Выйдя из машины, он тяжелой поступью направился к служебному входу в банк, где его поджидал Джонджон.

– Вы читали это? – Губернатор потряс в воздухе вечерним выпуском «Гардиан». Огромный заголовок гласил: ПАРЛАМЕНТАРИИ ОБВИНЯЮТ КНР. – Они ничего не соображают, эти болваны чертовы, а?

– Да, сэр. – Джонджон тоже был взбешен. Он повел губернатора мимо швейцара в форме в просторную приемную. – Не могли бы вы их обоих повесить?

На пресс-конференции сегодня днем Грей и Бродхерст публично высказали позицию, которую Джонджон, Данросс и другие тайбани так долго и терпеливо пытались заставить их пересмотреть, убеждая, что она противоречит интересам Британии, Гонконга и Китая. Грей много распространялся о том, что «красный» Китай намерен покорить весь мир и что к нему следует относиться как к противнику номер один.

– Я уже выслушал неофициальный протест. Впрочем, его можно считать официальным.

Джонджон захлопал глазами:

– О боже, надеюсь, не от Типтопа?

– Конечно от Типтопа. Как он пропел этим своим шелковым голоском: «Ваше превосходительство, когда наши руководители в Пекине ознакомятся с тем, каким члены вашего великого английского парламента видят Серединное государство, думаю, они будут разгневаны не на шутку». Я понимаю, что теперь наши шансы получить от китайцев наличные во временное пользование равны нулю.

Джонджона охватила новая волна негодования.

– А излагает этот деятель чертов так, будто его взгляды разделяет вся комиссия, что абсолютно не соответствует действительности! Нагнетать истерию вокруг Китая при любых обстоятельствах просто безрассудно. Испортив отношения с ним, мы останемся абсолютно беззащитны. Абсолютно! Болван проклятый! А мы все из кожи вон лезли, чтобы это растолковать! – Губернатор вынул платок и высморкался. – Где остальные?

– Суперинтендент Кросс и мистер Синдерс на время расположились у меня в офисе, Иэн сейчас приедет. А как вам новость насчет Иэна и Грея, сэр? Насчет того, что Грей приходится Иэну шурином? А?

– Невероятно. – После того как Грей упомянул об этом сегодня днем, отвечая на заданный кем-то вопрос, губернатору позвонили человек десять. – Поразительно, что Иэн ни разу и словом не обмолвился.

– И Пенелопа тоже! Очень странно. Вы счи… – Джонджон поднял глаза и осекся. К ним подходил Данросс.

– Добрый вечер, сэр.

– Привет, Иэн. Я перенес встречу на семь, чтобы успеть встретиться с Синдерсом и Стэнли Роузмонтом. – Губернатор поднял газету. – Видели это?

– Да, сэр. В китайских вечерних газетах такой накал страстей… Странно, что еще не заполыхали их редакции и Сентрал с ними.

– Я привлек бы этих двоих к суду за измену, – с мрачным видом произнес Джонджон. – Что нам, черт возьми, теперь делать, Иэн?

– Молиться! Я уже поговорил с Гутри, парламентарием от либералов, и кое с кем из тори. Один из лучших репортеров «Гардиан» в этот самый момент берет у них интервью. На первых полосах утренних газет будет напечатано их мнение, прямо противоположное, опровержение всей этой пустой болтовни. – Данросс вытер потные руки. Спина тоже была в поту.

В голове столько всего смешалось: Грей, Типтоп, Жак, Филлип Чэнь, монета и папки АМГ, что нервы были на пределе. «Господи, неужели ожидать чего-то еще?» Кейси была права: встреча с Мэртагом из «Ройял Белджэм» показала, что шансов немного, но игра стоит свеч. Когда Данросс выходил после беседы, кто-то сунул ему пару дневных газет, и от понимания того, какой бомбой могут стать неразумные речи лейбористов, у него чуть ноги не отнялись.

– Нам придется публично опровергнуть все эти высказывания, как необоснованные, и проделать огромную тайную работу, чтобы билль Грея, низводящий Гонконг до уровня Британии, никогда не поставили на голосование или отклонили и чтобы лейбористы никогда не добились победы на выборах. – Он чувствовал растущее раздражение. – Выступление Бродхерста оказалось таким же скверным, если не хуже.

– Иэн, ты говорил с Типтопом?

– Нет, Брюс. Линия по-прежнему занята, но я послал ему записку. – И он рассказал, что они придумали с Филлипом Чэнем.

Тут губернатор поведал о жалобе Типтопа. Данросс замер:

– Когда он звонил, сэр?

– Почти в шесть.

– Значит, он должен был уже получить наше послание. – Сердце у Данросса колотилось. – После этого… этой катастрофы я больше чем уверен, что никаких шансов получить китайские деньги не осталось.

– Согласен.

Про то, что Грей – брат Пенелопы, не было сказано ни слова, и Данросс остро чувствовал это.

– Робин Грей – больше чем болван, – начал он, решив, что лучше объясниться в открытую. – Мой проклятый Богом шурин оказал Советам большую услугу. Распинался почище какого-нибудь члена Политбюро. И Бродхерст тоже. Какая глупость!

Помолчав, губернатор произнес:

– Как говорят китайцы, дьявол посылает тебе родственников, но, слава всем богам, друзей можно выбирать самому.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org