Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 65

Кол-во голосов: 0

– Ядерное оружие? В будущем году? Не верю. – Армстронг сделал вид, что поднимает его на смех, а сам взволнованно слушал дальнейшие излияния, точную и подробную информацию, имена.

«Боже мой, атомные бомбы через несколько месяцев? Через несколько месяцев? Весь мир считает, что до этого еще лет десять. Китай с атомной и водородной бомбами?»

Он осторожно дал Брайану Квоку высказаться, а потом как бы ненароком спросил:

– Кто такой Джо? Джо Юй?

– Кто?

Повернувшись, Брайан Квок уставился на него каким-то другим, странным и пронизывающим взглядом.

Армстронг тут же насторожился и изготовился.

– Джо Юй, – повторил он так, словно это имя пришло ему в голову совершенно случайно.

– Кто? Не знаю я никакого Джо Юя… нет… Что… что… что я здесь делаю? Где я? Что происходит? Юй? Откуда… почему я должен знать его? Кто?

– Да нипочему, – успокоил его Армстронг. – Вот, выпей чаю. Тебе, должно быть, пить очень хочется, дружище.

– О да… да, мне… где… да… Боже, что про… происходит?

Армстронг помог ему напиться. Потом дал еще одну сигарету и опять стал успокаивать. Вскоре Брайан Квок уже снова спал глубоким сном. Армстронг вытер ладони и лоб: он тоже был без сил. Дверь открылась. Вошли Синдерс и Кросс.

– Очень хорошо, Роберт, – восторженно изрек Синдерс, – ну просто очень хорошо!

– Да, – добавил Кросс. – Я тоже почувствовал, что он сейчас придет в себя. Время рассчитано отлично.

Армстронг молчал, чувствуя себя так, словно замарался.

– Боже мой, – радостно хохотнул Синдерс, – этот клиент – просто золото. Министр будет в восторге. Атомное оружие через несколько месяцев и военные действия с перестрелкой, которые идут прямо сейчас! Неудивительно, что наша торговая парламентская комиссия добилась «поразительных» успехов! Отлично, Роберт, просто отлично!

– Вы верите этому клиенту, сэр? – спросил Кросс.

– Абсолютно, а вы разве нет?

– Я считаю, он говорил то, что знает. А вот факт ли это, уже другой вопрос. Джо Юй? Имя Джо или Джозеф Юй вам что-нибудь говорит? – Остальные покачали головой. – А Джон Чэнселлор?

– Нет.

– Чжун Ли?

– Есть один Чжун Ли, – сказал Армстронг. – Он приятель Бра… клиента, большой любитель автомашин, шанхаец, крупный промышленник. Может, он?

– Прекрасно. Но при упоминании имени Джо Юй он напрягся. Возможно, это что-то важное. – Кросс посмотрел на Синдерса. – Продолжаем?

– Конечно.

Глава 65
13:45

Под восторженный рев пятидесяти тысяч глоток семеро участников первого забега выехали по пандусу из-под трибун, чтобы прогарцевать к паддоку, где ждали владельцы и тренеры. Хозяева лошадей надели свои лучшие туалеты, дамы, в том числе Майлин Кван и Диана Чэнь, красовались в мехах, ловя завистливые взгляды зевак, вытягивавших шеи, чтобы посмотреть и на лошадей, и на них.

По обе стороны от мокрой травы паддока и круга победителя люди столпились вплотную к сверкающим белизной поручням и ухоженному дерну опоясывающего ипподром бегового круга. Напротив был финишный столб, а рядом, по другую сторону дорожки, – огромное табло тотализатора, на котором должны были появляться клички лошадей, имена жокеев и суммы ставок на каждый забег. И тотализатор, и сам ипподром принадлежали Скаковому клубу. По закону больше никто – ни здесь, ни вне ипподрома – не имел права заниматься букмекерством или содержать места, где принимаются ставки на скачки. И это был единственный случай, когда официально разрешалось играть на деньги.

Темное небо не сулило ничего хорошего. Чуть раньше брызнуло несколько капель дождя, но теперь воздух был чист.

За паддоком и кругом победителя, на одном с ними уровне, располагались раздевалки жокеев и офисы чиновников, а также буфеты и первые ряды окошек, где принимались ставки. Над ними террасами в четыре яруса поднимались трибуны, и на консоли каждого яруса имелся свой ряд окошек. Первый ярус предназначался для неголосующих членов, следующий – для голосующих, а два верхних отвели под личные ложи и радиорубку. В каждой ложе имелась собственная кухня. По ложе принадлежало каждому из десяти ежегодно выбираемых распорядителей, и еще несколько лож было закреплено постоянно за губернатором, патроном клуба, за главнокомандующим, а также банками «Блэкс» и «Виктория». Ложа «Струанз» располагалась наилучшим образом, прямо напротив финишного столба.

– Почему так, тайбань? – спросила Кейси.

– Потому что начало Скаковому клубу положил Дирк Струан. Он определил правила, нашел знаменитого специалиста по скачкам, сэра Роджера Блора, ставшего первым секретарем клуба. Он предоставил деньги на первые скачки, на постройку трибун, на доставку из Индии первых лошадей и помог убедить первого полномочного представителя короны, сэра Уильяма Лонгстаффа, передать эту землю Скаковому клубу в вечное пользование.

– Да будет вам, тайбань, – добродушно сказал Дональд Мак-Брайд, назначенный на этот день распорядителем скачек. – Расскажите уж, как все было на самом деле. Говорите, Дирк «помог убедить»? А разве Дирк не приказал Лонгстаффу?

Данросс рассмеялся, а с ним и все сидевшие за его столом гости: Кейси, Хиро Тода и только что заглянувший сюда Мак-Брайд. В ложе имелась барная стойка и три круглых стола, за каждым из которых свободно размещалось двенадцать человек.

– Я предпочитаю свою версию, – возразил Данросс. – Во всяком случае, Кейси, предание гласит, что после сооружения первых трибун это место единодушно предоставили Дирку.

– И это враки, Кейси, – подал голос сидевший за следующим столом Вилли Таск. – Разве не претендовал на это место старый Тайлер Брок? По его мнению, оно по праву принадлежало компании «Брок и сыновья». Разве он не предложил Дирку побороться за это место на первых же скачках?

– Нет, это уже выдумки.

– А они принимали участие в скачках? – спросила Кейси.

– Собирались. Но, как говорят, помешал тот самый тайфун. Как бы то ни было, Кулум отказался уходить отсюда, так все и повелось. Это место наше, пока существует Хэппи-Вэлли.

– И правильно, – с довольной улыбкой добавил Мак-Брайд. – Благородный Дом заслуживает самого лучшего. Со времени выборов первых распорядителей, мисс Кейси, тайбань «Струанз» всегда был одним из них. Всегда. С общего согласия. Ну что же, мне пора. – Он глянул на часы, улыбнулся Данроссу и со всей официальностью осведомился: – Разрешите дать старт первому забегу, тайбань?

Данросс ухмыльнулся в ответ:

– Разрешение дается.

Мак-Брайд поспешно ушел.

Кейси изумленно смотрела на Данросса.

– Они спрашивают у вас разрешения начать?

– Это лишь обычай. – Данросс пожал плечами. – Думаю, ничего плохого нет в том, что кто-то скажет: «Ну что ж, начнем, пожалуй», верно? Боюсь, не в пример сэру Джеффри прежние губернаторы Гонконга пунктуальностью не отличались. К тому же традиции – неплохая вещь. Они дают чувство преемственности, принадлежности и защищенности. – Он допил свой кофе. – Извините, я отлучусь на минуту, нужно кое-что сделать.

– Счастливо! – Кейси проводила его взглядом: сегодня он нравился ей еще больше.

Вошел Питер Марлоу, и Данросс на минуту остановился.

– О, привет, Питер, рад видеть. Как Флер?

– Ей лучше, благодарю вас, тайбань.

– Заходите! Выпейте пока – я скоро вернусь. Ставьте на номер пятый, Экселент Дэй, в первом забеге! Пока.

– Спасибо, тайбань.

Кейси махнула Питеру Марлоу, но он ее не замечал. Его взгляд был прикован к Грею, который стоял снаружи на балконе с Джулианом Бродхерстом, горячо и страстно убеждая в чем-то остальных. Увидев, как замкнулся Марлоу, Кейси вспомнила про его давнюю вражду с Греем, сердце у нее забилось, и она позвала:

– Питер! Привет, проходите, садитесь.

Его взгляд потеплел.

– О, привет.

– Идите сюда, садитесь. С Флер все будет хорошо.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org