Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 70

Кол-во голосов: 0

«Да, но старику придется изрядно попотеть. Позволит ли ему здоровье? Это единственное, что меня беспокоит».

Наливая бренди, Данросс размышлял о Филлипе Чэне, Кевине Чэне, Клаудиа Чэнь, старом Чэнь-чэне и о том, что бы он без них делал.

«Мне нужно сотрудничество и верное служение, и чтобы больше никаких предательств и измен».

– Я подумаю, Филлип. Давай поговорим об этом сразу после «утренней молитвы» в понедельник. – Потом осторожно добавил: – Возможно, отсрочки будут утверждены.

Филлип Чэнь благодарно принял бренди и большими глотками выпил его: цвет лица у него стал получше. Он обратил внимание на ловко ввернутое множественное число и почувствовал немалое облегчение. «Все, что мне нужно, – это добиться успеха. Больше ничего». И он поднялся, чтобы уйти.

– Благодарю…

Резко зазвонил телефон, и он чуть не подпрыгнул. Данросс тоже.

– Алло? О, привет, мистер Синдерс. – За шумом дождя Данросс слышал биение своего сердца. – Что нового?

– Боюсь, очень немного. Я обсудил ваше предложение с губернатором. Есть основания полагать, что, если это поступит в мое распоряжение завтра к полудню, ваш друг может быть доставлен к пограничному переходу Ло-У к заходу солнца в понедельник. Я, конечно, не могу гарантировать, что он захочет перейти границу «красного» Китая.

Голос Данросса зазвенел:

– Не многовато ли оговорок, мистер Синдерс? «Есть основания полагать», «может быть»…

– Это все, что я могу, официально.

– Какие вы даете гарантии?

– От меня и мистера Кросса, боюсь, никаких. Мне кажется, стороны должны доверять друг другу.

«Ублюдки, – выругался про себя Данросс. – Знают, что выхода у меня нет».

– Благодарю вас, я подумаю над тем, что вы сказали. Завтра в полдень? Завтра я на гонках по холмам, если их не отменят – с десяти до полудня. А потом сразу приеду в Главное управление полиции.

– Не стоит беспокоиться, мистер Данросс. Если гонки не отменят, я тоже там буду. Здесь или там, крайний срок – полдень. Хорошо?

– Хорошо. До свидания. – Данросс угрюмо положил трубку. – «Может быть», Филлип. Может быть, к заходу солнца в понедельник.

Замерев, Филлип Чэнь сел. Он побледнел еще больше.

– Это слишком поздно.

– Сейчас выясним. – Данросс снял трубку и снова набрал номер. – Алло, добрый вечер. Губернатора, пожалуйста. Иэн Данросс. – Он отпил бренди. – Прошу прощения за беспокойство, сэр, но мне только что позвонил мистер Синдерс. Он сказал, по сути дела, «возможно». Возможно, к заходу солнца в понедельник. Разрешите спросить, можете ли вы это гарантировать?

– Нет, Иэн. Нет, не могу. Мои полномочия так далеко не распространяются. Извините. Вам придется договариваться напрямую. Вообще-то, Синдерс показался мне человеком благоразумным. Вы так не считаете?

– Мне он показался весьма неблагоразумным, – горько усмехнулся Данросс. – Благодарю вас. Ничего страшного. Извините, что побеспокоил, сэр. О, кстати, если этот вопрос удастся решить, по словам Типтопа, потребуется ваша печатка, а также печатка банка и моя. Вас можно будет найти, если понадобится?

– Да, конечно. И удачи вам, Иэн.

Данросс положил трубку.

– Согласятся ли они дать деньги завтра, если парня отпустят в понедельник к заходу? – высказал он свои мысли, помолчав.

– Я бы не согласился, – беспомощно признал Филлип Чэнь. – Типтоп ведь ясно выразился: «В любое время, когда будут выполнены необходимые процедуры». Стороны должны выполнить свои обязательства одновременно.

Данросс откинулся в кресле с высокой спинкой, попивая бренди и погрузившись в раздумья.

Ровно в девять он позвонил Типтопу и долго говорил ни о чем, пока не настал нужный момент.

– Я слышал, что полицейский чин, допустивший нарушение, будет уволен и сторона, которой причинен ущерб, может быть у Ло-У во вторник в полдень.

Повисло тягостное молчание. Когда же Типтоп заговорил, голос его звучал холоднее, чем когда-либо.

– Мне кажется, это совсем не «немедленно».

– Согласен. Может, мне удастся убедить их перенести все на понедельник. Возможно, ваши друзья смогут проявить немного терпения. Я счел бы это очень большой услугой. – Он специально поставил это слово в конце фразы, чтобы сделать на нем ударение.

– Я передам ваши слова. Благодарю вас, тайбань. Прошу позвонить мне завтра в семь вечера. До свидания.

– До свидания.

Наступившее молчание прервал весьма озабоченный Филлип Чэнь.

– «Услуга» – очень дорогое слово, тайбань.

– Знаю. Но у меня не было выхода, – твердо ответил Данросс. – Несомненно, однажды придется заплатить за это ответной услугой. – Он отвел упавшие на глаза волосы. – Возможно, ее попросит Джозеф Юй, кто знает? Но мне пришлось сказать это слово.

– Да. Ты поступил очень мудро. Мудро не по годам, гораздо более мудро, чем поступал Аластэр и твой отец, но не так мудро, как «Карга». – Филлип чуть поежился. – Ты поступил мудро, торгуясь насчет времени и не упомянув при этом о деньгах, деньгах банка – очень мудро. Он человек слишком умный, чтобы не сознавать: они нужны нам завтра – насколько я понимаю, самое позднее – к вечеру.

– Как-нибудь мы их получим. Это избавит нас от давления со стороны «Виктории». Скоро Пол должен созвать совет директоров, – мрачно добавил Данросс. – Одним из директоров будет Ричард, ну и Ричард многим нам обязан. Новый состав совета проголосует за увеличение нашего возобновляемого кредита, и тогда нам не понадобится ни Бартлетт, ни Первый центральный, ни проклятый Богом синдикат Маты.

Филлип Чэнь помолчал, а потом выпалил:

– Терпеть не могу приносить плохие вести, но я слышал, что Хэвегилл потребовал от Ричарда Квана подписанного заявления об отставке с открытой датой и обещания голосовать так, как захочет Пол. Это часть договоренности.

Данросс вздохнул. Все встало на свои места. Если Ричард Кван голосует вместе с оппозицией, «Струанз» теряет большинство.

– Нам остается потерять одного из тех, кто нас поддерживал, и партия Пола будет давить нас, пока не задавит насмерть. – Он поднял глаза на Филлипа Чэня. – Подкупил бы ты Ричарда, что ли…

– Я… Я попытаюсь, но он уже подкуплен. Как насчет Пи Би Уайта? Как считаешь, он может помочь?

– Только не против Хэвегилла и банка. В вопросе с Типтопом может, – тягостно произнес Данросс. – Он – следующий в списке, и последний.

Глава 70
22:55

В переулке у служебного входа в банк «Виктория» остановились два такси. Из них вышли шесть человек. Кейси, Рико Грессерхофф, Гэваллан, Питер Марлоу, Данросс и П. Б. Уайт, худощавый, энергичный англичанин лет семидесяти пяти. Дождь перестал, но на плохо освещенной мостовой было полно луж.

– Вы точно не хотите выпить с нами перед сном, Питер? – спросил П. Б. Уайт.

– Нет, спасибо, Пи Би, пойду-ка я лучше домой. До свидания и спасибо за ужин, тайбань!

Он ушел в ночь, направляясь к паромному терминалу, расположенному через площадь. Ни он, ни остальные не заметили, как чуть дальше по улице подъехала и остановилась машина. В ней были старший агент Эс-ай Малькольм Сунь и Повитц из ЦРУ. Сунь сидел за рулем.

– Это единственный вход и выход? – поинтересовался Повитц.

– Да.

Они смотрели, как П. Б. Уайт нажимает кнопку звонка.

– Везет ублюдкам. Таких телок, как эти две, поискать.

– Кейси – да, но другая? В любом дансинге можно найти получше… – Сунь замолк. Мимо проехало такси.

– Еще один «хвост»?

– Нет, не думаю, хотя если мы следим за тайбанем, готов спорить, что это делают и другие.

– Да.

П. Б. Уайт еще раз нажал звонок. Дверь открылась, и его приветствовал заспанный ночной сторож-сикх.

– Добрый вечер, господа, дамы. – Он подошел к лифту, нажал кнопку и пошел закрывать входную дверь.

– Лифт здесь ходит довольно медленно, – сказал П. Б. Уайт. – Извините, но он уже старичок, как и я.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org