Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 72

Кол-во голосов: 0

Мы не располагаем новыми сведениями о похищении и гнусном убийстве бандой Вервольфов мистера Джона Чэня. Объявлено о вознаграждении в сто тысяч долларов за информацию, которая поможет схватить их.

В сообщениях из Лондона подтверждается, что в СССР в этом году опять неурожай…»

Остальные новости Суслев не слушал. Он знал, что информация из Лондона соответствует действительности. По совершенно секретным прогнозам КГБ, нынешнего урожая снова не хватит, чтобы накормить страну.

«Господи, ну почему, черт возьми, мы не можем сами себя прокормить?!» – хотелось крикнуть ему: что такое пухнуть от голода, какие это муки, он знал на собственном опыте, не говоря уже об ужасных рассказах отца и матери.

«Значит, снова голод, снова придется затягивать пояса и покупать зерно за границей. И тратить иностранную валюту, которая достается с таким трудом. Наше будущее в опасности, страшной опасности. Продовольствие – наша ахиллесова пята. Его всегда не хватает. Всегда не хватает то умения, то тракторов, то удобрений, то денег. Ведь на самом деле все деньги уходят на оружие, армию, самолеты и корабли. Для нас важнее всего стать достаточно сильными, чтобы защитить себя от этих капиталистических псов и от этих шавок, китайских ревизионистов, начать против них войну и разгромить их, прежде чем они разгромят нас. А вот продовольствия всегда не хватает. И для нас, и для наших буферных зон: Балкан, Венгрии, Чехословакии, Польши, Восточной Германии, Прибалтики. Почему этим ублюдкам почти всегда удается прокормиться? Почему они искажают цифры своих урожаев, обманывают нас, лгут нам, воруют у нас? Мы их защищаем, а они что делают? Все затаили против нас злобу, и стоит ослабить узду, как они поднимают восстания, – так было в Восточной Германии и Венгрии. Поднимают бунт и поворачивают против нас глупые массы. Только наши войска вместе с КГБ и способны держать в страхе этих мерзавцев паршивых, ревизионистов и диссидентов.

Голод порождает революции. Это закон. Голод всегда заставляет массы восставать против своих правительств. И что нам остается? Держать их в цепях – всех, – пока не разгромим Америку и Канаду и не сделаем их пшеничные поля своими. Тогда наши урожаи вырастут вдвое.

Не надо обманывать себя, – мучительно думал он. – Наше сельское хозяйство хиреет. И давно уже. Когда-нибудь оно окрепнет. А пока нам не прокормить себя. Эти безродные болваны-фермеры должны…»

– Прекрати, – пробормотал Суслев вслух. – Ты за все это не в ответе, это не твои проблемы. Занимайся своим делом, верь в дело партии и марксистско-ленинское учение!

Яичница уже была готова, и он поджарил тост. В открытые окна залетали капли дождя. Час назад продолжавшийся всю ночь ливень прекратился, но над домом через дорогу висели темные тучи. «Дождь еще будет, – думал Суслев, – много дождя. В этой выгребной яме или проклятая Богом засуха, или проклятый Богом потоп!» Под порывом ветра одно из слепленных кое-как картонных сооружений на крыше рухнуло. Тут же начался отчаянный ремонт, помогали даже только начавшие ходить дети.

Ловкими движениями – он любил, чтобы все было аккуратно, – Суслев накрыл на стол, насвистывая в такт доносившейся из радиоприемника мелодии. «Все отлично, – уверял он себя. – Данросс идет на прием, Коронский доставляет препараты, Пламм – клиента, Роджер обеспечивает прикрытие, а мне остается лишь заглянуть на часик в Главное управление полиции, а потом не спеша подняться на борт своего корабля. С полуночным приливом я сделаю Гонконгу ручкой и предоставлю Вервольфам погребать своих мертвецов…»[125]

Послышался нарастающий вой полицейской сирены, и волосы на загривке у Суслева встали дыбом. Он остановился, где стоял, и оцепенел. Но сирена промчалась мимо и стала удаляться. Оправившись от испуга, он сел и принялся за еду. И тут зазвонил тайный телефон.

Глава 72
07:30

Небольшой вертолет «белл» сделал круг над городом, под самыми низко висящими облаками, и устремился к макушке Пика, обходя фуникулер и многочисленные высотные дома, усеивавшие крутые склоны. Теперь он почти вошел в нижний слой облаков.

Пилот осторожно забрался еще на сотню футов, сбросил скорость и завис. Высмотрев полускрытую туманом вертолетную площадку возле Большого Дома рядом с раскидистым палисандром, он стал снижаться. На площадке уже ждал Данросс. Низко пригнувшись, чтобы не угодить под вращающиеся лопасти винта, он забрался в пузырь кабины слева, застегнул ремни безопасности и надел наушники.

– Доброе утро, Дункан, – поздоровался он в микрофон. – Не думал, что у вас получится.

– Я тоже не думал, – сказал пилот, который был чуть постарше. Данросс прибавил громкость, чтобы лучше слышать. – Сомневаюсь, что удастся вернуться, тайбань. Облачность опускается очень быстро. Если вы готовы, лучше полетели. Передаю управление.

– Поехали.

Левой рукой Данросс мягко повернул ручку газа, чуть увеличил обороты и подал рычаг вверх. Одновременно правая рука плавно водила ручку управления вправо, влево, вперед и назад в пределах крошечного круга, ища и нащупывая уже понемногу формирующуюся воздушную подушку. Левая рука контролирует скорость, подъем и снижение, правая – направление движения, ноги на педалях рулей высоты удерживают весь этот неустойчивый аппарат в горизонтальном положении, чтобы избежать крутящего момента. Данроссу нравилось летать на вертолетах. Выкладываться при этом нужно было гораздо больше, чем при управлении аппаратом с фиксированным крылом. Это требовало такой сосредоточенности и мастерства, что он забывал о своих заботах, полет приносил какое-то очищение. Однако в одиночку он летал редко. Небо – для профессионалов или тех, кто летает каждый день, поэтому он всегда предпочитал, чтобы рядом сидел пилот-инструктор. Удовольствия он при этом получал не меньше.

Руки чувствовали, как образуется подушка, и вот аппарат уже на дюйм в воздухе. Налетел порыв ветра, и Данросс мгновенно скорректировал небольшой уход вправо. Проверил приборы, стараясь просчитать риски, обшаривая все вокруг глазами и прислушиваясь к приятному рокоту двигателя. Когда машина стабилизировалась, он добавил оборотов, выжимая левый рычаг вверх, послал ручку управления на дюйм вперед и влево, компенсируя высоту ножными педалями, и вертолет стал круто уходить влево, набирая высоту и скорость, чтобы потом спуститься по склону холма.

Перейдя в горизонтальный полет, он нажал на рычаге управления кнопку передатчика и доложил о ходе полета в диспетчерскую воздушного движения в аэропорту Кай-Так.

– Следите за оборотами, – прозвучал в наушниках голос Мак-Ивера.

– Понял. Виноват. – Поспешив поправиться, Данросс чуть переусердствовал и выругал себя, а потом плавно выровнял вертолет и с удовольствием повел его по маршруту среди окружающей зелени на высоте около тысячи футов над уровнем моря, направляясь через гавань в сторону Коулуна и Новых Территорий, туда, где проводились гонки по холмам.

– Вы действительно собираетесь участвовать в гонках, тайбань?

– Сомневаюсь, Дункан. Но в любом случае хотелось полетать с вами. Всю неделю мечтал об этом.

Невысокий, с изрезанным морщинами лицом и острым взглядом постоянно обводящих все вокруг широко поставленных глаз, Дункан Мак-Ивер когда-то служил в королевских ВВС. Он владел небольшой вертолетной компанией, которая базировалась в аэропорту. По большей части он летал в черте Гонконга, в основном его подряжало правительство для топографической съемки. Иногда его услугами пользовалась полиция, иногда пожарные. А еще таможенники.

Когда Данросс выровнял машину и встал на маршрут, Мак-Ивер наклонился и прикрыл приборы картонными кружками, чтобы Данросс вел машину, руководствуясь одними ощущениями и звуком двигателя, чтобы прислушивался к его тону и громкости. Если замедляется, значит двигатель работает с большей нагрузкой, набираем высоту – следи за сваливанием; если ускоряется, значит ныряем, теряем высоту.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org