Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 78

Кол-во голосов: 0

– О нет. Вообще-то, я тут ни при чем. Я всего лишь заинтересованный наблюдатель. – Снова молчание. – Вашим представителям нужно будет подойти к главному управляющему.

Данросс вздохнул, сосредоточившись всем существом. «О присутствии губернатора ни слова. Неужели моя взяла?»

– Как вы считаете, может ли кто-то из официальных лиц объявить по радио Гонконга сегодня вечером во время девятичасовых новостей, что Банк Китая предоставляет колонии срочный кредит на полмиллиарда долларов наличными?

Снова молчание.

– О, я уверен, в этом нет необходимости, мистер Данросс, – проговорил Типтоп, и впервые в его голосе послышался смешок. – Не сомневаюсь, что для простой капиталистической радиостанции слова тайбаня Благородного Дома будет вполне достаточно. До свидания.

Данросс положил трубку. Пальцы дрожали. Ломило спину, и колотилось сердце.

– Полмиллиарда долларов! – пробормотал он. Голова шла кругом. – Ни документов, ни печатки, даже не ударили по рукам – лишь несколько звонков по телефону, немного поторговались, и к девяти утра будут готовы для перевозки полмиллиарда долларов!

«Победа! У нас деньги Мэртага, а теперь и деньги Китая! Да. Но как использовать эту информацию с наибольшей пользой? Как? – беспомощно спрашивал он себя. – Ехать к Пламму теперь нет смысла. Как быть? Что предпринять?»

Колени подгибались, в голове один план мгновенно сменялся другим. И тут долго сдерживаемое возбуждение вырвалось наружу с неописуемым ревом, который эхом отразился от стен кабинета. Данросс подпрыгнул, один раз, другой, снова издал боевой клич и в конце концов расхохотался. Зайдя в ванную, он плеснул себе в лицо водой, сорвал промокшую рубашку, так что пуговицы разлетелись в разные стороны, и швырнул в корзину для грязного белья. Дверь в кабинет рывком распахнулась. На побелевшем лице Адрион застыло выражение тревоги.

– Отец!

– Господи боже, что случилось? – замер Данросс.

– Это с тобой что случилось? Ты ревел, как взбесившийся бык. С тобой все в порядке?

– О, о да, я вот, я… э-э… ушиб палец на ноге! – Его так и распирало от счастья, он обнял дочь и легко оторвал от земли. – Спасибо тебе, дорогая, все прекрасно! Все просто замечательно!

– Ох, слава богу, – выдохнула она и тут же добавила: – Значит, начиная со следующего месяца у меня будет своя квартира?

– Да… – Он вовремя спохватился. – Надо же, хитренькая какая! Нет, никакой квартиры. Увидела, что у меня такая радость…

– Но, отец, раз…

– Нет. Спасибо, Адрион, но нет. Давай шагай!

Она зыркнула на него, а потом рассмеялась:

– На этот раз я тебя чуть не подловила!

– Да-да, это точно! Не забудь, что завтра рейсом «Кантас» в полдень прилетает Дункан.

– Не забуду, не волнуйся. Я встречу его. Здорово, что Дунк возвращается, я не играла на бильярде с тех пор, как он уехал. Куда ты сейчас?

– Собирался к Пламму в Роуз-Корт, чтобы отметить приобретение контрольного пакета «Дженерал сторз», но я не ду…

– Мартин считает, что это был блестящий ход! Если фондовый рынок не рухнет. Я сказала этому дурачку, что ты наверняка все уладишь.

И тут Данроссу пришло в голову, что прием у Пламма – то что надо. Там будет Горнт, Филлип Чэнь и все остальные. «Горнт! Теперь-то я избавлюсь от этого типа навсегда». Сердце колотилось.

– Мэртаг еще внизу?

– О да. Мы уже собирались уезжать. Он спит на ходу.

Данросс отвернулся, чтобы скрыть улыбку, и схватил чистую шелковую рубашку.

– Не могли бы вы задержаться на минуту? У меня для него довольно неплохие новости.

– Хорошо. – Она приблизилась, глядя на отца большими голубыми глазами. – Квартиру в подарок на Рождество, ну пожа-а-алуйста!

– После университета, вот получишь диплом, и шагай отсюда!

– На Рождество. Я буду любить тебя вечно.

Он вздохнул, вспомнив, как малышка расстроилась и напугалась, когда увидела в бильярдной Горнта. «Возможно, завтра в качестве подарка я преподнесу тебе его голову», – подумал он.

– Не на это Рождество, на следующее!

Она обвила его шею руками:

– О, спасибо тебе, папочка, дорогой, но только на это Рождество, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

– Нет, потому что…

– Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

– Хорошо. Только, ради бога, матери не говори, что я согласился! Она с меня живого шкуру снимет!

Глава 78
19:15

Ночной ветерок нес солоноватый свежий воздух, и занавески вокруг кровати слегка колыхались. Бартлетт и Орланда спали: она в его объятиях, оба исполнены всепроникающего тепла, но стоило ей шевельнуть рукой, как Линк проснулся. Какой-то миг соображал, где он и кто он, но потом все встало на свои места, и сердце забилось сильнее. Как хорошо было вместе. Вспомнилось, как она откликалась, снова и снова достигая вершины и унося его к высотам, каких он никогда раньше не знал. И то, что было после. Она встала с постели, прошла на кухню, подогрела воды, принесла горячее влажное полотенце и обтерла его от пота. «Мне так неудобно, дорогой, что здесь ни ванной, ни душа, это такой стыд, но если ты потерпишь, я все устрою наилучшим образом».

Новое свежее полотенце и чудесное ощущение – он и понятия не имел, какое на самом деле чудо, когда это «после» настоящее: она ласково ухаживала за ним, нежная, любящая, без всякого смущения, и крошечное распятие на шее служило ей единственным украшением. Он тогда еще обратил внимание, как оно поблескивает в полумраке. Сознание стало проникаться последствиями произошедшего, но как-то так получилось, что ласковыми прикосновениями своих волшебных рук и губ она прогнала эти мысли прочь, и через некоторое время они вновь стали наравне с богами и через их щедрость погрузились в радость, а затем опять в сон.

Он праздно смотрел на ниспадающие с потолка и колышущиеся в потоках воздуха занавеси. В их окружении кровать была уютнее, в падающем от окна свете рисунки на них представлялись такими милыми, и все казалось таким приятным. Он лежал, не шевелясь, боясь разбудить ее, нарушить очарование: он кожей ощущал ее тихое дыхание, ее сонное лицо было само совершенство.

«Как быть, как быть, как быть?

Сейчас никак, – ответил он на свой вопрос. – С самолета снят арест, ты свободен, она нечто невероятное, и ни с одной женщиной тебе не было так хорошо. Никогда.

Но может ли это продлиться, могло бы это продлиться? И к тому же еще есть Кейси».

Бартлетт вздохнул. Орланда пошевелилась во сне. Он подождал, но она не проснулась.

Линк смотрел на рисунок, как загипнотизированный, отдыхая душой. В комнате было не жарко и не холодно, все было прекрасно, и ее тело казалось невесомым.

«Что в ней есть такого? – спрашивал он себя. – Откуда это очарование? Ведь ты, несомненно, поддался какому-то наваждению, ты очарован. Это так же верно, как то, что существует смерть и налоги.

Да, мы занимались любовью, но и все на этом. Никаких обещаний я не давал, и все же…

Ты очарован, дружище.

Да. И это чудесно».

Он закрыл глаза и, задремав, уснул.

Орланда, проснувшись, тоже старалась не шевелиться, не желая будить его. Хотелось продлить наслаждение, его и свое. И нужно было время, чтобы подумать. Иногда так бывало в объятиях Горнта, но она понимала, что это не одно и то же и не будет никогда. Квиллана она всегда боялась, всегда была начеку, изо всех сил стараясь угодить, вспоминая, не забыла ли чего.

«Нет, – восторженно думала она, – сейчас было лучше, чем когда-либо с Квилланом, о, насколько это было лучше! Линк такой чистый, и от него не пахнет табаком. Чистый и чудесный. И я обещаю, клянусь Мадонной, что стану ему идеальной женой, самой лучшей из всех. Я буду использовать все: разум, руки, губы и тело, чтобы угодить ему, удовлетворить все его желания, и сделаю все, в чем он будет нуждаться. Все. Все, чему научил меня Квиллан, я буду делать для Линка. Даже то, что не очень нравится. Для Линка я буду делать это с удовольствием. Когда он подучится, мое тело и душа станут источником наслаждения, его и моего».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org