Пользовательский поиск

Книга Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 2. Рискованная игра. Содержание - Глава 90

Кол-во голосов: 0

– Вас устроит вариант с Японией, тайбань? – повторил он.

– Я слышал, вы сорвали куш на рынке?

Молодой человек расплылся в улыбке, не подозревая, что за этим последует.

– Да, сэр. Приподнялся примерно на пять с половиной миллионов американских долларов.

Данросс присвистнул:

– Неплохо для двухнедельной работы, Прибыльный Чой. При налоге пятнадцать процентов, – невинно добавил он.

Юноша вздрогнул, поняв, что оказался в ловушке.

– Черт, я же американский гражданин, значит, должен соблюдать налоговое законодательство Штатов. – Он помолчал. – У меня есть парочка соображений, которые… Скажем так, тайбань, мы могли бы заключить сделку, которая устроила бы нас обоих.

Данросс заметил, что Пол Чой приуныл и насторожился.

– Мой старик доверял вам, – начал юноша. – Вы с ним были Старые Друзья. Может, я мог бы унаследовать этот статус и оказаться однажды достойным его?

– Верните монету без каких-либо условий, и вы получите от меня самые разные услуги.

– Сначала то, что в первую очередь, тайбань. Сначала нужно выяснить, настоящая ли моя монета. В Японии, о’кей?

– Нет. Или здесь, или нигде! – отрезал Данросс, решив рискнуть.

Глаза Пола Чоя превратились в узкие щелочки. Он вдруг тоже принял решение, сунул руку за пазуху, вынул половинку монеты и положил на стол.

– От имени Жэнь-гуа я прошу тайбаня Благородного Дома об услуге.

Данросс молча уставился на монету.

– Так?

– Первое: я хочу статус Старого Друга, какой был у Четырехпалого, со всем, что за этим стоит. Второе: я хочу стать одним из директоров «Струанз» на четыре года с таким же жалованьем, как и у всех остальных. Для приличия я куплю на бирже пакет ваших акций, чтобы всего у меня стало сто тысяч. – Он почувствовал, как с подбородка скатилась капля пота. – Далее: я хочу организовать вместе со «Струанз» совместное предприятие, пятьдесят на пятьдесят, фармацевтическую фабрику с капиталом шесть миллионов американских долларов, и готов внести половину в течение тридцати дней.

– С какой целью? – изумился Данросс.

– По всей Азии очень велик спрос на фармацевтические изделия. С вашим опытом в производственной деятельности и с моим в маркетинге можно сделать кучу денег. Согласны?

– Это все? Вся услуга?

– Еще три момента.

– Всего три? – Данросс смотрел так, словно хотел испепелить.

– Три. Первое: в будущем году я собираюсь открыть еще одну фондовую биржу. Я…

– Что-что вы собираетесь сделать? – озадаченно уставился на него Данросс.

Ухмыльнувшись, Прибыльный Чой вытер с лица пот.

– Да-да. Фондовую биржу для китайцев, которой будут управлять китайцы.

Данросс вдруг рассмеялся:

– Ну, Прибыльный Чой, вы не робкого десятка. О да. Между прочим, неплохая идея. И что в связи с этой новой биржей?

– Лишь ваша благожелательная помощь как Старого Друга в начале ее деятельности, чтобы «большие парни» не чинили мне препон.

– За пятьдесят процентов.

– На весьма выгодных условиях между нами. Весьма выгодных, гарантирую. Далее, – продолжал молодой человек, не теряя надежды, – я хочу, чтобы вы познакомили меня с Ландо Матой и сказали ему, что поддерживаете мою кандидатуру как представителя группы отца в тендере на игорную и золотую монополию. Идет?

– Вы сказали, три момента. Что последнее?

– Статус распорядителя в Скаковом клубе через три года. К этому времени я гарантирую, что внесу миллион американских долларов на любые благотворительные цели, какие скажете, поддержу все стоящие проекты и, клянусь Богом, приложу все силы, чтобы вам не о чем было беспокоиться. – Молодой человек смахнул капли пота. – Я закончил.

Данросс помолчал.

– Если половинка настоящая, я соглашусь на все, кроме того, что касается Ландо Маты.

– Не пойдет. Это часть всей сделки.

– Не согласен.

– Я не прошу ничего незаконного, ничего из того, что вы не можете сде…

– Ландо Мата исключается!

Молодой человек вздохнул. Он поднял половинку со стола и посмотрел на нее.

– Если это исключается, то тогда снимается все предложение и вместо него я выставляю просьбу Четырехпалого У. Монета по-прежнему та же, – объявил он, приготовившись разыграть свой последний козырь.

– И что?

– А то, что тогда вы будете иметь дело с наркотиками, оружием и всем тем, чего терпеть не можете, но вам придется пойти на это. Извините, тайбань, но я стремлюсь быть всем обязанным лишь самому себе. – Он бросил половинку на стол. – Выбирайте.

Данросс вдруг заволновался. Услуга сформулирована по-умному. Ничего незаконного, ничего из ряда вон выходящего. Пол Чой сыграл против него очень хорошо. Слишком хорошо. «Чего можно ожидать от Четырехпалого, я знал. Но вот этот, это дьявольское отродье? Я не могу пойти на связь с наркобизнесом, и он это понимает».

Чтобы дать себе время подумать, Данросс сунул руку в карман, нащупал маленький шелковый мешочек и положил на стол свою половинку монеты. Придвинул ее к другой половинке. Они соединились безупречно.

Не отдавая себе отчета, оба глубоко вздохнули, глядя на соединенные половинки монеты, которые свяжут их накрепко. Данросс понимал, что идти к пробирщику – только время терять. Он подержал обе половинки в руке. «Как же быть с этим самоуверенным молодым шельмецом? – спрашивал он себя. – А-а, вот прекрасная мысль! Эту проблему мы перепоручим Филлипу Чэню!»

– Хорошо, Прибыльный Чой, – проговорил он, занося наследника Четырехпалого в свой тайный список «неблагонадежных лиц». – Я соглашусь предоставить вам эту услугу – если ваша половинка настоящая, – но Ландо я буду просить, приказать ему я не могу. Хорошо?

– Спасибо, тайбань, вы не пожалеете. – Прибыльный Чой весь взмок от облегчения. Он вынул список с фамилиями. – Вот все эксперты-оценщики Гонконга. Не хотите ли выбрать кого-нибудь? Я… э-э… я проверял, все они работают до семи часов.

Данросс еле заметно усмехнулся:

– Вы очень уверены в себе, Прибыльный Чой.

– Просто стараюсь продумывать игру наперед, сэр.

Выйдя из Струан-билдинг, Кейси направилась к ожидающему ее «роллс-ройсу». Лим тут же открыл для нее дверцу. Она опустилась на мягкое сиденье, ничего не чувствуя, ничего не понимая, кроме того, что горе переполняет ее и в любой момент она может разрыдаться. Она даже не заметила, как Лим выехал на оживленную улицу и повел машину к автомобильному парому.

Слезы подступили очень близко. «Скорей бы уже уехать отсюда. Все упаковано и отправлено на самолет. Из гостиницы я уже выписалась, счета оплачены, но времени до отлета осталось слишком много».

Она даже подумала, не остановить ли машину и не пойти ли пешком. Нет, так будет еще хуже: ни уединения, ни защиты, а ей из рук вон плохо. «И все же нужно где-то выйти, побыть наедине с собой. Мне это просто необходимо. О, господи, Линк, бедный Линк».

– Лим, – подчиняясь какому-то порыву, окликнула она. – Езжайте на Пик.

– Мисси?

– Просто заедем на вершину Пика, на обзорную площадку. Пожалуйста! – попросила она, стараясь, чтобы голос звучал обыденно. – Я… я там не была. Хочу посмотреть, прежде чем уеду. Пожалуйста.

– Да, мисси.

Кейси откинулась назад и закрыла глаза, из которых тихо полились слезы.

Глава 90
18:45

День клонился к закату.

В Ло-У, центральной деревушке на границе между колонией и Китаем, по мосту, как обычно, в обоих направлениях двигались толпы китайцев. Длина этого моста через крошечную грязную речушку составляла не более пятидесяти ярдов, но кое для кого эти пятьдесят ярдов были все равно что миллион миль. На мосту располагались пограничные посты, паспортный контроль и таможня на обоих концах, стояли двое гонконгских полицейских и два солдата КНР у небольшого переносного заграждения посередине, и по нему были проложены две железнодорожные колеи.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org