Пользовательский поиск

Книга Место под названием «Свобода». Содержание - Глава тридцать седьмая

Кол-во голосов: 0

С откровенной неохотой, но послушно он убрал руку от вожделенной порции бренди.

– Возьми с собой Леннокса, – посоветовала мать. – Если случится худшее и ты не сможешь убедить Лиззи вернуться к тебе добровольно или вернуть ее силой… Он знает, что делать в подобных ситуациях.

Джей кивнул.

– Что ж, хорошо, – уже более серьезным тоном сказал он. – Я возьмусь за эту задачу.

Глава тридцать седьмая

Давно проложенная охотниками на диких быков – буффало – не дорога, а скорее ездовая тропа под названием «Три колеи» миля за милей тянулась на запад через равнину, которую занимала по большей части Виргиния. Тропа проходила параллельно руслу реки Джеймс, как смогла заметить Лиззи, изучив карту Мака. При этом их путь пересекали бесчисленные гряды холмов и долины между ними, образованные сотнями потоков и ручьев, впадавших в Джеймс на юге. Поначалу им часто встречались крупные плантации, подобные тем, что располагались вокруг Фредериксберга, но по мере удаления на запад дома и поля становились все меньше, попадались все реже, зато обширнее делалось пространство, поросшее лесом, и необработанные земли.

Лиззи была счастлива. Несмотря на страх, беспокойство и чувство вины, она невольно то и дело улыбалась. Она не сидела больше в четырех стенах, ехала верхом рядом с мужчиной, которого любила, решившись на поистине великое приключение. В мыслях она волновалась за будущее, но сердце ее пело.

Они нахлестывали лошадей, чтобы те двигались быстрее, поскольку велика была вероятность, что за ними устроят погоню. Алисия Джеймиссон не станет безвольно сидеть во Фредериксберге, дожидаясь возвращения Джея. Она пошлет гонца в Уильямсберг или же поедет туда сама, чтобы сообщить ему о случившемся. Если бы не привезенная ей новость о завещании сэра Джорджа, Джей мог просто пожать плечами и отпустить их на волю. Но теперь у него возникала насущная необходимость вернуть жену и заполучить внука-наследника. В том, что он бросится вдогонку за Лиззи, сомневаться почти не приходилось.

Они имели перед ним несколько дней форы, но ведь и двигаться он будет быстрее. Ему не понадобится тяжелый фургон с припасами. Как сумеет он напасть на след беглецов? Ему придется начать расспрашивать людей в домах и тавернах, расположенных вдоль дороги, надеясь, что они заметили, как мимо проехал фургон. Этим путем пользовались многие, и крупную крытую повозку наверняка запомнят.

На третий день ландшафт стал заметно более холмистым. Поля, засеянные злаками, полностью сменились сплошными пастбищами, а сквозь синеватую дымку на горизонте уже вырисовывались по-настоящему высокие горы. Преодолевая милю за милей, лошади сильно уставали, спотыкаясь на неровностях дороги и упрямо замедляя бег. На подъемах Мак, Лиззи и Пег покидали фургон и шли рядом, чтобы облегчить нагрузку, но этого оказывалось недостаточно. Головы животных поникли, они перешли на шаг, уже не слушаясь кнута.

– Да что с ними такое? – с беспокойством спросил Мак.

– Им нужна более привычная и качественная пища, – объяснила Лиззи. – Они сейчас кормятся теми растениями, которые находят под ногами во время ночного выпаса. Но для такой тяжелой работы, как необходимость тянуть целыми днями фургон, лошадям необходим овес.

– Мне следовало захватить с собой запас овса, – с сожалением сказал Мак. – Но я как-то не подумал об этом. В лошадях я мало что понимаю.

После обеда в тот день они добрались до Шарлоттсвилля – нового поселения, выросшего там, где к северо-западу «Три колеи» сходились с древней индейской тропой, проложенной семинолами. Городок состоял из двух параллельных друг другу улиц, поднимавшихся от дороги по склону холма, но почти все участки земли вокруг оставались неиспользованными, и лишь в немногих домах жили люди – не более чем в дюжине. Но Лиззи успела разглядеть здание суда и высившийся перед ним столб для порки наказанных, как и таверну с гостиницей, обозначенную вывеской с грубо намалеванным изображением лебедя.

– Мы могли бы купить овса здесь, – сказала она.

– Не хочу останавливаться, чтобы нас лишний раз заметили и запомнили, – отозвался Мак.

Лиззи поняла ход его рассуждений. Перекресток двух путей создаст для Джея проблему. Ему придется узнать, свернули ли беглецы к югу или продолжили двигаться на запад. Если бы они привлекли к себе внимание, остановившись у таверны для закупки провианта, то существенно облегчили бы ему задачу. Что ж, лошадям придется помучиться немного дольше.

Через несколько миль за Шарлоттсвиллем они задержались там, где дорогу пересекала едва приметная тропа. Мак развел костер, Пег приготовила поленту. Не приходилось сомневаться, что в соседней речушке водилась рыба, а в лесу не было недостатка в оленях, но путешественники не могли терять время на охоту или рыбалку. Пришлось довольствоваться кашей. Лиззи ела ее впервые и поняла, насколько полента безвкусна, а ее клейкая масса просто вызывала отвращение. Она заставила себя проглотить немного, но почувствовала тошноту и отказалась от остального. Теперь оставалось лишь стыдиться, что она кормила этим своих работников каждый день.

Пока Мак мыл в реке посуду, Лиззи стреножила лошадей, чтобы они могли пастись ночью, но не сбежали. Затем все трое завернулись в одеяла и улеглись под фургон рядом друг с другом. Лиззи поморщилась, и Мак спросил:

– В чем дело?

– Спине больно, и лежать неудобно.

– Ты слишком привыкла к пуховым перинам в постели.

– Я предпочту спать на голой сырой земле вместе с тобой, чем одна на самой роскошной перине.

Они не могли заняться любовью при Пег, но когда решили, что девочка достаточно глубоко заснула, принялись тихо перешептываться, вспоминая, через что им уже довелось пройти вместе.

– Помнишь, как я вытянула тебя из реки и стала сушить, протирая своей нижней юбкой…

– Конечно. Такое не забывается.

– Я терла тебя, а потом ты повернулся… – Она замялась в смущении, внезапно ощутив прилив застенчивости. – Ты тогда… возбудился.

– Еще как! Я был так утомлен, что едва на ногах держался, но все равно мне очень захотелось близости с тобой.

– А я никогда до того момента не встречалась с подобным тебе мужчиной. Мне это показалось настолько заманчивым. Мне позже даже во снах это снилось. Было неловко даже вспоминать, насколько понравилось ощущение.

– Ты так изменилась с тех пор. Куда делось все твое прежнее высокомерие и заносчивость?

Лиззи чуть слышно рассмеялась.

– А я задаюсь тем же вопросом о тебе.

– Разве я был когда-нибудь высокомерным? Позволял себе дерзкие поступки?

– Конечно! Подняться в церкви и зачитать то письмо прямо в лицо землевладельцу!

– Да, это, наверное, воспринималось как наглость с моей стороны.

– Должно быть, изменились мы оба.

– И я рад, что так случилось. – Мак прикоснулся к ее щеке. – Думаю именно тогда я в тебя влюбился. Во дворе перед церковью, услышав твою резкую отповедь.

– Я же долго любила тебя, сама не осознавая этого. Помню тот поединок за денежный приз. Каждый удар, достававшийся тебе, причинял мне подлинную боль. Я ненавидела того, кто уродовал твое прекрасное тело. Позже, пока ты валялся без сознания, я ласкала тебя. Прикасалась к твоей груди. Вероятно, я хотела тебя уже тогда. Еще до своего замужества. Но только не хотела себе в этом признаваться.

– Могу с такой же откровенность рассказать тебе, когда возникло чувство любви у меня. В шахте. Ты случайно упала в мои объятия, и я ощутил твою грудь, внезапно поняв, кто ты такая на самом деле.

Она хихикнула.

– И ты удерживал меня в объятиях немного дольше, чем требовала необходимость, верно?

При отсветах догоравшего костра на его лице читалось смущение.

– Вовсе нет. Но как я потом жалел о краткости объятий!

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org