Пользовательский поиск

Книга Место под названием «Свобода». Содержание - Глава восемнадцатая

Кол-во голосов: 0

День прошел в водовороте событий. У Лиззи почти не оставалось времени, чтобы поразмыслить над предательством Джея, над его извинениями, полученным с ее стороны прощением, как и о будущей жизни в Виргинии. Как не выдалось даже минуты для ответа на самый важный вопрос: правильное ли решение она приняла вообще?

Вошел Чип Мальборо и принес кувшин с поссетом[6]. К его шляпе булавкой была подколота одна из подвязок Лиззи. Он наполнил всем присутствующим бокалы.

– Хотел бы предложить тост! – провозгласил он.

– Но только, пожалуйста, самый последний тост, – взмолился Джей, чьи слова были встречены взрывом хохота и веселыми восклицаниями.

Лиззи потягивала из своего бокала эту смесь из вина, молока, яичного желтка с сахаром и корицей. Ею владело крайнее утомление. Уж слишком долгим получился день, начавшийся с ужасной утренней ссоры, а затем неожиданно закончившийся внешне вполне счастливой развязкой – церемонией бракосочетания в церкви, свадебным обедом с музыкой и танцами, а потом вот этим комическим ритуалом.

Кэти Дроум, родственница Джеймиссонов, сидела на самом краю кровати, держа в руке белый шелковый чулок Джея, а потом скомкала его и бросила наугад себе за спину. Древнее поверье гласило, что если бы чулок угодил в Джея, то она тоже вскоре уже вышла бы замуж. Она, конечно же, промахнулась, но исполненный добродушия Джей поймал чулок и водрузил себе на голову, словно она точно попала в цель, и все опять разразились громкими аплодисментами.

Уже сильно пьяный мужчина по имени Питер Маккей присел на постель рядом с Лиззи.

– Виргиния, – мечтательно произнес он. – Хэмиш Дроум отправился в Виргинию, если вы не знали, когда его обманом лишила наследства мать Роберта.

Лиззи это заявление несказанно удивило. Семейная легенда гласила, что Олив – мать Роберта – ухаживала за своим больным холостяком-кузеном до самой смерти, а он в знак благодарности изменил завещание в ее пользу.

Джей тоже услышал фразу родственника.

– Обманом? – переспросил он. – Я тебя правильно понял?

– Олив, разумеется, подделала новое завещание, – продолжал Маккей. – Но Хэмишу не удалось доказать это, и ему пришлось смириться. Он отправился в Виргинию, и с тех пор о нем никто ничего не слышал.

Джей рассмеялся.

– Ха! Наша почти святая Олив оказалась мошенницей!

– Тсс! – приложил палец к губам Маккей. – Сэр Джордж поубивает нас всех, если подслушает наш разговор.

Лиззи была заинтригована, но на сегодня с нее оказалось достаточно уже полученной информации о родне Джея.

– Выгони этих людей отсюда! – прошипела она.

Все требования по древней традиции оказались уже исполненными, за исключением одного.

– Так! – воскликнул Джей притворно сердитым голосом. – Если вы не уйдете по доброй воле, пеняйте на себя…

Он откинул одеяло со своей стороны постели и встал. Приблизившись к группе гостей, задрал свою ночную сорочку выше коленей. Все девицы притворились повергнутыми в шок и завопили. Их роль сейчас заключалась в том, чтобы показать: вид мужчины в ночном облачении был невыносимым зрелищем для порядочной девушки. И они поспешно устремились вон из спальни. За ними последовали молодые люди.

Джей захлопнул за ними дверь и запер на замок. После чего передвинул тяжелый шкаф к дверному проему, чтобы уже наверняка никто не смог вновь попытаться проникнуть в комнату и помешать им.

Внезапно Лиззи почувствовала, что у нее пересохло во рту. Наступил момент, которого она ожидала с тех пор, как Джей впервые поцеловал ее в холле замка Джеймиссонов и сделал предложение. После этого их объятия в редкие минуты, когда обоих оставляли наедине друг с другом, становились все более и более страстными. Затем от смачных поцелуев в губы они перешли к гораздо более смелым и интимным ласкам. Они успели проделать все, на что были способны двое влюбленных в незапертой комнате, куда их матери могли заглянуть совершенно неожиданно. Но теперь в конце концов оказались под защитой надежно закрытой двери.

Джей прошелся по спальне, задувая свечи. Когда он приблизился к последней, Лиззи попросила:

– Пусть одна продолжает гореть.

Казалось, просьба удивила его.

– Зачем?

– Я хочу видеть тебя. – Он все еще колебался, и она добавила: – Ты не против?

– Нет, пусть немного света остается, – ответил он и лег в постель.

Когда он начал целовать и гладить ее, ей захотелось, чтобы они оба разделись донага, но она не решилась предложить скинуть сорочки. На сей раз она позволит ему сделать это по-своему.

Уже знакомое возбуждение охватило все ее существо, когда его пальцы принялись ощупывать ее тело. Очень скоро он раздвинул ей ноги и пристроился поверх нее. Она приподняла голову, чтобы поцеловать его, почувствовав, как он проник к ней в лоно, но он настолько сосредоточился, что не заметил ее порыва. Она ощутила внезапную острую боль и чуть не вскрикнула, но боль столь же мгновенно прошла.

Он двигался внутри ее, и она старалась двигаться с ним в такт. Она не знала, что нужно делать, но ей казались ее ответные движения бедрами единственно правильными в такой момент. Лиззи только почувствовала первые признаки удовольствия, когда Джей остановился, застонал, дернулся в последний раз, а потом распластался на ней тяжело дыша.

Она нахмурилась.

– С тобой все в порядке?

– Да, – почти прохрипел он.

«Значит, это все?» – подумала она, но воздержалась от вопроса вслух.

Джей скатился с нее и лег рядом, глядя на ее лицо.

– Тебе понравилось? – спросил он.

– Да, но получилось как-то уж слишком быстро, – ответила Лиззи. – Мы можем попробовать все повторить утром?

* * *

Оставшись в одной нижней юбке, Кора откинулась на меховой плащ и увлекла за собой Мака. Целуя ее, он ощутил пряный запах джина. Затем откинул юбку. Тонкие, светлые, с рыжим оттенком лобковые волосы не прикрывали складок у нее между ног. Он погладил их, как проделывал это прежде с Энни, и Кора издала глубокий вздох от удовольствия, а потом спросила:

– Кто успел научить тебя этому, мой милый невинный мальчик?

Он снял с себя бриджи. Кора дотянулась до своей сумочки и достала из нее маленькую коробочку. Внутри лежала трубочка, изготовленная из материала, напоминавшего тонкий пергамент. На ее открытом конце виднелось узкое розовое резиновое кольцо.

– Что это за штука? – спросил Мак.

– Кажется, ее называют кундум, – ответила она.

– За каким дьяволом она тебе понадобилась?

На этот раз вместо ответа она натянула трубочку на его уже возбужденно стоявший член и туго затянула резинку.

Он усмехнулся и сказал:

– Я, конечно, догадывался, что мой дружок не слишком привлекателен с виду, но не ожидал от девушки желания прикрыть его совсем.

Она расхохоталась.

– Эх ты, неотесанная деревенщина! Это не для того, чтобы спрятать твой член. Кундум не даст мне забеременеть!

Он навалился на нее и овладел ею, заставив оборвать смех. Лет с четырнадцати он часто пытался вообразить, какие ощущения испытает, но и сейчас ничего не понял. Это не походило ни на что, представлявшееся ему в фантазиях. Он остановился и посмотрел сверху вниз на ангельское личико Коры. Она открыла глаза.

– Не надо останавливаться, – сказала она.

– Скажи лучше другое. Из-за твоего кундума я и потом останусь девственником?

– Таким же девственником, как я монахиней, – отозвалась она. – А теперь прекрати болтать попусту. Тебе сейчас понадобятся все твои силы, чтобы растрачивать их на дурацкие разговоры.

И силы ему действительно понадобились немалые.

Глава восемнадцатая

Джей и Лиззи перебрались в дом на Чепел-стрит через день после свадьбы. Там им довелось впервые поужинать вдвоем, когда за столом больше никто не сидел, а окружали их только слуги. Опять-таки впервые они поднялись наверх, держась за руки, вместе разделись и улеглись в собственную супружескую постель. Впервые они и проснулись рядом в доме, находившемся в их полном распоряжении.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org