Пользовательский поиск

Книга Девочка с персиками. Страница 10

Кол-во голосов: 0

– Ты что, охуел?! Ты ебал ее без гондона? Негритянку и без гондона?! Ив, ты охуел!

– Нет, я ебал ее с гондоном. Но она заразила мне яйца.

– Как это яйца?

– У меня на яйцах теперь бородавки. Очень много и они гноятся.

– Пиздец!

– Да, я защищал хуй. Но не защитил яйца. Нужно еще иметь гондон на яйца, Владимир, ты понимаешь?

– Я думаю, что таких гондонов не существует.

– Теперь я не знаю, что мне делать. Я же не могу вернуться к жене в Прагу и наградить ее этим.

– Так пойди к врачу в Лондоне!

– Ты что, Владимир, не знаешь что такое английская система национального здравоохранения? Это хуже, чем у вам там в России!

Надо сначала пойти к практическому врачу, попасть на прием, отстоять невъебенную очередь, а потом он даст тебе направление к специалисту.

Ты поедешь в госпиталь, запишешься на прием, чтобы тебя приняли только через три месяца. А за это время у меня отвалятся яйца.

– Неужели там такой ужас?

– Конечно, ты можешь пойти к частному доктору и заплатить за прием 500 фунтов, но мне жалко таких денег. Тем более, что лечить эту дрянь явно придется довольно долго. И каждый раз платить по 500 фунтов я не могу. А в госпитале, когда я приехал записываться к специалисту, я увидел такой лифлет… как же это по-русски? А, брошюру – "Позаботьтесь о своем будущем, вовремя купите место на кладбище!". Причем это все на полном серьезе.

– Какой пиздец!

– Не то слово, я в полном отчаянии!

– Ив, я хочу тебе помочь, но только не деньгами…

– Да, мне сейчас очень нужна твоя помощь.

– Скажи, что тебе нужно.

– Я хочу приехать в Вену и там полечиться.

– Конечно, ты можешь это сделать, но что ты скажешь жене?

– Я скажу, что у нас с тобой там есть какой-нибудь совместный арт-проект.

– Без вопросов. А когда ты хочешь приехать? Я ведь еще в Питере.

– Наверное, через месяц. Где-нибудь в сентябре.

– Конечно, приедь. В сентябре я уже буду в Вене.

– Отлично, ты меня спас! – в голосе Ива появились радостные нотки. – Скажи, а у тебя были уже негритянки?

– Пока нет. Но теперь, если даже появится такая возможность, я от нее откажусь. Твой опыт что-то да значит.

– Нет, Вирджини такая классная, просто супер, если бы только не эта хуйня…

– Ладно, Ив, я хочу еще спать!

Проснувшись и выпив кофе, я вспомнил, что меня пригласили на съемки. Итальяшки снимают в Питере какой-то фильм. Что-то о русских бабах. Название – "Русская красавица". Наверное, порно. Даже скорей всего – порно. Меня пригласили статистом.

Наверное, это точно порно, потому что снимать будут ночью. Надо придти на съемочную площадку в девять вечера. Только место съемок довольно странное – выставочный зал ЛОСХа на Малой Морской улице.

Как они сумели с ними договориться? Конечно, за деньги они могли бы договориться и с Эрмитажем! А не то, что с ЛОСХом…

Было бы не плохо стать порно-звездой! И работа интересная, и деньги хорошие. Об этом я мог бы только мечтать! Может быть, сегодня мне наконец-то представится такой шанс. Вау!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На съемках. Макаронная фабрика. Русская красавица.

Я шел на съемки, чтобы там кого-нибудь снять. В том случае, если это будет не порно. На улице у входа в ЛОСХ уже гужевался народ. В толпе я сразу узнал Игоря Баскина по его длинной, почти как у меня, шевелюре, и подошел к нему. Не успели мы обмолвиться словом, как к нам подвалил безумного вида итальянец и заорал:

– Черто! Квести рагацци! Регарда, Анна! Чертиссимо! Черти, черти…

Услышав всю эту чертовщину, Баскин перепугался, и чуть было не наложил в штаны. Я прочитал это у него на лице. Но я знал чуть-чуть итальянский и понял, что все эти тирады не имеют ничего общего ни с чертом, ни с рогами, ни с рыганьем, а означают всего лишь следующее

– "Точно! Эти хлопцы! Посмотри, Анна! Именно то, что нам надо!

Вылитые, вылитые…"

– Они хотят, чтобы мы играли чертей, – сказал я перепуганному

Баскину.

– Я так и понял, можешь не переводить, – ответил он. -

Итальянский язык очень похож на русский.

– Дай! – заорал итальянец, оборачиваясь к следовавшей за ним девушке.

– "Дай" означает "дай", – перевел я Баскину.

– Все ясно, не переводи, – сказал Баскин.

– Дай! – повторил итальянец девушке.

Девушка подала ему блокнот в планшете, на котором он немедленно принялся что-то исступленно рисовать и писать.

– Пойдемте со мной, – сказала она мне и Баскину, ничего не объясняя.

А что надо было собственно тут объяснять? И так все было ясно – нас брали на главную роль! Все походило на то, что моя мечта близка к воплощению. Я взглянул на жопу идущей впереди меня Анны, обтянутую модной фирменной юбкой, и хуй у меня тут же восстал.

Сопровождаемые завистливыми взорами толпы, мы поднялись по лестнице на третий этаж в выставочный зал бывшего Императорского

Общества Поощрения Искусств, шикарное помещение под стеклянным куполом. Там уже были расставлены камеры, осветительные софиты и прочая киношная техника.

– Ждите здесь, – сказала Анна. – Никуда пока не уходите, я вас позову. Ясно?

Она была миловидной и пухленькой. Анна мне нравилась.

Мы огляделись по сторонам. На стенах висели довольно странные работы, в ЛОСХ-е подобное не выставляют. Чуть поодаль стоял офортный станок, на котором, по одну сторону вала на входе лежали два гипсовых слепка с рук какой-то античной статуи, по другую сторону, на выходе, – две белые резиновые перчатки, словно расплющенные, прокатанные через станок руки. Это было смешно.

Следов кровати нигде не было видно. Женщин тоже. Это весьма настораживало. А где же Русская Красавица, о которой снимают фильм?

Вскоре появилась Анна и отвела нас к визажистке – огромной итальянской матроне, которая нас расчесала.

Затем пришел еще один итальянец, чтобы на нас посмотреть. Он остался доволен. Затем снова пришла Анна и отвела нас к офортному станку. К нам подошла худая высокая телка лет тридцати восьми, похожая на борзую собаку. У нее была довольно хорошая фигура. Она нам улыбнулась.

– Вы кто? – спросил я.

– Я – художница Люда Белова.

– Это ваши работы?

– Мои.

– Интересные.

– Спасибо.

– И героиня фильма тоже вы?

– Да, я, но не главная.

– А кто ж тогда мы?

– Вы – диссиденты!

– Мы – диссиденты?

– Да, именно, вы – диссиденты! Действие происходит в семидесятые годы. Американская художница, то есть я, делает выставку в Москве.

Но это просоветская американская художница, иначе бы ей никто не разрешил делать выставку в Советском Союзе. Она любит Ленина и

Фиделя Кастро. Но тут к ней подходят диссиденты и начинают задавать каверзные вопросы. А рядом крутится агент КГБ.

– Какая клюква! – возмутился Баскин. – Ну, кто бы допустил диссидентов на выставку в семидесятые годы? Да еще дал возможность задавать каверзные вопросы!

– Конечно же, клюква! – улыбнулась Люда. – Но это фильм для итальянцев. Тем более что сценарий написал сын генерала КГБ – Витек

Ерофеев. А Анечка перевела его на итальянский язык. Она – подружка продюсера.

– Так здесь, наверное, даже секса не будет? – разочарованно промямлил я.

– Насколько мне известно – нет.

– Кому тогда нужен этот фильм?

– А вот и агент КГБ! – сказала Люда.

Молодой человек в костюмчике пожал нам руки.

– Настоящие быдлусы! – восхищенно вымолвил он, и пояснил. – В

70-ые "быдлусами" в органах презрительно называли стиляг и длинноволосых. Это была своеобразная производная от слов "быдло" и

"битлз"!

– А вы откуда знаете? – удивился я.

– Я ведь агент КГБ!

– Камера! Гоу!!! – истошно заорал режиссер.

И зал стала заполнять публика.

10

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org