Пользовательский поиск

Книга Девочка с персиками. Страница 3

Кол-во голосов: 0

Микеланджело Пистолетто, уехавшую после этого на стажировку в

Россию, но, к несчастью венской богемы, рассчитывавшей, что она оттуда уже никогда не вернется, оттуда благополучно вернувшуюся.

Отделаться от этой особы было непросто. Ее сумасшествие заключалось в недержании речевого потока, всегда похожего на жидкий поток экскрементов. Особенность этого потока состояла в том, что складывался он из беспардонных расспросов, смешанных с ее отвратительными личными откровениями.

– Ты в Вене? А кто это? Он тоже русский? Вы давно знакомы?

Хорошо, что я тебя вовремя заметила. Куда вы идете? Можно, я пойду с вами? О чем вы разговаривали? – заорала она, и, не дав мне ответить, продолжала, – Знаешь, у меня из левой груди капает молоко. Я не знаю, почему оно капает. Я ведь ни с кем не ебусь! Но оно капает, просто льется, как из ведра. Я хочу сделать видео. Ты должен мне в этом помочь! Ты помнишь мою деревянную скульптурку спортсмена в форме австрийской олимпийской сборной, которую я выставляла в галерее "Арт-фабрик"? Я надену на нее презерватив и засуну себе в пизду, а ты все это на камеру заснимешь. А потом еще крупным планом, как молоко из груди капает. Получится концептуальный клип.

От возбуждения многочисленные гнойные угри на лице Карин покрылись обильным потом, она тяжело дышала, источая из полуоткрытого рта потоки омерзительных запахов. Я глянул на Юру и заметил, что его начинает тошнить. И от самой Карин и от ее безумных идей.

– Карин, нам с Юрой надо поговорить о чем-то важном.

– Не волнуйтесь, я вам не помешаю.

– Нет, помешаешь, пойми меня правильно.

– Давай тогда зайдем куда-нибудь выпить пива, буквально на десять-пятнадцать минут. Я должна обсудить с тобой еще одну супер-важную концептуальную идею. А потом я вас оставлю. Давай, иначе я от вас не отстану!

– Ладно.

Мы зашли в "Blaues Cafe" недалеко от Академии Художеств. Там было пустынно. Студенты еще не приехали, а для остальной публики еще не настало время. Кафе обычно наполнялось к полуночи, когда начинали закрываться расположенные по соседству ресторанчики, а народ все еще жаждал выпивки.

Нам принесли мутного пшеничного пива с ломтиками лимона поверх пены, и Карин снова затараторила:

– Еще я хочу сделать видео с хуем. Хуй нажимает на выключатель – свет гаснет, нажимает еще раз – свет зажигается.

– Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю, чтобы это был твой хуй!

– Карин, ты же знаешь, что свой хуй я не дам тебе даже для видеосъемки.

– Хорошо, тогда это будет хуй Будилова. Он приедет ко мне в октябре. Я сделала ему приглашение.

– Ты сделала приглашение Будилову?

– Да, я ведь жила у него в Питере. Он сдавал мне маленькую комнатку, а сам жил в большой вместе с женой и дочкой. Теперь я хочу его отблагодарить, пусть приедет в Вену и поживет у меня! Бесплатно.

Ты рад?

– Конечно, это приятная новость.

– Только ты никому не рассказывай об этой идее, я боюсь, что ее могут украсть!

– Глупости, – заявил я. – Кому на хуй нужна такая идея?!

Юра мрачно молчал.

– Я почти два месяца не говорила по-русски. Совсем отвыкла. Надо будет нам с тобой почаще встречаться и разговаривать, не то я все скоро забуду. Дай мне свой телефон, я тебе позвоню.

– Лучше не надо, скоро приедет Будилов, и ты будешь с ним упражняться.

– Идем, – сказал Юра.

– Да, нам надо идти, – сказал я.

Мы расплатились, оставив Карин допивать ее пиво, и вышли на улицу. Стемнело. На небе загорались яркие звезды. Теплый ветер играл в волосах. Сладко пахло прелыми листьями.

Новость о том, что мой старый друг художник Будилов в скором времени объявится в Вене меня воодушевила. В Питере я с ним в этот раз не встретился. Он был в Норвегии. Все лето. Поехал туда, чтобы играть там на гармони – заработать денег на зиму. После того, как он ушел из Александринского театра, где десять лет проработал электриком, это было единственным источником его доходов, за исключением редкой, случайной продажи картин. Если приедет Будилов, тогда мы оторвемся!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мой новый знакомый раскрывает карты. Обувной ряд.

– Простите, что так получилось, – извинился я, с облегчением вдыхая запахи венского вечера.

– Предлагаю перейти на "ты", – предложил мой новый знакомый.

– Охотно, – согласился я.

– Куда пойдем? – спросил он.

– Не знаю, – ответил я.

– Тогда можно пойти ко мне. Купим по дороге пару бутылок вина.

– Удобно? – полюбопытствовал я, быстро прикидывая в уме – не грозит ли мне какая-либо опасность, окажись этот человек, скажем, гомосексуалистом или серийным убийцей.

По комплекции он был заведомо слабее меня, поэтому я сразу же отогнал от себя подобные страхи.

– Конечно, удобно, – отозвался Юра, – я ведь живу один.

– Тогда я согласен.

В Вене не принято приглашать в гости, особенно так сразу, едва познакомившись. В Вене встречаются в кафе или в театре, тщательно оберегая от постороннего взора свой дом и свою личную жизнь.

Оказалось, что он живет во втором районе Вены – в бывших еврейских кварталах, вольготно раскинувшихся между Дунаем и Обводным каналом. Это был почти центр. Нам можно было не ехать на общественном транспорте, а просто прогуляться пешком, что мы и сделали.

– Я живу в очень удобном месте, люблю ходить по городу, не люблю ездить, – сказал Юра.

– Я тоже люблю ходить. В городе важно жить в центре. В Питере у меня есть маленькая квартирка на улице Чайковского. Когда я приезжаю туда, я гуляю целыми днями и ночами. В последнее время это стало непросто. Власти города разрешили парковать машины на тротуарах и на газонах. Поэтому пешеходам больше негде ходить. Особенно плохо зимой, когда приходится проходить под домами, с которых падает лед и сосульки. Каждый день травмы получают десятки людей. Многие погибают, в основном дети…

– Но это же настоящий беспредел! Неужели городские власти ни о чем не думают?

– Конечно, думают! Менты и чиновники думают о своих автомобилях.

Если они стоят на тротуарах, то тогда меньше вероятность того, что их может задеть или поцарапать другая машина. Кроме того, по тротуару можно комфортабельно подъехать к самой двери дома или магазина. Удобно. Они думают о своем удобстве.

– Мне кажется, европейцам подобная логика вряд ли будет понятна.

– Это чисто русская логика. До октябрьского переворота бургомистром Санкт-Петербурга император, как правило, назначал немца. Я читал об этом в путевых заметках Иоганна Георга Коля, который составил путеводитель по России в 1841 году для издательства

"Бедекер". В Москве же назначали градоначальника, причем всегда из русских, поскольку немца, как пишет Коль, там бы не потерпели.

Поэтому в Москве на улицах всегда было меньше порядка…

– Я уехал из России, когда мне было четырнадцать лет, – произнес

Юра с тяжелым вздохом.

– За это время там многое изменилось.

– Надо полагать, что так.

– Тебе надо туда обязательно съездить.

– Знаю, но я никак не могу на это решиться. У меня там никого не осталось. Есть только одна двоюродная сестра где-то в Питере, но я ее никогда в жизни не видел, и даже не знаю ее адреса.

– Ерунда, поедь просто так.

– Просто так я не хочу.

– Хочешь, я возьму тебя с собой? В следующий раз. Это будет зимой. Я собираюсь встречать там Новый Год.

– Может быть, доживем-увидим.

Мы двигались через центр по Роттентурмштрассе, где по ходу ноги в маленькой итальянской лавке купили две бутылки недорогого красного вина "Вальполичелла", перекидываясь неторопливыми репликами.

– Извини, – вдруг сказал Юра. – Я увидел коллегу.

Он повернулся и отошел к остановившемуся немного поодаль человеку странного вида, похожему то ли на спившегося алкаша, то ли на исторчавшегося наркота. Я насторожился и даже готов был уже нырнуть в тесную боковую улочку, но Юра кончил, пожал ему руку и вновь присоединился ко мне.

3

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org