Пользовательский поиск

Книга Музей моих тайн. Содержание - Сноска (vi). Школьная экскурсия

Кол-во голосов: 0

По прошествии времени Банти стало лучше. Любимцам в Лавке — тоже: мы с Патрицией на пару дней забыли о них, и лишь когда псы принялись выть среди ночи, мы поняли, что их никто не кормил. К счастью, ни один из Любимцев не умер с голоду, но память об этом упущении тяжким грузом легла на нашу совесть (особенно, разумеется, на совесть Патриции). Глядя в глаза голодных щенят и котят и зная, что это ты виновата в их мучениях, очень трудно удержаться от мысли, что ты теперь навеки проклята. Попугай за оставшийся ему краткий срок так и не простил нас. Великий Пожар в Лавке положил конец многому (в основном — Любимцам), но не чувству вины.

* * *

Это канун нового, иного десятилетия, последний день 1959 года. Вернувшиеся блудные родители крепко спят у себя в спальне, наверху. Мой будильник с Белоснежкой показывает три часа ночи. Я крадусь в гостиную — это не лунатизм, я не сплю. Мне не по себе в спальне — меня пугает вид пустой кровати Джиллиан. Мертвая или нет, она все еще здесь — если долго вглядываться в персиковое покрывало, можно заметить, как оно поднимается и опадает от ее невидимого дыхания.

Часы на каминной полке (вечно отстающие) бьют: раз, два, три. Занавески в гостиной никто не задернул, и видно, как на улице бесшумно падает снег. Большими хлопьями, как гусиные перья, мелкими, как лебяжий пух, и мощными порывами, словно стая буревестников отрясает крылья. У меня на глазах небо наполняется облаками снежных перьев всех птиц, какие когда-либо существовали, и даже кое-каких несуществующих — например, синих птиц, которые летают над радугой. Елка уже почти вся осыпалась, но я все равно включаю гирлянду. Потом закручиваю стеклянные шары. Если очень постараться, можно сделать так, чтобы они все крутились одновременно. Иногда шары сталкиваются, и тогда с них падают блестки, осыпая меня всю словно волшебной пылью с палочки феи.

Сноска (vi). Школьная экскурсия

Экскурсия воскресной школы в Скарборо обещала стать грандиозным событием. Миссис Милдред Ривз, директор воскресной школы прихода Святого Дениса и организатор ежегодных экскурсий, привела своих помощников на вокзал задолго до назначенного времени. Помощница учителя, мисс Адина Терри, уже ждала у билетного турникета вместе с Лолли Пейтон, подругой, которую позвала с собой на экскурсию. Младший священник прихода, молодой, бурлящий энтузиазмом мистер Доббс, привел свою невесту, мисс Фэншоу, и они вместе стояли на страже большой корзины с провизией для детей. Почти все родители снабдили школу провизией для пикника, но, увы, это оказались в основном сласти, так что миссис Ривз и мисс Фэншоу были вынуждены с самого раннего утра заниматься приготовлением сэндвичей (с рыбной пастой и яйцом).

— Какой сегодня чудесный день! — воскликнула Лолли Пейтон, подруга мисс Терри, широко распахнув руки и смеясь так громко, что священник слегка покраснел, а миссис Ривз неодобрительно поджала губы.

Но Лолли Пейтон была права — день и правда выдался чудесный, последняя жаркая суббота июля, и даже сейчас, в половине десятого утра, никто не сомневался, что ярко-синий купол за стеклянными сводами и балками вокзала останется ярко-синим до вечера. Не только погода была «чудесной», по контрасту с пасмурью трех предыдущих вылазок, но и прилив сегодня должен был в кои-то веки оказаться на нужном месте, то есть в самой нижней точке, так что дети смогут обедать принесенной провизией, бегать босиком по воде и играть на пляже, не опасаясь, что их смоет наступающими волнами.

У миссис Ривз в сумочке лежал листок бумаги со списком песен, которые она собиралась петь с детьми в поезде, и игр, в которые они будут играть на пляже, — бег на трех ногах, лапта, человеческий крокет и пляжный крикет. Миссис Ривз была рада мужскому присутствию: мистер Доббс не только поможет с правилами крикета, о которых у нее было лишь смутное представление, но и окажет должное воздействие на шумных мальчиков — некоторые из них, по мнению миссис Ривз, явно не получили должного воспитания в семье. Но, напомнила себе миссис Ривз, разве не ее христианский долг — воспитывать надлежащие качества в бедных и, признаться, весьма вульгарных детях? «Пустите малых сих», — пробормотала она, но ее слова заглушило прибытие экспресса «Кингз-Кросс — Абердин», и мисс Фэншоу пришлось удержать мистера Доббса за руку, потому что он, кажется, вознамерился сесть на этот поезд.

Мисс Терри была не такая организованная, как миссис Ривз: она не составила никаких списков, но зато принесла книги для чтения вслух детям — не обычные возвышающие душу библейские истории, которые пересказывала в классе по воскресеньям и которые ей порядком надоели, а новенькую книжку «Ласточки и амазонки», которую ее младший брат назвал «отменными приключениями». Впрочем, за все время экскурсии книгу так ни разу и не открыли, поскольку вместо этого Лолли Пейтон организовала вдохновенную импровизированную постановку «Питера Пэна», в которой все дети играли роли Потерянных мальчиков. Лолли даже уговорила чопорного мистера Доббса сыграть капитана Крюка, что он проделал вполне успешно, хотя миссис Ривз наотрез отказалась изображать крокодила, а мисс Фэншоу сидела надутая над бутылками с лимонадом.

— Я пойду куплю билеты, — объявила миссис Ривз. — Нет смысла ждать, пока явятся все дети, — кто-нибудь обязательно задержится, а опаздывать на поезд нам нельзя.

— Еще бы, особенно после того, как мы сюда пришли в такую рань, — мрачно сказала мисс Терри, а Лолли Пейтон ущипнула ее за талию, так что обеим пришлось изо всех сил вперить взгляд в изукрашенные вокзальные часы, чтобы удержаться от смеха.

К ним уже приближался первый, чрезмерно пунктуальный ребенок — девочка, одетая с головы до ног в безупречно белое и со сложной барочной комбинацией из лент в волосах.

* * *

Тем временем в доме на Лоутер-стрит дети еще даже не двинулись в путь — частично из-за того, что сами провозились, частично из-за матери, которая лишь недавно вспомнила, что ничего не приготовила для пикника и что миссис Ривз особенно просила принести всю провизию в зал при церкви накануне вечером. Нелл второпях закинула противень сконов в недостаточно прогретую духовку и наотрез отказалась выпустить Бэбс, Клиффорда и Банти из дому, пока сконы не испекутся. Бетти лежала в постели — она последняя из всей семьи заболела коклюшем, и Нелл сходила с ума. Тед еще не дорос до экскурсий воскресной школы.

— Мы лучше так пойдем — там и без того будет куча еды, — сказал Клиффорд, нетерпеливо пиная косяк кухонной двери.

— Дело не в этом! — раздраженно ответила Нелл. — Дело в том, что о нас подумают.

И откинула прядь волос назад со лба, словно пытаясь стереть все, что записано у нее в мозгу.

— Что о нас подумает — кто? — спросила Банти, сидя на линолеумном полу кухни, сосредоточенно кусая губу и пытаясь застегнуть пуговки на ремешках туфель.

— Миссис Ривз… ваши учителя в воскресной школе… и вообще…

Нелл осеклась, схватила Теда, который что-то засунул в рот, и после упорной борьбы отобрала — это оказался камень. Бэбс торопливо провела расческой по волосам.

— Ну можно, мы пойдем, ну пожалуйста! — сказала она с беспокойством.

Ни у Бэбс, ни у Банти не было ленточек в прическах — обе были стрижены под горшок, и прямые волосы уныло свисали на уши. Белых платьиц сестрам тоже не досталось. Бэбс была в платье-халате серовато-зеленого цвета, который ей не шел, а Банти в своем лучшем — из грубой бурой ткани, с заниженной талией.

— Поезд в пять минут одиннадцатого, а до вокзала идти добрых полчаса, — сказала Бэбс.

— Особенно с Банти на буксире, — мрачно добавил Клиффорд.

Бэбс расплакалась:

— Миссис Ривз специально велела прийти к без двадцати десять!

— Сейчас без двадцати пяти, — пробормотал Клиффорд, мрачно глядя в пространство заднего двора, как человек, смиряющийся с тяжкой судьбой.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org