Пользовательский поиск

Книга Наследники. Бетси. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

— А тебе не одиноко? — спросил он. — Вдали от друзей?

— Каких друзей? В Детройте я общалась лишь с женами тех, кто работал в «Вифлеем моторс» или в таких же компаниях. Там мне было куда более одиноко. В Вашингтоне, если мы идем на вечеринку, говорят не только об автомобилях.

Хлопнувшая входная дверь прервала ее размышления. Она поднялась и пошла в холл. Дворецкий уже взял у Лорена засыпанные снегом шляпу и пальто и вешал их в шкаф.

— Извини, что задержался, — Лорен поцеловал ее в щеку.

Губы его совсем заледенели.

— Пустяки. Пойдем к камину, ты быстро согреешься.

Он тяжело рухнул на софу, вытянул руки к огню. Никогда она не видела его таким уставшим. Брови его изогнулись от головной боли, не покидавшей его ни на минуту.

— Позволь налить тебе виски.

Она прошла к комоду, плеснула в бокал виски, добавила льда, содовой. Вернулась, села рядом. Он протянул руку, взял у нее бокал, пригубил. Салли молчала, и Лорен повернулся к ней.

— Все кончено, — выдохнул он.

Она недоуменно взглянула на Лорена.

— В каком смысле?

— Ты не слушала выпуск новостей?

Салли покачала головой.

— Я читала книгу. И не включала радио.

— Верховный суд признал неконституционным «Билль возрождения нации».

— И что это означает?

На его губах заиграла улыбка.

— Во-первых, я теперь безработный. Так же, как многие другие, — он вновь отпил виски и улыбнулся. — Интересно, какое пособие полагается человеку, получающему доллар в год?

— Может, два доллара? — предположила она.

Лорен рассмеялся.

— Во всяком случае, президент и не обещал мне постоянной работы.

— Ты с ним виделся?

— Нет. Но я говорил с Хью Джонсоном. Генерал вне себя от ярости, клянет всех и вся в полной уверенности, что теперь, когда его отстранили от руля, страна обречена на катастрофу.

— Что же будет? — спросила Салли.

— Не знаю, — Лорен пожал плечами. — Насколько я уяснил себе, в мире политики побежденный свертывает свой шатер и молча исчезает под покровом ночи.

— Все так неожиданно, что я не могу в это поверить.

— Ты бы поверила, увидев клерков и секретарей, собирающих свои пожитки.

— Когда ты узнал?

— Утром, сразу после заседания Верховного суда.

Что тут началось. Все ходили кругами, только усиливая всеобщую сумятицу, — неожиданно он рассердился. — А самые плохие новости из Детройта. Они там посходили с ума. Разве что не объявили сегодняшний день праздником. Чертовы дураки!

Он допил виски.

— И никто, похоже, не понимает, что без «БВН» они отдадут всю отрасль в руки Большой тройки[55]. «Нэш», «Студебекер», «Уиллис», «Гудзон», «Паккард» — все они обречены. И лишь вопрос времени, когда останется не у дел каждый из самостоятельных автостроителей.

— Они не могут этого не понимать, — возразила она.

— Они не способны видеть дальше собственного носа, — с горечью ответил Лорен. — Думают, что смогут и теперь, после снятия жесткого контроля, конкурировать с «Фордом», «Дженерал моторс» и «Крайслером». У них нет ни единого шанса. Большие компании будут производить быстрее, а соответственно дешевле и продавать.

— А как насчет «бэби сандансера»? — спросила она.

— Он выполнил свою роль. Помог нам продержаться, пока покупались только дешевые автомобили. Но теперь цены растут, и мы не можем конкурировать с другими. Я полагаю, уже в следующем году ситуация настолько улучшится, что нам придется остановить его производство.

Салли задумалась.

— Жаль. Мне нравился этот малыш.

— Маленький гибрид, — улыбнулся Лорен. — Слепленный из ошметков других автомобилей, он получился непохожим на своих родителей.

Дворецкий постучал, прежде чем войти в гостиную.

— Обед подан, миссис.

Уже за полночь он оторвался от стола в своем маленьком кабинете. Собрал бумаги, сложил их в брифкейс. Закрыл его. Работа закончена. Ушла в прошлое. И осталось лишь отнести утром брифкейс с документами.

Лорен встал, выключил свет, поднялся по темной лестнице в спальню. Уже собирался включить свет, когда ее голос, донесшийся с кровати, остановил его.

— Лорен! Не зажигай свет!

Он осторожно закрыл за собой дверь.

— Почему?

— Я плакала. И теперь ужасно выгляжу.

Он пересек спальню, глаза его привыкали к темноте.

Она сидела, подложив подушки под спину.

— Слезами тут не поможешь. Толку от них мало.

— Я знаю. Но здесь мы были счастливы.

Он затянулся сигаретой. Салли протянула руку.

— Можно мне?

Молча он протянул ей сигарету. Красный кончик разгорелся, освещая ее лицо.

— Лорен?

— Да?

— Назад я не вернусь. Ты это знаешь, не так ли?

— Да.

— Но я хочу быть с тобой.

— Тогда поедем в Детройт. В особняке Хардеманов места хватит. Мы сможем…

— Нет, Лорен, — прервала его Салли. — Там все будет не так. Детройт — не Вашингтон. Здесь меня принимают.

Я — твоя невестка, выполняющая роль хозяйки в доме свекра. Там я по-прежнему жена твоего сына, живущая с тобой, когда его дом в нескольких милях. Ничего не получится.

— Так разведись с ним, — предложил Лорен. — И мы сможем пожениться.

— Нет. В Детройте я уяснила одно — там могут принять убийство, но не развод. Ты все еще должен банкам двадцать миллионов долларов. Один открытый скандал, и ты потеряешь все, на что положил жизнь.

Он молчал.

— Ты знаешь, что я права, Лорен. Я могла бы попросить тебя уехать со мной, но знаю, что ты должен следовать своему призванию. Строить автомобили. И если тебя оторвать от этого, ты скорее всего умрешь.

Лорен отошел к окну. Снег прекратился, небо очистилось, высыпали звезды.

— Что ты собираешься делать?

— Пока побуду здесь. Потом, наверное, перееду в Нью-Йорк. Детям скоро в школу. В Нью-Йорке широкий выбор хороших школ.

— Мне будет их недоставать.

— Им тоже. Они очень привязались к тебе.

На глазах у него выступили слезы, звезды затуманились.

— Смогу я приезжать к ним?

— Конечно. И я надеюсь, что вы будете видеться часто.

Он начал раздеваться. Аккуратно сложил одежду на стул и направился в ванную. Она позвала его, и он остановился.

— Лорен, пожалуйста, обойдемся сегодня без пижамы. Я хочу, чтобы мы спали голыми.

— Могу я почистить зубы? — улыбнулся Лорен.

— Да, но поспеши. Я хочу, чтобы ты был со мной.

— Тогда чего ждать? — он шагнул к кровати.

Ее ноги поднялись, чтобы обхватить его за талию, сильные руки Лорена схватили ее за ягодицы, когда он овладел ею.

— О боже! — в отчаянии выкрикнула она. — Как же я смогу прожить без тебя?

Глава 13

Когда пришел отец, Мелани сидела за кухонным столом и читала вечернюю газету. Заглянув через ее плечо, он посмотрел на заголовки.

«ОТКРЫТАЯ ПРОБА СИЛ НА „ФОРДЕ“.

ДИАБОРН РАЗРЕШАЕТ ПАР[56]

РАСПРОСТРАНЯТЬ ЛИСТОВКИ ВНЕ РИВЕР-РУЖ».

Расстегивая серый форменный китель службы безопасности «Форда», он направился к леднику. Достал бутылку пива, открыл, одним глотком ополовинил ее. Поставил на стол, рыгнул.

Мелани не подняла головы, перелистывая газету.

— Можешь сказать своему боссу, души не чающему в комми, что завтра он увидит, как настоящая компания ведет дело с профсоюзом, — отец снял китель, развязал галстук, вновь взялся за бутылку.

— О чем ты говоришь? — Мелани глянула на него.

— Завтра узнаешь, — он заговорщически улыбнулся. — Можешь лишь сказать ему, что мы готовы встретить этих комми. Они еще пожалеют, что получили «добро» от суда Диаборна.

— Вы ничего не сможете сделать, — она вновь уткнулась в газету. — На их стороне закон.

— «Форд» имеет право защищать свою собственность. И то, что твой босс сдался и позволил организовать у себя профсоюз, не означает, что все последуют его примеру.

— Мистер Хардеман полагает, что рано или поздно вся отрасль будет охвачена профсоюзным движением.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org