Пользовательский поиск

Книга Редкая монета. Страница 23

Кол-во голосов: 0

– Смерть, сын, дело житейское, ты это поймёшь позже, когда тебе будет столько, сколько нам с мамой. И сколько тебе нужно? – без всякого перехода спросил отец.

– Что, лет? – не понял Леонид.

– Денег, – засмеялся отец.

– Ты всегда так каламбуришь, что тебя сразу и не поймёшь. Две тысячи.

Отец молча встал и пошёл в спальню. Его не было минут десять, потому что достать деньги из тайника было не просто. Отец соорудил в нижнем ящике шкафа вторую стеночку, мудрёно выдвигающуюся и за неё прятал деньги. Он уже много раз показывал своим детям, где лежат деньги.

– А то умрём мы с матерью, вы продадите шкаф вместе с деньгами и похоронить нас не будет за что.

Лёня, как и большинство детей, понимал, что когда-то это должно случиться, но представить себе не мог, что родителей не будет, и каждый раз говорил отцу, что такими разговорами он морочит голову себе и другим, имея в данном случае себя. Мать обладала большим тактом и никогда не говорила детям о своей смерти. С отцом они иногда говорили об этом, но только вскользь.

Наконец, отец вышел и положил деньги на журнальный столик.

– Здесь две тысячи, пересчитай.

– Ну что ты вечно с этим пересчётом. Я знаю, что ты не собираешься меня дурить.

– Не в этом дело. Я могу ошибиться, а деньги счёт любят.

Леонид пересчитал деньги, положил их в карман.

– Папа, я тебе их скоро отдам.

– Я, сын, не требую немедленной отдачи, можешь сразу и не отдавать, отдашь нам потом, когда нас не станет. Это деньги целевые.

– Опять ты, папа, за своё.

– Ну хорошо, не буду. Могу я поинтересоваться, если это не секрет, зачем тебе деньги?

– Какой секрет? Я хочу поехать в турпоездку по Японии, а путёвка дорогая.

– Мне пришлось воевать против японцев ещё в тридцать девятом на

Халхин-Голе. Живых японцев я видел пленных, зато мёртвых…

– Хватит о японцах, Боря. Я ними сыта по горло ещё сорок лет тому. И Лёне оно не нужно, – вмешалась мать.

– Не дашь вечно слова сказать, не я же начал, – обиделся отец.

– Я пошёл домой, не ругайтесь.

В пятницу, после того как Млынарь разогнал все свои механизмы, он заглянул в кабинет Титоренко, но там были люди. Леонид Борисович кивнул головой, что заходи, и продолжал разговаривать с механиком участка механизации. Млынарь нервничал и сидел как на иголках, поглядывая на часы. Ему назначили встречу на базе сельхозтехники, и он не имел права опаздывать. Титоренко уловил нетерпение Млынаря.

– Василий, я сейчас заканчиваю..

Когда кабинет освободился, Млынарь достал монету, положил на стол и сказал, что он сейчас убегает, а после обеда зайдёт. Титоренко за ним закрыл изнутри дверь на ключ, достал из своего письменно стола лупу, которой часто пользовался, и стал рассматривать монету. Всё совпадало с рассказом Польского. Но не подделка ли это? Покачал ладонью с монетой – тяжёлая. Положил в ладонь два пятака, никакого сравнения по весу. Решил, что настоящая и удовлетворённо положил в карман.

После обеда отдал Млынарю деньги и тот также молча положил их в карман, не считая.

К концу дня зашёл Анатолий Фёдорович.

– Здравствуй, Леонид Борисович.

– Пламенный привет советским профсоюзам!

– С тебя бутылка.

– Прямо сейчас?

– Можно и сейчас, ты включён в состав группы для поездки в Японию.

– Спасибо, по такому поводу можно,.

Титоренко открыл ключом стоявший в углу самодельный шкаф, называемый сейфом, достал начатую бутылку коньяка, плитку шоколада и два стакана. Налил один стакан до краёв, а себе остаток, грамм пятьдесят.

– Нет, надо поровну!

– Мне ещё сегодня надо идти по делу, – соврал Титоренко и они выпили.

Анатолий Фёдорович поднёс стакан к своим всегда лоснящимся губам и стал медленно пить коньяк, явно получая удовольствие.

– Ты знаешь, Анатолий, я всегда любуюсь, глядя как ты пьёшь. Тебе можно позавидовать. Другие пьют, морщатся, кривятся, а у тебя она льётся в рот, как сок, приятно смотреть.

– Угощай меня каждый день и любуйся.

– По приезду из Японии угощу.

– Запомним. Слушай анекдот.

Анекдотов Анатолий знал невероятное количество. Рассказывал их с таким артистизмом, что ему мог позавидовать даже Никулин. Даже если анекдот был старый, всё равно все смеялись.

Млынарь, отдав монету и получив деньги, облегчённо вздохнул.

Платиновые кружочки не давали ему спокойно жить. С одной стороны, они, как говорится, есть не просили, с другой, не выходили из его сознания. То ему покажется, что кто-то чужой бродил у берега и похитил банку с монетами, и Василий вставал ночью и шёл проверять свой тайник. Жена, проснувшись, спрашивала где он так долго был и почему от него пахнет озером. Он отговаривался, что захотел окунуться, на что она ему выговаривала о том, что после озера нужно принимать душ. Частенько Василий думал, как от них избавиться. Но не просто так, хотя это и сделать не очень сложно, а каким-то образом продать монеты за хорошую цену, не подвергая себя подозрениям и опасности. Вот приедет Титоренко из Японии, и Василий узнает их настоящую стоимость. Млынарь доверял Леониду Борисовичу, но знал он и другое. Люди проверяются не в беде, как говорят многие, а в благополучии. Человек может поделиться последним куском хлеба и не позарится на твою пятёрку или десятку, но если это будут тысячи, они могут сломать порядочность и честность. Ведь он сам пошёл на…

Млынарь старался избежать слов преступление, убийство, но куда от них денешься?

Зимой, когда озеро покрывалось льдом, он успокаивался о сохранности монет, но сейчас, ни зимой ни летом он не находил покоя по другой причине.

Первое время, после того, как он избавился от трупа, его мучил обыкновенный страх, что придёт разоблачение и его посадят. Но по прошествии полугода, Млынарь понял, что его страхи остались позади и можно успокоится. И действительно, на несколько месяцев наступило облегчение, но потом он потерял покой. Наступили муки душевные. Ему снились сны, которые можно трактовать по разному. Как-то приснились птички, густо сидящие на дереве у открытого окна, он их брал руками, а они были скользкими и полуживыми. Проснулся Василий с омерзительным чувством брезгливости и тревоги. Но когда во сне зашёл в большую подводную пещеру, где бродили по дну громадные чёрные раки, и он нагнулся, чтобы взять одного в руки, увидел свою руку ковыряющуюся во внутренностях омерзительного человеческого разлагающегося трупа. Захотел выдернуть руку и не может, нет сил.

23

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org