Пользовательский поиск

Книга Скопище. Страница 3

Кол-во голосов: 0

— И-и-и! — писк отразился от стен.

Это визжала девочка, верещала кукла, вопил профессор.

Тройной эмоциональный оргазм потряс стены старого дома — оргазм отобранной жизни, приобретённой смерти, украденной боли.

Вне себя от возбуждения, профессор склонился над распотрошённой утробой. Он неистово орудовал импровизированным скальпелем — пилил, терзал, рвал на куски жирное парное мясо.

— Так близко, …сокровище…

* * *

Не в силах более сдерживаться, Павлов откинул стекло в сторону, и по локоть погрузил руки в багровое месиво. Благодать, несомненно, скрывалась за синюшным желудком, немного ниже, в паховой области. Нетерпеливо, словно школьник, профессор принялся разбрасывать кишки по полу.

— Экий ты братец, гнусный тип! — пропитой голос раздался над самым ухом Павлова.

Профессор поднял голову и обомлел. Над ним стояла старуха, что недавно призывала его петь. Несмотря на то, что она сохранила человеческую оболочку, и даже зачем-то напялила на голову непомерную соломенную шляпу, профессор безошибочно узнал в ней существо из внешних сфер.

— Уйди, бога ради! — дрожащим голосом пискнул он, — Я…милицию вызову!

— А вот этого не надо, — задумчиво пробасила карга. — Не будь балдой, Павлов, девчонка-то небось, ни жива ни мертва от страха! Совсем замучил ты её!

— Это моя жена! — взвизгнул профессор осатанело прижимаясь к бесформенной уже туше Пионерки, — Мы с нею сожительствуем с 89-го года! И детёныш имеется, вот! — совершив обманный манёвр, он левой рукой, будто за пазуху, залез в Пионерку, и не таясь боле, со скрежетом зубовным, вырвал из тела мягкий предмет, за которым паутиной потянулись ниточки из слизи.

Белым пламенем полыхнуло, накалились и лопнули единовременно все лампочки в подъезде и дом погрузился во тьму. В наступившем мраке, Павлов, неистово прижимающий к груди благодатного зародыша, услышал затихающий старушечий шёпот:

— За грехи отцов… Ах ты, старый дурак…

И стала тишина.

* * *

В одну секунду, что растянулась на вечность, Павлов осознал истину. Ребёнок на его руках, младенец, олицетворяющий чистоту, был порочен, не родившись, являл собою скопище грехов родителей его, и родителей его родителей, и так ad infinitum. Ребёнок был злом, мёртвым, невыносимо смрадным злом, и сиянье его было флюоресцентным свечением трупного яда, тепло — жаром разложения, лучистая улыбка в застывших глазах — оскалом черепа.

— Ах ты мерзкая тварь! — храбро, но безрассудно, профессор сжал в слабеющих руках сморщенное тельце, что тотчас же принялось извиваться, гнуться, брызгать во все стороны густым жиром.

— Нет, нет, нет, нет, нет! — хрипел профессор и давил, давил изо всех сил.

Когда ему показалось, что ещё чуть, и сердце остановится от напряжения, ребёнок лопнул. Струя гноя ударила в лицо профессору. Подобно огню, гной слизывал кожу в тех местах, к которым прикасался, оставляя чёрные язвы. В миг, тело Павлова осело, запузырилось жаркими буграми, глаза вытекли, нос провалился, опал, зубы крошились, чёрными пеньками выпадали из дёсен, язык взбух и треснул, истекая чёрной кровью.

Лёжа на грязном полу, ощущая быстрое разложение своего, уже ненужного тела, полыхая нездешним огнём, старик улыбался. Концентрированное зло, что убило его, найдёт в нём и свой конец. Мёртвый младенец навеки упокоится в Павлове, Павлов же — растворится в младенце и, оба они станут частью грязного пола, щербатых стен, заплёванного подъезда и слова «Лёва», что существовало в мире задолго до появления благодати.

— Спаси…бо… — прошептал старик и отошёл.

Вселенная вежливо кивнула в ответ.

3

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org