Пользовательский поиск

Книга Города красной ночи. Переводчик: Аракелов А.. Страница 65

Кол-во голосов: 1

Ной вешается, извергая вместо семени все тот же желтый магический туман. На мгновение занавес опускается, и вот перед ним уже лежат горы оружия – от первого созданного им ружья, заряжающегося с казенной части до М-16, базук, ракетных установок и генераторов силового поля.

Близнецы Джуси-Фрут опускают его на землю. Близнецы одеты в кроссовки и бескозырки.

За кулисами громыхает голос:

– Ладно, шутники… к оружию.

Ной и близнецы сидят в орудийной башне, делают расчеты и уточняют дальность стрельбы.

– Ярды: двадцать три тысячи… Угол: плюс шесть…

Галеон попадает в перекрестье прицела. Джерри краснеет и жмет на кнопку. Галеон взрывается и тонет в бутафорском море.

Панорама Мексики, Центральной и Южной Америки… музыка и пение… во дворе моются голые испанские солдаты, пиная мыло, как футбольный мяч, щекоча друг друга, мыля друг другу спины. Речные мальчики на деревьях дрочат с идиотским выражением на лицах, стряхивают в воду фрукты с веток, чирикают и бормочут, как рыбы.

Нагой Одри стоит у задника с джунглями и развалинами пирамид. У него встает член, и Одри сам по себе поднимается в воздух. Потом он приземляется в красной пустыне на дельтаплане.

Джерри, стюард, встречает его, одетый ящерицей. В его костюме проделаны дыры на промежности и на заду.

– Моя мальчик-ящерица… ебать хорошо сильно. – По его телу прокатываются волны цвета.

Испанский галеон… движение близнецов Джуси-Фрут… на палубе виднеются белые кроссовки… бюрократы уточняют дальность стрельбы… волосы на руке становятся красными … Галеон Pasaporte Documentos взрывается из воды, и обширная территория когда А Пук усыпает панораму повстанцами. Все мальчики в желтом тумане магии тугой кожи прозрачные к моменту привлекает внимание к линии от – от первого ружья до М-16… нагой туман как золотой газ.

– СМИИИРНН-А!

Одри и Ной изливающие семя ангелы в радужном замысле…

– ВОЛЬНО.

Голые солдаты нюхают базуки и генераторы силового поля…

Мир не длится вечно…

Красная Ночь в Тамагисе. Мальчики пляшут вокруг огня и швыряют туда визжащих Сирен. Мальчики издают трели, размахивают удавками и высовывают языки.

Это не что иное, как прелюдия к Ба’аданским бунтам и осаде Йасс-Ваддаха. Мальчики меняют костюмы, мечутся от одной сцены к другой.

Близнецы Игуана танцуют у декораций Ангкор-Ват-Юксмаль-Теночтитлан. Близнец «женщина» расстегивает костюм, изображающий пизду, они изображают колонну Вьетконга.

Графиня, со светящимся будильником, тикающем в желудке и в крокодильей маске, вместе со своей свитой и Зеленой Стражей подкрадывается к Одри. Клинч Тодд в роли Смерти косой отрезает голову богине Бубастис.

Джон Алистер Питерсон в розовой рубахе с нарукавниками стоит на платформе, украшенной звездно-полосатым Знаменем и британским флагом. Рядом с ним стоит Нимун, одетый в плащ, сшитый из кожи электрических угрей.

Входит школьный совет. Они устраиваются на рядах для родителей и учителей.

Питерсон подает голос:

– Леди и джентльмены, этот персонаж – единственный выживший представитель древней расы, наделенный очень странными способностями. Поразительный случай.

Нимун сбрасывает плащ и предстает полностью обнаженным. От его тела исходит подозрительный аммиачный аромат – запах предмета, функции которого или позабыты, или еще пока недоступны. Само его тело имеет краснокирпичный оттенок с черными отметинами, похожими на дыры в плоти.

– И я могу вам сообщить – эта информация, естественно, совершенно секретна – что он и только он ответственен за наступление Красной Ночи…

Джон Питерсон молодеет и превращается в Крысолова. Он вытягивает флейту из висящего на поясе футляра из козлиной кожи и играет. Нимун начинает плавный шуршащий танец, напевая что-то на шершавом рыбьем языке, который царапает глотку, как наждачная шкурка.

Испустив крик, словно взрывающий его легкие изнутри, он падает на тюфячок, задирает ноги и обхватывает колени. Его выставленный на всеобщее обозрение черный анус окружен торчащими красными волосками. Отверстие начинает вращаться, издавая запах озона и горячего железа. Само его тело крутится, паря в воздухе над подстилкой, приобретая прозрачность и постепенно сливаясь с заливающей все небо краснотой.

Придворный чувствует идущий от него запах…

– Это…

Член Совета открывает рот…

– Это… – его вставная челюсть вываливается и падает на пол.

Парики, одежда, стулья, декорации – все затягивает вращающийся черный диск.

– ЭТО ЧЕРНАЯ ДЫРА!!

Обнаженные тела неумолимо тянет вперед. Они извиваются и визжат, как души, влекомые в ад. Гаснут огни и красное небо…

Прожектора включаются и освещают руины Ба’адана. В тоннелях Касбы играют дети. Их фотографируют немецкие туристы с рюкзаками. Старый город пуст.

В нескольких милях выше по течению стоит маленькая деревушка. Там живут рыбаки и охотники. Странники находят тут приют и готовятся к пути, который еще предстоит преодолеть.

А что Йасс-Ваддах? От древней цитадели не осталось и камня на камне. Диктор подсовывает микрофон местным жителям, сидящим у развалившихся бараков или рыбачащим с разрушенных пристаней. Те качают головой.

– Спросите Старого Бринка. Если кто что и помнит, то это он.

Старый Бринк чинит рыболовную снасть. Это Уоринг? Или Ной Блейк?

– Йасс-Ваддах?

Он рассказывает, что много лет назад Йасс-Ваддах приснился богу. Старик закрывает лицо руками. Потом он открывает глаза и показывает ладони.

– Но этот сон не понравился богу. И когда он проснулся – Йасс-Ваддах исчез.

На экране – картина. Дорожный указатель: ВАГДАС-НАУФАНА-ГАДИС. Извилистая дорога скрывается вдали.

Одри сидит за печатной машинкой на своем чердаке, спиной к зрителям. Слева от него книжный шкаф, там стоят Книга Знаний, Приход века в Самоа, Зеленая шляпа, Век Пластика, Все печальные молодые люди, Бар «Двадцать дней», Удивительные истории, Странные истории, Приключения и стопка Синих Книжек. На стене перед ним гравюра, запечатлевшая капитана Строуба на виселице. Одри смотрит на гравюру и печатает:

«Спасение»

Взрыв сотрясает весь склад. Стены и крыша вздрагивают и валятся на Одри и зрителей. Склад разваливается, превращаясь в пыль.

Труппа стоит посреди пустыни, любуясь закатом, разлитым по западному небу, похожему на громадное полотно: красные стены Тамагиса, Ба’аданские бунты, дымящиеся руины Йасс-Ваддаха и Манхеттена, вдалеке блестит Вагдас.

Сцены сменяют друг друга: тропические моря и зеленые острова, горящий галеон, тонущий в серо-голубом море облаков, реки, джунгли, деревни, греческие храмы и белые домики Харбор-Пойнта над голубым озером.

Порт-Роджер трясется на ветру, подсвеченное зеленое небо оттеняют фейерверки, необозримые поля снега, болота и пустыни, где в небо устремляются широкие горы с плоскими вершинами, хрупкие самолеты над горящими городами, пылающие стрелы, остывающие сполохами розового и серого, и, наконец – в последней вспышке света – загадочное лицо Уоринга с горящими синим огнем глазами. Он трижды кланяется и исчезает в сгущающихся сумерках.

65

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org